Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№42 от 2 ноября 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости
Тариф 23 (20.11.2017)



Сергей ФИЛАТОВ // Общество
Недоступная среда
 История выживания инвалида из Солотчи

До поры до времени все шло обычно, хоть и печально. Неверно поставленный отечественными медиками диагноз; резкое ухудшение состояния; визит отчаяния в Израиль, где врачи буквально спасли человеку жизнь и даже дали надежду – пусть не на выздоровление, но на стабилизацию состояния. Загвоздка была только в том, что для реабилитации больной требовалась специальным образом оборудованная среда. С этого момента и начинается история борьбы с рязанскими чиновниками за жизнь инвалида-колясочника.

Мужу больной женщины, Юрию Князеву, пришлось продать квартиру на третьем этаже в доме без лифта и вместе с женой временно переселиться в частный дом в Солотче, к дочери. На вырученные от продажи деньги он приобрел участок земли неподалеку от дома, где рассчитывал построить жилье для жены, устроенное с учетом ее нужд. Но не тут-то было!

Через несколько дней после приобретения участка к герою этой истории приходит сосед с предложением перепродать участок ему, но получает отказ. Сосед не сдается и начинает действовать более решительно: появляется на месте будущего строительства в компании двоих неизвестных. Неизвестные заявляют: «У предыдущего хозяина здесь дом сгорел – не боитесь, что и с вашим то же самое будет?» Учитывая, что данный сосед уже приобрел один «сожженный» участок рядом со своим, а поджигателя так и не нашли, Князев воспринимает угрозу всерьез и ставит о ней в известность полицию. Сосед от угрозы открещивается, но на прощание бросает: «Все равно вам никто не позволит строиться на этом участке!» Проигнорировав это предупреждение, Князев подает документы для получения разрешения на строительство дома.

Дело было в начале весны. Песчаные солотчинские дороги, при всей их живописности, являются непреодолимым препятствием для инвалидной коляски, поэтому встал вопрос об устройстве тротуарной дорожки. Попытка обращения к властям с соответствующей просьбой не дала результата – в бюджете попросту не оказалось средств для прокладывания тротуара длиной 200 метров между двумя земельными участками. Тогда Юрий Князев решил построить дорожку за свой счет и обратился в администрацию города за соответствующим разрешением.

Проблуждав между чиновничьими кабинетами в общей сложности около месяца и так и не найдя лицо, ответственное за выдачу разрешения, Князев начал заливать дорожку бетоном вдоль купленного участка самостоятельно. Реакция властей последовала незамедлительно: из префектуры позвонили и строго-настрого запретили «вести землекопные работы на муниципальной земле», ибо есть опасность повредить подземные коммуникации. На вопрос, какие именно коммуникации залегают в муниципальной земле на глубине 15 сантиметров, от представителя власти ответа не последовало.

Тем временем в администрации Рязани всячески затягивалась выдача разрешения на строительство дома. На всех этапах сбора документов ответственные службы не укладывались в сроки, отведенные законодательством; несколько раз документы возвращали под формальными предлогами, типа «земельный план не в том масштабе». Стало понятно, что претендующий на участок сосед слов на ветер не бросает.



В надежде получить поддержку от вышестоящих органов, Князев написал обращение к тогда еще и.о. губернатора Рязанской области Николаю Любимову. В обращении он изложил историю своих мытарств и выразил надежду на то, что правительство пойдет ему навстречу в стремлении улучшить жизнь человека с ограниченными физическими возможностями. Правительство в лице Л.А.Крохалевой, пусть не сразу, но рассмотрело вопрос о дорожке и в кратком телефонном разговоре сообщило, что, поскольку разрешение на строительство дома Князевым до сих пор не получено, то и на участке инвалиду делать нечего, а, стало быть, и дорожка ему ни к чему. Видимо, это решение чиновницы пришлось по душе ее руководителю, поскольку в настоящий момент она занимает уже более ответственный пост. А Князев, как человек, любящий жену и не обладающий административным мышлением, так и не понял, почему и без того ограниченная в возможности двигаться больная женщина не может гулять по принадлежащему ей участку, но дальнейшие его обращения в администрацию остались без ответа.

Убедившись, что соблюсти все нюансы оформления документов для получения разрешения на строительство он не в силах, герой нашей повести обратился за помощью к специалистам соответствующего профиля. Тщательно выверенные бумаги были в очередной раз сданы в МФЦ 13 сентября – через полгода после начала этой строительной эпопеи. Через месяц, не получив никакого отклика, Князев вынужден был написать жалобу, в которой предполагал, что поданные документы утрачены ответственными лицами, и требовал восстановить их. Лишь после этого управление капитального строительства ответило – очередным отказом, являющимся точной, слово в слово, копией предыдущего ответа. Документы же, на основании которых (или вопреки им?) был дан отказ в разрешении, так и не вернули.

Мы понимаем, что наше государство не в силах обеспечить всех людей с ограниченными физическими возможностями удобным, учитывающим их нужды жильем. Но то, что стремление собственными силами и средствами создать такое жилье встретит ожесточенное сопротивление, даже вопреки закону, рязанских чиновников, стало для нас неприятной неожиданностью. Казалось бы, если не можете помочь, так хотя бы не мешайте – но нет! Заболевание жены Юрия Князева, живущей в не приспособленных к ее состоянию условиях, продолжает прогрессировать. Кому выгодно это издевательство над инвалидом? И почему люди, по долгу службы обязанные оказывать поддержку наиболее уязвимым гражданам нашего государства, предпочитают ставить подножки тем, кто хочет законным путем облегчить и без того тяжелую жизнь беспомощного человека? 

Нам стыдно, что в том же Израиле – маленькой, окруженной врагами, пустынной стране – для инвалидов созданы все мыслимые условия, чтобы они чувствовали себя полноценными членами общества, а в нашем богатом природными ресурсами государстве понятие «доступная среда» до сих пор остается пустым звуком. Даже для прокуратуры. А ответственным за создание этой среды чиновникам – не стыдно?
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы