Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№08 от 1 марта 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Со словами и без слов
Пианист Николай Луганский представил в Рязани музыкальную версию «Фауста»



23 февраля Рязань рукоплескала всемирно известному пианисту, заслуженному артисту России Николаю Луганскому. И хотя концерт состоялся на нетрадиционной для классической музыки площадке: для единственного концерта музыканта предоставил сцену Рязанский дворец молодежи – выступление прошло при полном аншлаге: свободных мест не было даже среди приставных и «стоячих». Пианист трижды выходил на бис, но даже после этого публика долго не расходилась, устроив музыканту овации.


Сложная и довольно редкая программа вечера позволила рязанским меломанам оценить всю широту музыкального дарования Луганского. Виртуозное исполнительское мастерство и глубина прочтения музыки утвердили сегодня за 39-летним музыкантом статус одного из главных российских пианистов. Удивляла эмоционально тонкая атмосфера, которая воцарилась в зале во время концерта. Чувствовалось, насколько важно для музыканта взаимопонимание зрителя, вовлечение в единое эмпатическое пространство. Ради этого второе отделение концерта Николай Луганский предварил кратким лекторием, представив зрителям Сонату №1 Рахманинова, объяснив и расшифровав ее основные темы. А описывая перед концертом программу рязанским журналистам, он сопроводил ее массой интересных фактов и подробностей:

– Программа сегодняшнего концерта связана с моими ближайшими концертами: через два дня я лечу в Лондон, дальше – Вена, Италия. Программа достаточно непростая для широкой аудитории, но это та музыка, которую я сам безумно люблю. Открывается концерт Вариациями Брамса на тему Шумана. Для меня это новое произведение, я выучил его лишь месяц назад. Это ранний Брамс, который юным человеком очень подружился с семьей Шумана, с Робертом и его женой Кларой. Шуман увидел в нем гения, своего творческого наследника. Брамс в свою очередь боготворил Шумана, и при этом безумно влюбился в его жену. Непростой клубок отношений и, как мне видится, Вариации на тему Шумана отражают романтически-трагическое состояние юного человека. Затем играю Листа: «Долина Обермана», «Обручение» и «Смерть Изольды» – гениальные произведения, важнейшие сочинения романтизма. «Долина Обермана» оказала влияние на многих композиторов.  Мало кто знает, но Чайковский, например, два раза ее цитировал: в «Ромео и Джульетте» и в «Евгении Онегине». Начало арии Ленского – это начало «Долины Обермана»!

И завершит программу – Соната №1 Рахманинова. В мире исполняется она крайне редко. Это самое большое произведение Рахманинова для рояля соло, трехчастная соната длительностью где-то 36–37 минут. Импульсом для создания сонаты был «Фауст» Гете. Большей частью соната была создана в Дрездене, но любопытно то, что взгляд на «Фауста» здесь невероятно русский. К сожалению, Рахманинов настолько не любил собственный пиар и какие-либо пояснения, что судить о его замысле мы можем буквально из одного-двух писем. Композитор оставил лишь скупые пометки о том, что первая часть – портрет Фауста, вторая – Маргариты, третья – Мефистофель, шабаш на горе Брокен. Заключение «Фауста» у Рахманинова противоположно Гете. Гете ведет своего Фауста прямиком в рай, потому что тот прожил всю жизнь в поиске, в стремлениях. А Рахманинов следует русской православной традиции, говоря, что есть все-таки преступления, после которых в рай попасть никак нельзя. Его Фауст откровенно попадает в ад, как Дон Жуан у Моцарта.

Несмотря на плотный гастрольный тур пианиста, который в основном пролегает в Европе, в Рязани он выступает с завидной регулярностью. Так его предыдущий приезд пришелся на февраль прошлого года, и в «Новой» можно было прочитать большое интервью с музыкантом. Поэтому, естественно, разговор коснулся, прежде всего, событий, которые произошли за минувший год:

– В 2011 году для французской фирмы Naive я записал диск с произведениями Листа. Для меня это большое событие. Листа обычно играют музыканты от 16 до 35 лет, а я в этом возрасте не любил его музыку, считал ее поверхностной, бьющей на эффект. Я играл Листа на конкурсе Чайковского, когда мне было чуть за 20, на этом и закончил. И только в 35–36 лет, когда остальные уже «наигрались», я по-настоящему полюбил этого композитора. Кроме того, на меня очень сильно повлияла биография композитора. Так что эта запись стала особенным для меня событием. Из важных туров: была большая поездка весной по Северной Америке, много концертов в Канаде, США. Были и сольные концерты, но главными оказались выступления с оркестром Юрия Темирканова. По масштабу таланта это выдающийся человек! Играть с ним было большое счастье! Ну а помимо этого шла обычная концертная жизнь: Лондон, Париж, Милан, Москва, Санкт-Петербург, дирижеры Михаил Плетнев, Кент Нагано, Марек Яновски, Эммануэль Кривин. В среднем в месяц я дней 20 провожу на гастролях, и только 10 бываю дома.

По ходу разговора я упомянула прошедшую в интернете информацию, что в 2011 году компакт-диск сонат для скрипки и фортепиано Франка, Грига и Яначека, записанный Луганским совместно с Вадимом Репиным, был удостоен премии BBC Music Magazine Award в номинации «Камерная музыка». Но к упоминанию наград музыкант отнесся довольно отстраненно:

– Этот диск мы записывали полтора года назад. Лето 2010 года, страшная жара, даже в Германии, где мы работали, было невыносимо душно. К вечеру в студии было под 40 градусов! Кондиционер включать нельзя из-за шума и из-за того, что сразу начинает ползти строй на рояле. Так что запись оказалась весьма памятной. Приятно, что она получила премию, но я, честно говоря, не слежу за такой информацией.

Вообще пианист довольно равнодушно отозвался о тех информационных потоках, которые возникают вокруг его имени. Возможности глобальной сети его интересуют мало. Что такое YouTube он увидел буквально несколько дней назад, когда «залез» туда впервые сам и, кстати, с удивлением обнаружил массу выложенных своих записей. И если раньше интернет представлялся музыканту в основном средством выражения негативного отношения, то теперь оказалось, что сеть не без добрых людей. Но, как признается пианист, следить за отзывами, количествами просмотров и т.п. ему не представляется важным. Даже рецензии на свои концерты он читает в редких случаях: «Если родственники подсунут газету под нос», – улыбается музыкант.

Так же осторожно Луганский отозвался о таком понятии, как «первый успех»:

– Успех – слово из другой области. Я помню свое первое серьезное выступление. Это был сборный концерт учеников Центральной музыкальной школы, мне было 8 лет, я учился во втором классе. Это был концерт вне школы, в Малом зале консерватории, который только-только открылся после ремонта. Я помню, что открывал этот концерт, играл Фантазию Моцарта ре-минор. Был успех, но, знаете, я никогда не был настолько отзывчив к количеству аплодисментов, баллам или рейтингам. Мне значительно важнее было, как я играл, нежели то, что происходило потом. Во время концерта важно почувствовать, есть ли связь между слушателем и музыкой. Это можно ощутить по тишине, паузам, вниманию. Я пытаюсь возвыситься до музыки, и слушатель тоже должен тянуться к ней. Мы идем с разных сторон и встречаемся в музыке.

Свои собственные музыкальные пристрастия пианист относит к золотому периоду классической музыки: с середины XVIII века по 50–60-е гг. ХХ века. «Дальше,  – говорит он, – плотность шедевров уменьшается». Что касается современной музыки, пианист (не претендуя на общие выводы) признается: несмотря на то, что к нему стекается много музыки, среди которой, безусловно, есть много интересных вещей, таких, про которые можно было сказать «влюбился без памяти», не встречалось. Вообще, ощущение «влюбленности» для музыканта является главным при выборе музыки:

– Когда исполнитель решает, какое произведение играть, речь идет о влюбленности. Я не знаю, как у женщин, но мужчины влюбляются с первого взгляда: увидел глаза и пропал! Так и с музыкой. Услышал и влюбился до такой степени, что просто невозможно не начать учить и играть. По крайней мере, у меня это происходит таким образом. И есть еще один момент: может ли исполнитель с годами сохранять чувство влюбленности или со временем наступает рутина и скука. В таком случае следует сделать паузу. Но у меня с великой музыкой не было таких моментов. Если ты влюблен в музыку, нужно ее играть, играть и играть.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы