Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№30 от 2 августа 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



«Золото» Клары с рязанским отливом
 Одна из лучших конькобежек мира начала 1960-х дала эксклюзивное интервью «Новой»


 
Сейчас в это уже трудно поверить, но, оказывается, были и такие времена, когда именно рязанские спортсмены задавали тон на главных соревнованиях четырехлетия. Так на Белой Олимпиаде 1960 года уроженцы нашего края завоевали золотых медалей столько же, сколько вся команда США, кстати, хозяйка Игр! Тогда из пяти советских олимпийских чемпионов трое были рязанцы. Конькобежка Клара ГУСЕВА (Нестерова) как раз из той плеяды великих. В какой-то степени символично, что именно в олимпийский год она отметила свое 75-летие.
 
–Клара Ивановна, давайте начнем с самого начала. Вот вы – рязанка, однако во всех официальных документах проходит информация, что родились в селе Пичерск Рассказовского района Тамбовской области.
 
– В этом «виновата» моя мама. Она тогда как раз находилась в командировке в Тамбовской области, там меня и родила. Просто злая шутка какая-то! А вообще мы самые что ни на есть коренные рязанцы: мой родной дядя был революционером, его имя выбито на памятнике, который установлен на Набережной у кремля. У меня есть фотография, где я совсем еще маленькая стою с бутылкой молока в Рязани, а не в Тамбовской области!      
 
– Почему ваш выбор пал на конькобежный спорт?
 
– Наверное, потому что раньше у нас в Рязани было очень много катков: и на «Спартаке», и в парке культуры и отдыха, и в Горроще пруд замерзал рано. Все ходили на массовое катание, было интересно, как-то даже празднично. По всей видимости, с этого и началась моя любовь к конькам.
 
– А фигурное катание чем было хуже?
 
– Дело в том, что фигурное катание в нашем городе было не особенно развито, в отличие от конькобежного спорта. Думаю, повлияли на мой выбор и наш учитель физкультуры Николай Николаевич Чельцов, и его Величество случай. Как-то у нас проходили школьные соревнования по конькам, для чего была собрана команда. Однако в последний момент заболела одна девочка, и учителю в спешном порядке пришлось подыскивать ей замену: «У кого есть коньки? Кто сможет пробежать сто метров?» У меня коньки были, поэтому решила попробовать: «Я смогу, наверное…» Заявка к тому времени была уже подана, поэтому пришлось стать подставной. И надо же было такому случиться, что именно я преодолела дистанцию быстрее всех, за что была награждена грамотой, в которой стояла чужая фамилия. 
 
– Этот случай стал отправной точкой вашей карьеры?
 
– Можно и так сказать. Очень уж мне захотелось получить грамоту с собственным именем, вот и стала я заниматься более-менее серьезно. Вскоре Николай Николаевич отвел меня на стадион «Спартак» к Николаю Ивановичу Филиппову: «Попробуй эту девочку, из нее должен выйти толк». Вот так я и стала спортсменкой, так что по окончании школы вопроса о том, где продолжить образование для меня уже не существовало – только в институте физкультуры (ГЦОЛИФК). Поступив в вуз, начала тренироваться под руководством нашего преподавателя на кафедре коньков Елены Петровны Степаненко. 
 
– А свои первые серьезные старты не припомните?
 
– Для успешного окончания института необходимо было иметь первый разряд по профилирующему виду спорта. Но в Москве в тот год погода не заладилась: то дождь, то буря, выполнить необходимый норматив было сложно. По этой причине нескольких выпускниц отправили в Алма-Ату на высокогорный каток «Медео», а поскольку Елене Петровне очень не хотелось оставлять меня без присмотра на целых две недели, то она сумела включить в эту группу и меня. Несмотря на то, что я была лишь на первом курсе, опять пробежала быстрее всех: видимо, качественный, гладкий лед пошел мне на пользу. В этих соревнованиях на призы Казахстана принимали участие и кандидаты в сборную страны, за которыми внимательно следил старший тренер Константин Константинович Кудрявцев.
 
– Наверное, не упустил он из виду и многообещающую дебютантку?
 
– Действительно. Вскоре я получила вызов для участия в первенстве СССР, которое проходило в Свердловске. Впервые мне пришлось выступать в такой именитой компании, ведь моими соперниками были сильнейшие спортсменки страны. Конечно же, я сильно волновалась, мне было очень страшно, но сдаваться не собиралась, хотя попала в пару с неоднократной чемпионкой мира Риммой Жуковой, которая к тому ж была свердловчанкой. И вот когда мы взяли старт на моей любимой дистанции 1000 метров, трибуны стали дружно скандировать: «Римма, Римма!» А потом обратили внимание, что какая-то маленькая, худенькая девочка не отстает, карабкается за ней следом, и начали поддерживать меня тоже. И до того столь теплый прием меня вдохновил, что на финише я оказалась на конек впереди Риммы, что принесло мне первую медаль в карьере – бронзовую. После этого я была включена в состав сборной Советского Союза. 
 
– Незадолго до Олимпиады в США вы окончили ГЦОЛИФК, так что больше ничто не мешало вам полностью сосредоточиться на спортивной карьере.
 
– Да, ничего. Я до сих пор благодарна своему тренеру Елене Петровне Степаненко, что она никогда не настаивала на том, чтобы я забросила институт и только ездила на сборы и соревнования. Она мне всегда говорила, что учеба – это самое главное. В итоге я и высшее образование получила, и в спорте не опоздала, впрочем, и надолго не задержалась.
 
– 1960 год стал для вас просто ударным.
 
– Началось все с чемпионата Советского Союза, который являлся отборочным и проходил на «Медео» в начале года. Там я хорошо бежала практически все дистанции, но чемпионкой стала только на тысячеметровке, а в сумме многоборья заняла 2-е место. Хотя я спринтер, и «тройка» (3000 метров. –Ю.М.) была для меня очень сложной и всегда меня оттягивала назад. Я хорошо бежала пятисотку, чуть похуже полуторку – на уровне второго-третьего места.
 
– Затем было мировое «золото» и опять на дистанции 1000 метров. Эта победа стала для вас неожиданностью?
 
– Ну, конечно же, нет. Мы очень много времени проводили на тренировочных сборах, так что уже к первенству страны знали, кто чего стоит и на что может рассчитывать. Как вы правильно заметили, в тот год я так хорошо бежала, что могла добиться много большего. Должна была побеждать я и на своей коронной дистанции – пятисотметровке, но при выходе из поворота неожиданно упала. Может, под конек что-то попало, может, еще что, короче свалилась я и тем самым сразу же выбыла из соревнований по многоборью. А уже потом стала победительницей на тысячеметровке.
 
– На Олимпиаде в Скво-Вэлли кроме вас выступали еще двое рязанцев – конькобежец Виктор Косичкин и лыжница Мария Гусакова. Вы как-то общались, поддерживали друг друга?
 
– Конечно, следили за выступлениями и болели друг за друга. Хотя из нашей троицы только я тогда представляла Рязань, а они только родились здесь, а тренировались уже давно в других городах. И что любопытно, на той Белой Олимпиаде только пятерым советским спортсменам удалось выиграть золотые медали, и в одной из газет наши физиономии разместили в олимпийских кольцах, которых тоже пять. Представьте себе, три кольца из пяти заняли рязанцы! Да разве сейчас такое возможно?
 
– Вам не исполнилось и 23-х лет, когда вы стали Олимпийской чемпионкой, то есть вкус больших побед уже познали, но и стремиться еще было к чему. Почему же ваша спортивная карьера в дальнейшем пошла на спад?
 
– Я сразу же вышла замуж, затем роды, маленький ребенок. Спорту нужно отдаваться целиком и полностью, а когда ты одной ногой в семье, тут уже рассчитывать на многое не приходится. Кроме того, после Олимпиады мне была сделана очень сложная операция под наркозом, что и сказалось на результатах. Я стала хуже бежать пятисотку – уже и сама чувствовала, что не то. А потом, может, я и не была такой уж фанатичкой, почему-то считала: ну, выиграла я медаль, что еще нужно? Дальше надо трудиться, потом мне очень нравилось работать тренером, возиться с детишками, и я с головой погрузилась в другую сферу деятельности.
 
– Тем не менее, в 1964 году вы отправились на свою вторую зимнюю Олимпиаду.
 
– Поехала, как говорится, от скуки. В нашей команде был провал по длинным дистанциям, а у меня после родов пропал спринт, зато появилась выносливость. И когда я решила принять участие в отборочных соревнованиях, то неожиданно добилась победы на «трешке», и меня вновь включили в состав сборной. Коль такое дело, думаю, почему бы и не съездить на Олимпийские игры еще раз?
 
– То есть каких-то ярко выраженных медальных перспектив у вас тогда не просматривалось?
 
– Не совсем так. Коль я стала сильнейшей в стране, значит, шансы у меня были, хотя Лида Скобликова тогда объективно была сильнее меня. Тем не менее, как у чемпионки моя привилегия была бежать в третьей группе, а значит, знать графики выступлений своих соперниц. И надо же было такому случиться, что в середине состязаний сломалась холодильная установка, и лед стал таять с катастрофической быстротой, ведь солнце припекало ужасно. Когда подошла моя очередь, дорожка уже представляла собой кашу, поэтому ни на какой высокий результат рассчитывать просто не приходилось. За счет каких-то морально-волевых качеств удалось зацепиться за четвертое место, но если бы качество льда соответствовало необходимым требованиям, думаю, обязательно была бы серебряная медаль.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы