Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№39 от 1 октября 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Внутреннее зрение
Пятнадцатые по счету «Рязанские смотрины» оставили после себя сложное послевкусие с библейскими нотками
 
XV Международный фестиваль театров кукол «Рязанские смотрины» завершился. 16 сентября Валерий Шадский свернул флаг фестиваля, чтобы достать его вновь через два года. Пятнадцатый фестиваль собрал 15 театров-участников из России и зарубежья. Спектакли, отобранные для смотрин, – работы высшей пробы: постановки известных мастеров, лауреаты «Золотой маски», словом, только самое новое и необычное из «кукольного» мира. О каждом названии можно рассказывать много и подробно. Это было красиво. Тонко. Умно. С юмором. Но в случае с сыгранным и уехавшим спектаклем всегда важнее не то, что было, а то, что он оставил после себя. Послевкусие. Мысли. Уроки и заповеди.
 
Почитай и помни
 
Погружение в историю, бережное воссоздание и почти гурманское смакование картинок прошлого – такое настроение объединило целый ряд спектаклей на «Смотринах – 2015». Время словно физически замедляло свой бег, и стрелки часов начинали раскручиваться в обратную сторону.
 
Казалось бы, только что, перед спектаклем Ярославского театра кукол «Златовласка», шумная детвора гудела и никак не могла усесться. А вместе со зрителем гудела современная Прага на видеопроекции занавеса. Но вот занавес становится все прозрачнее, бледнеют городские улицы, заполненные туристами. И с той стороны, с изнанки, в зал начинает всматриваться другая – средневековая – Прага. Бродячие артисты занимают места на дощатом помосте, достают дудочки, бубны, барабаны, рылеи. И начинают историю о злом короле и добром слуге Иржике, о дивной красавице с золотыми волосами, о волшебной рыбе, живой и мертвой воде.
 
Старинная чешская сказка рассказывается с былинной основательностью, под живой звук аутентичных музыкальных инструментов. Холщовые одежды, остроносые башмаки, деревянные штоковые марионетки – очарованию средневековья нельзя не поддаться. Поэтому, когда сказочная старина вновь (увы!) уступает место асфальту и машинам, так хочется протянуть руку и ухватить ускользающее мгновение.


Фото Андрея ПАВЛУШИНА
 
Спектакль «Снеговик» Государственного академического центрального театра кукол имени С.В.Образцова – рождественская открытка прошлого века, которая оживает на глазах. Добрый сказочник, примерив плотничий фартук, выстругивает ее прямо в зале, вовлекая в процесс детей. Прилаживает деревянную лошадку. Катится? Катится. Подкручивает винтик на небосводе. Крутится? Крутится. Собирает в кулак деревянную стружку и разжимает пальцы. Сыпется? Сыпется.
 
Катится, крутится, сыпется... Укутывает снегом пряничный город, где один мечтательный Снеговик влюбился в далекую и недоступную Печку.
 
«Снеговик» – камерный спектакль для одного актера и целого кукольного мира. Крохотные куколки управляются хитрыми механизмами. Одно движение… и «мальчишек радостный народ коньками звучно режет лед». Старушка с хворостом еле успевает увернуться от мчащихся с горы санок. В окошках зажигается теплый свет. А растаявший Снеговик сдувается как гармошка. Простая и понятная зимняя сказка Андерсена, рассказанная с тщательностью Брейгеля.
 
Еще одна зимняя история – «Серебряное копытце» Московского театра кукол «Тут и там». И о ней так и хочется сказать: «Славный сваляли спектакль!». Дело в том, что все куклы здесь выполнены из войлока, в технике «валяние». Поэтому и сказка получилась теплая, по-домашнему уютная. Ее принесли на своих спинах, в плетеных коробах, две хохочущие сказительницы-лыжницы – Сашка да Дашка. И уральская история выпрыгнула из коробов, развернулась лоскутным одеялом и раскинулась ситцевым отрезом. Шутки, потешки, песенки и прибаутки сыпались разноцветными самоцветами. А в финале и вовсе обернулись настоящими сокровищами: каждый зритель уносил из зала цветной камушек, выпавший из-под серебряного копытца волшебного оленя.

 
И, наконец, квинтэссенция памяти – спектакль по произведениям Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким» Большого драматического театра имени Г.А.Товстоногова. Здесь нет ожидаемого кукловождения. Куклы (а их около сотни) – друзья и сотоварищи, крохотные фигурки из прошлого. Но говорят они в полный голос, воскрешая потаенные детские воспоминания, счастливые и трагичные. Ювелирный спектакль, во время которого вспоминается Евтушенко:
 
У каждого – свой тайный личный мир. 
Есть в мире этом самый лучший миг. 
Есть в мире этом самый страшный час, 
но это все неведомо для нас. 
И если умирает человек, 
с ним умирает первый его снег, 
и первый поцелуй, и первый бой... 
Все это забирает он с собой.
 
В случае с БДТ – все это спряталось и уместилось в нескольких старых чемоданах и сундуках, чтобы вновь и вновь являться перед зрителем, еле сдерживающим сентиментальные слезы.
 
Не убей Кароля
 
При всей шедевральности кукольной вселенной БДТ – это все-таки постановка драматического театра, моноспектакль драматического артиста Тараса Бибича. Спектакль «Убить Кароля» Пензенского театра «Кукольный дом» оставил обратное впечатление. Впервые на спектакле театра кукол мне получилось забыть о куклах и наблюдать за ними как за драматическими артистами. И пребывать при этом в каком-то обморочном состоянии, наполняясь страхом и паникой.

 
Абсурдистская ситуация в пьесе Славомира Мрожека разрастается из, казалось бы, ничего. Дедушка плохо видит. Дедушке нужны очки. Зачем? Узнать и убить Кароля!
Дальше давление нарастает как снежный ком. Физическая слепота как нравственная. Кто такой Кароль? Я или человек, который рядом? Простейший выбор: ты или тебя. Да, ты можешь отвести от себя нацеленное ружье. Но в кого? 
 
Работа актеров-кукольников виртуозна. Марионетки поливают цветы, моют руки, угрожающе потрясают ружьем, тяжело дышат, бьются в истерике на коленях, вытирают кровь из разбитого носа. И постепенно уменьшаясь в размерах, наглядно демонстрируют, как быстро может человек потерять достоинство и унизиться до состояния клопа. «А как вы докажете, что тот, кто придет, больше Кароль, чем вы?».
 
Не умри
 
Любовь и смерть воюют вечно. От любви, как и от смерти, не уйти. Любовь сильнее смерти. Этот ряд афоризмов можно продолжать бесконечно: во все времена ничто не занимает человеческие умы сильнее. И этих двух «любовников» соединяет в смертельных объятьях режиссер Олег Жюгжда в спектакле «Ромео и Джульетта» Екатеринбургского театра кукол.

 
Жанр постановки вполне отвечает шекспировским временам – danсe maсabre, пляска смерти. Знатные особы и простонародье, мужчины и женщины – в каком бы танце не кружила нас жизнь, все мы движемся к могиле. Поэтому герои известной трагедии оборачиваются скелетами, сверкающими белыми черепами.
 
Жанр выдержан во всем, вплоть до места действия, которое начинает разворачиваться там же, где заканчивается: в склепе. Металлические конструкции, вздымающиеся вверх стрельчатыми арками: могильная решетка или готические замки. Огромная статуя Смерти на заднем плане, отсекающая жизни вращением косы.
 
Такая скрупулезная последовательность в сочетании с текстом не может не создавать и комические ситуации. «Все кости растеряла по дороге», – сетует Кормилица, роняя косточки. «Доброго известья мне не порти могильным выражением лица», – укоряет Джульетта, глядя в ее пустые глазницы.
 
Но улыбки стираются, когда отец Лоренцо произносит: «Здесь чья-то воля посильнее нас смешала наши планы». К кому он обращается – ясно без подсказок. Как и без подсказок ясно, почему в этом царстве мертвых только Ромео и Джульетта – живые люди, из плоти и крови: только тот жив, в чьем сердце есть любовь.
 
Творчество белорусского режиссера Олега Жюгжды на фестивале было представлено еще двумя работами. Чеховский водевиль «Снился мне сад в подвенечном уборе»… в исполнении Рязанского театра кукол. И родной театр Жюгжды из Гродно показал спектакль «Фауст. Сны». Последняя постановка запомнилась не только почти медицинским препарированием легендарной личности доктора Фауста, но и тем, что роль Мефистофеля оказалась женской: в роли Дьявола – потрясающая Лариса Микулич. Что породило немало метких эпиграмм на капустнике:
 
Мне снилась тоже чертовщина,
Что Мефистофель – не мужчина!
 
Возлюби
 
Дальнее зарубежье на «Смотринах – 2015» было представлено театрами из Швеции и Болгарии. И так получилось, что постановки, при всей их несхожести, говорили об одном. Идеи, которые волнуют сегодня всю Европу: единение, толерантность, уважение, право каждого на свободу и творчество.
 
Шведский театр «Sesam» из Гетеборга привез музыкальный спектакль «На пути к Болеро». Легкая, с незатейливым юмором постановка выполняет и серьезные просветительские функции: рассказывает детям, как устроен оркестр. Скрипки, флейта, кларнет, валторна, арфа, ударные – каждый инструмент получает свою минуту славы (больше всего спектакль удивил тем, что управляют всем всего два артиста, успевавшие еще и работать в живом плане). Постепенно, переходя от репетиционной кутерьмы к премьере, кукольный оркестр четко проводит главную идею: только объединяясь и говоря на одном языке, мы можем достичь результата.
 
Перед выступлением болгарского театра его руководитель Велемир Велев предложил зрителям плотно закрыть глаза ладонями, так, чтобы не проникал ни один лучик. В это время в зале погасили свет. И когда зрители открыли глаза, они оказались в полной темноте, на секунду ощутив себя в мире незрячих. Именно так выглядит мир артистов из «Невиждан театър».
 
Но то, что происходило дальше, полностью рассеяло стереотипы. Непроглядная тьма обернулась красочным фантазийным космосом. Через замысловатую проекционную систему незрячие артисты «рисовали» на огромном экране черно-белыми тенями и яркими красками. Мир природы оживал, взмахивал крыльями и пульсировал живым сердцем! Спектакль болгарского театра называется «В тени моей души». И судя по теням, которые «отбрасывают души» юных артистов, в каждом из них горит огромное любящее солнце.



 
из первых уст
 
Велемир ВЕЛЕВ, художественный руководитель театра «Невиждан театър» (г. София, Болгария):

 
– В 2005 году один друг предложил мне поработать со слепыми детьми. Для меня это был совершенно незнакомый опыт, сам я – профессиональный актер и режиссер, преподаватель Национальной театральной академии в Софии. Но на его предложение согласился, не раздумывая. Я приходил в школу, общался с незрячими детьми. Поначалу не было никаких особых планов, амбиций. Работал анонимно. Пришлось придумать целую систему упражнений: на интуитивном уровне я переделывал для ребят традиционную театральную методологию – и постепенно у нас стало получаться. Дети начали чувствовать себя свободно, потрясающе работали с марионетками. И когда мы впервые выступили, это был взрыв. Потом мы захотели сделать нечто еще более невозможное. Что такое тень? Это дистанционная кукла! Стали пробовать и получилось!.. Незрячие актеры делают зримый театр – это, конечно, оксюморон. Создавая визуальное искусство, нужно видеть, что ты делаешь, иметь контроль над процессом. Для меня этот спектакль – адреналин, прыжок с парашютом, когда ты прыгаешь и надеешься, что бог подхватит тебя.
 
Назрин БАРАТИ, художественный руководитель театра «Sesam» (г. Гетеборг, Швеция):

 
– Скоро уже 29 лет, как я основала в Гетеборге кукольный театр «Sesam». У нас большой красивый театр, широкий репертуар, где есть спектакли для всех возрастов. Про постановку «The Road To Bolero», который мы привезли на фестиваль, мы говорим так: с 2-х до 102 лет. У этого спектакля есть и образовательные задачи. Дело в том, что современные молодые люди в большинстве своем не знают классическую музыку, не так часто ходят в концертные залы. Максимум они могут услышать музыку, которая сопровождает компьютерные игры. И когда такие дети попадают на наш спектакль, для них все в новинку. Мы представляем им инструменты, называем их, показываем, как они звучат. Приятно слышать, как, выходя после спектакля, они кричат: «Я хочу быть арфисткой! Скрипачом!». И самое главное, что у них в памяти звучит музыка Равеля. Классическая музыка, театр, культура – это то, что объединяет мир. И сегодня это особенно актуально.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы