Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№35 от 3 сентября 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Встреча на Солярисе
Рязань посетила знаменитая актриса и режиссер Наталья БОНДАРЧУК

Фото Андрея ПАВЛУШИНА
 
III Тарковские чтения по теории и практике киноискусства состоялись в Рязани с 27 по 30 августа. Встречи и мастер-классы проходили на нескольких городских площадках и, самое главное, в поселке Мясной Путятинского района, где находится дом режиссера Андрея Тарковского. Уже третий год сюда съезжаются молодые кинематографисты и именитые мастера: Сергей Соловьев, Андрей Звягинцев, Юрий Норштейн, Эдуард Артемьев. В этом году эстафету подхватила заслуженная артистка России, кинорежиссер и сценарист Наталья Бондарчук.
 
В Рязань Наталья Бондарчук приехала утром 28 августа, отметив накануне день рождения дочери Марии Бурляевой и День Российского кино («Весь роддом хохотал: артистка умудрилась родить ребенка в День кино», – со смехом вспоминала актриса). Поздравления, сборы, переезды, выступление сначала в кинотеатре «Люксор», потом в Центре народного творчества – в результате два дня слились в один. «Для меня День кино еще не закончился», – такими словами Наталья Сергеевна начала творческую встречу.
 
И таким же длинным стал День кино для рязанцев. Воспоминания артистки о детстве, ее знаменитых родителях, режиссере Сергее Бондарчуке и артистке Инне Макаровой, ее истории о годах обучения во ВГИКе и становлении в кино, рассказы о собственных проектах – все это хотелось слушать бесконечно. Настолько велико было обаяние знаменитой артистки и ярки образы, которые она рисовала перед зрителями!
 
Она с увлечением говорит на самые разные темы. Свои искания и находки в «золотом веке» русской литературы, работа с Тарковским, роль Хари и «жизнь» на Солярисе, проблемы отечественного детского кино... И тут же со смехом рассказывает, как в гости к ее лабрадорихе зашел шарпей, и что теперь она даже не знает, каких щенков ей ожидать.
 
Но своей «родной» темой называет тему Пушкина. Фильм «Пушкин. Последняя дуэль», где Наталья Бондарчук выступила режиссером, был показан перед встречей в Центре народного творчества. И, как оказалось, имя Пушкина и имена людей его близкого окружения были путеводными звездами по жизни Натальи Бондарчук.
 
– Тема Пушкина для меня родная. В детстве я заговорила не сразу, только к трем годам. Причем сразу стихами Пушкина: «И родимая страна вот уж издали видна». Томики Пушкина украшали главную книжную полку папы и мамы. А в 11 лет на мою детскую ручку легла книга «Записки Марии Николаевны Волконской». Читинское издательство, 1956 год. И с тех пор эта книга – мой талисман.

После «Соляриса», когда Андрей Тарковский подарил мне такую роль, я долго не снималась. Не хотела упасть ниже «Соляриса». И вдруг в «Советском экране» читаю: «Владимир Мотыль собирается снимать о женах декабристов». Я с воплем к маме: «Мама, мою Волконскую снимать будут!» Я уже готова была сама напрашиваться на эту роль, как вдруг через три дня меня приглашают именно на роль Марии Николаевны Волконской в фильм «Звезда пленительного счастья». 
 
Роль Пушкина в ленте Натальи Бондарчук исполняет Сергей Безруков. И хотя поначалу она и сомневалась в выборе, но потом эта роль оказалась одной из любимейших.
 
– Очень люблю Сергея Безрукова в роли Пушкина. Нравится его надрывность, темпераментность. Сергей – потрясающий артист, причем артист перевоплощения. Хотя чисто физически на Пушкина он совсем не похож. Я вся измучилась, как же мы будем его снимать. Даже решила, что до грима не буду с ним встречаться. Первый грим был в театре Ермоловой. И как только я увидела его пронзительные голубые глаза, как только открылась дверь, и он обернулся, я сразу поняла: будет играть Пушкина! Он страшно похудел, у него заострились черты лица. Смерть Пушкина он сыграл полностью. Как Пушкин умирал два с половиной дня, так мы и снимали в доме на Мойке. Когда Безруков кричал от боли, его горло багровело! Эти сцены идут в самом начале ленты. Я не имела права завершать фильм о Пушкине смертью: Пушкин бессмертен.
 
Сложнее, чем найти Пушкина, признается режиссер, было выбрать актрису на роль Натальи Гончаровой. «Приходили такие девицы!.. Красивые, но вульгарные до ужаса!» – рассказывает Бондарчук. Поэтому, когда появилась Анна Снаткина, изящная, утонченная, взахлеб рассказывающая о Наталье Николаевне и своих детских поездках в усадьбу Гончаровых в Яропольце, то ее утвердили без проб. Однако на встрече рязанцам удалось увидеть Анну Снаткину совершенно в другой ипостаси – в роли Снежной королевы. Уже третий год Наталья Бондарчук снимает эту сказку, красочный трейлер которой был показан в Рязани.
 
– «Тайну снежной королевы» я замыслила в 3D. В ленту вложена масса средств, труда, сил, снимали в Лапландии, с настоящими хасками. Но пока фильм сделан, увы, только в 2D. У государства нет денег перевести его в 3D. За каждую картину я буквально бьюсь не на жизнь, а на смерть! Но я прорвусь. Не случайно меня называют «маленький бронированный танк». Детское кино нашей стране крайне необходимо. Должны же мы хоть что-то противопоставить Западу! Знаете, у меня страница на фейсбуке, 15 тысяч подписчиков, и вот из Новосибирска 9 мая присылают картинку: дедушка-генерал в мундире и орденах, а внучек в костюме… человека-паука! Приехали!.. Так что на своем месте я сражаюсь, как могу.
 
Еще одно «поле битвы» Натальи Бондарчук – детский театр «Бемби», которому в будущем году исполнится 30 лет. 
 
– Сейчас у нас в работе две новые постановки – «Красная Шапочка» и «Иные». «Иные» – это спектакль на тему детского аутизма. Тема очень острая и тяжелая, но необходимая, потому что статистика на самом деле ужасающая. В России положение мам с «аутятами» катастрофическое! В спектакле будет такой монолог от имени аутиста: «Сначала из-за моего поведения от нас ушел кот, потом папа, потом бабушка и тетя. Осталась одна мама». Пьесу я пишу сама, и она будет документальная абсолютно. Все записано со слов мам или самих аутистов, которых компенсировали. Кто такие компенсированные аутисты? Саванты, гении. Эйнштейн, Андерсен, Гоголь. Список огромный. Если вовремя поставить диагноз и подхватить, развить такого ребенка, то они могут вырасти в удивительно талантливых людей. Как мне рассказывала одна мама: «Ребенок играет Баха, Бетховена, но не может зашнуровать свои ботиночки». «Я слышу деревья», – говорила мне одна девочка. А другой мальчик признался, что когда я говорю стихами, он их видит в цвете. Третий в цвете видит музыку. А как они находят контакт с животным миром! Они – иные, они по-другому воспринимают наш мир. Но они здесь, рядом с нами. В спектакле будут играть и аутисты, и актеры. Но мы не будем раскрывать, кто есть кто.
 
И, конечно, в рамках Тарковских чтений разговор не мог пройти мимо «Соляриса», роли Хари и отношений с Андреем Тарковским.
 
– Да, была влюбленность в Тарковского. Я даже сделала спектакль на эту тему «Встречи на Солярисе». Там раскрываются все моменты наших таких острых и таких непростых отношений. Что я хочу сказать… Он был абсолютный гений. Во всем. Был невероятным тружеником с почти маниакальным упорством. Юсов, оператор «Соляриса», всегда подтрунивал над этой его дотошностью. И, надо сказать, за камеру Тарковского не пускал: твое дело – режиссура, актеры, мое – камера. А тут однажды, смотрю, Андрей Арсеньевич – за камерой! Ездит, командует. «Что такое?» – спрашиваю у Юсова. «А, Наташа, пусть покатается, пленки еще нет».

Тарковский – это невероятная подготовленность и понимание, чего ты хочешь. Например, как делалась сцена, где на мне заживают раны. Компьютерной графики ведь тогда не было. Во-первых, мы изобрели самую лучшую кинематографическую кровь в мире. Знаете, что это было? Клюквенное варенье! Был эпизод, когда Хари проходит сквозь металлическую дверь. Мне разрезали пластический грим, начинили клюквенным вареньем, разорвали на мне рубашку. Я в таком виде приходила на обед и капала клюквой в суп Донатосу Банионису со словами «Приятного аппетита!». Дверь, которую Хари должна была пробить, сделали в виде плоскости: внутри асбест, снаружи – плотная металлическая фольга. И понимая, как трудно мне будет, ее чуть-чуть с одной стороны подпилили. «Ну, Наталья, давай!» – торжественно благословил Андрей Арсеньевич. Я разбежалась, вломилась в дверь и... застряла. Ни туда, ни сюда. Реквизит испорчен! Хорошо еще, была вторая дверь. Я снова разбежалась, и рванула так, что пролетела и мимо камеры, и мимо режиссера, и мимо Донатаса. Но так как съемка была замедленная, то все получилось шикарно.

…С самого начала фильм живет своей жизнью. Недавно я была на фестивале Тарковского в Лондоне, где пересмотрела «Солярис» (надо сказать, я давно не видела его на большом экране). И «Солярис» меня обнял! Затянул в свою сферу. И я опять увидела совершенно другой фильм. Хотя смотрела его тысячу раз. С этой картиной я была в 52 странах мира, смотрела ее на всех языках. Но каждый раз начинаешь с чистого листа.

Что такое Солярис, как вы думаете? Что такое появление Хари? Это грехи наши. Наши мыслеобразы, перед которыми мы виновны. И пусть друзья нам говорят: «Да брось, твоей вины здесь нет», – но ты-то знаешь истину. Мы будем ответственны не за поступки, а за помыслы перед мирозданием.

Еще в школе я приставала ко всем с вопросом: раз Вселенная бесконечна, что может быть конечным в бесконечном? Мы же часть бесконечного пространства. Поэтому мы бесконечны, бессмертны. А вот, что делать с нашим бессмертьем – это уже другой вопрос.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы