Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№37 от 3 октября 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



ПЕРЕХОДный возраст
Один из самых талантливых рязанских режиссеров отпраздновал юбилей и открыл новый источник энергии


 
Нынешний год для Геннадия КИРИЛЛОВА, художественного руководителя театра «Переход» Рязанского госуниверситета, – юбилейный: в сентябре режиссер отметил 70-летие. Для его родных, друзей и учеников эта круглая дата оказалась приятным поводом для поздравлений и шутливых капустников. А для самого Геннадия Дмитриевича все эти празднования стали радостной неожиданностью: «К юбилейному году особо не готовился, когда цифра «нарисовалась», то сам очень удивился», – признается он. 

Несмотря на солидный профессиональный путь, Кириллов не собирается подводить итоги. Он полон планов, идей, с увлечением рассказывает о каждом из своих учеников. Связав жизнь с театральной педагогикой, он обрел в ней свое призвание. И не случайно наше юбилейное интервью началось и закончилось разговором об учениках.
 
– Расслабляться не позволяет плотный, насыщенный темп жизни. Текущий репертуар, репетиции, мысли о будущих постановках – работа не дает предаться праздности и заставляет мысль быть в напряжении. И, конечно, главный источник энергии – это мои ученики, молодые артисты. Общение с ними дает колоссальный приток сил и идей! В «Переходе» сложился очень хороший, сплоченный коллектив. Хотя ребятам сейчас нелегко, многим приходится совмещать учебу и театр с работой. С каждым годом эта потребность все острей: и деньги зарабатывать надо, но и театр бросать жалко. Театр – это целая жизнь, с которой расстаться совсем не просто. Так спустя несколько лет к нам снова вернулась Ольга Егорова, одаренная молодая актриса, которую многие рязанцы полюбили в спектаклях антрепризы. Сейчас в «Переходе» она вместе с Сергеем Капцовым репетирует пьесу «Двое на качелях» по Гибсону.
 
– Раз уж мы вспомнили антрепризу, расскажите о планах Театрального товарищества «ПремьерА».
 
– У нас был вынужденный двухлетний перерыв, когда мы ничего не показывали. Но теперь приступаем к работе над Нилом Саймоном. Кто помнит, именно его пьесой «Босиком по парку» в 1998 году мы начинали антрепризу. Сейчас в работе уморительно смешная комедия «Берегите Флору». Взаимоотношения женщин и мужчин – это вечная тема, которую исследует Саймон. «Берегите Флору» – история о четырех подругах, у каждой из которых своя судьба, своя непростая ситуация в семье. В пьесе масса курьезных моментов, веселых реприз, но в конечном итоге она призывает задуматься о ценности любви и дружбы, об одиночестве человека в большом городе. Пьеса ироничная и совсем не бытовая, хотя, я думаю, многие смогут узнать в ней себя и свои проблемы.
 
– «Двое на качелях» – тоже история мужчины и женщины?
 
– Да, трогательная мелодрама о любви двух одиноких людей. Случайная встреча перерастает в отношения. Но смогут ли герои сохранить и развить их в настоящее чувство – это вопрос. Ведь у каждого за спиной прошлый неудачный опыт… В свое время пьеса была настоящим шлягером, не сходившим со сцены. В «Современнике» это была первая режиссерская работа Галины Волчек.
 
– Как думаете, почему так часто идет сегодня возврат к пьесам 1950–60-х годов?
 
– А иначе не получается! Очень трудно найти достойную современную пьесу. А «Двое на качелях» это уже, можно сказать, классика. И если говорить о классике, то еще в «Переходе» начали работу над «Тартюфом».
 
– Тяжело дается поэтическое слово?
 
– Конечно, такие спектакли требуют особого подхода. Но я пока не чувствую трудности со стихом. У нас уже был опыт такой работы в спектакле по Лермонтову, так что, думаю, справимся. Интересно, что Виталий Гусев, актер, репетирующий Тартюфа, удивительно точно попадает в текст. Он подает его так, словно все происходит сегодня. Наш Тартюф – эдакий прощелыга, подлец нашего времени. И мне бы хотелось выдержать эту интонацию на протяжении всего спектакля.
 
– Сколько человек сейчас в «Переходе»?
 
– Артистов более 30, а всего нас около 50. Большинство ребят – настоящие старожилы театра. Как правило, уходят из театра очень мало. Да и потом постоянно забегают в гости, на спектакли. Некоторые продолжают профессиональное обучение. Наш артист Алексей Спирин окончил Высшее театральное училище им. Щепкина, работает в Новом московском драматическом театре. Москва, конечно, очень манит сейчас молодежь. Вот совсем недавний случай, когда из нашей студии девушка перешла в театр «У Никитских ворот» к Марку Розовскому. Правда, не по актерской части, ей больше нравилась работа с театральным светом. Конечно, это приятно, когда столица принимает твоих учеников, но для театра, для города – это отток сил.
 
– Для Рязани это вообще больная тема?
 
– Конечно! Например, у нас в театре сложился хороший актерский коллектив, работающий на уровне профессионалов. Это мнение не только мое, но и столичных критиков, рязанских журналистов, актеров-профессионалов и театральных завсегдатаев. Более года назад мы обратились к губернатору с просьбой сделать театр муниципальным. Основной задачей было удержать одаренных ребят, чтобы они могли получить стаж и зарплаты. Многие из них уже готовы сделать выбор в пользу актерский профессии. Это, конечно, надо поощрять! Сколько можно известному репертуарному театру работать на энтузиазме?! Губернатор дал распоряжение определенным структурам разобраться в данном вопросе и держать его на контроле. Из-за разницы подчиненности (университет относится к федеральной собственности, а придание театру статуса муниципального – это собственность городского значения) решение вопроса так и остается проблемным.
 
– В работе художественного руководителя кроме творческой составляющей всегда присутствуют и бытовые, хозяйственные проблемы. Не мешает одно другому?
 
– Нет, главное, чтобы на все хватало сил, и руки не опускались. Хотя все это сильно выматывает. Хочется, чтобы 15 лет труда не пропали даром. Я ведь выбрал такую судьбу не случайно. Я был востребован, ставил по всей России, мне предлагали театры. Но я решил для себя, что хочу заниматься педагогической деятельностью и работать с молодежью. Они не погрязли в интригах профессионального театра, они не заштампованы, открыты для экспериментов! В такой работе столько открытий! И счастье, что Анатолий Петрович Лиферов, в то время ректор педуниверситета, дал добро на создание театральной студии, которая за эти годы переросла в серьезный театр. Семнадцать спектаклей, фестивали, конкурсы – это весомые показатели нашей работы, и хотелось бы более значимого результата для ребят.
 
– Геннадий Дмитриевич, вы выбрали режиссерскую профессию в послевоенное время, сложное и неоднозначное. Сейчас время относительного благосостояния, спокойствия. Как оцениваете «тогда и сейчас»?
 
– Раньше было гораздо интереснее! Как сказал о сегодняшней вседозволенности Марк Захаров: «А как же я сам у себя буду спектакли принимать?!» Несмотря на жесткость прежней системы, чувствовалась ответственность мастера за свои работы. Сейчас театральная планка сильно упала, все настроены на скорость, результат и кассу. Но в итоге складывается впечатление, что театр вообще мало кому нужен. А раньше, я помню, приходилось бороться за спектакли! Так было с моей постановкой по «Буранному полустанку» Чингиза Айтматова. Я тогда работал главным режиссером Академического русского драматического театра в Киргизии. Сделал инсценировку, добился, чтобы Айтматов ее принял, с трудом «выловив» его в бесконечных поездках. Мы прошли все инстанции, согласования, быстро, на подъеме сделали спектакль. Но тут возникает открытый конфликт Айтматова с первым секретарем ЦК компартии Киргизии Усубалиевым. Мы проводим одну сдачу спектакля, вторую… Шесть сдач! В зале сидит один человек из ЦК. Спектакль не принимают. Мы выезжаем на гастроли в Челябинск с этой постановкой. Весь город увешан афишами, но показать его так и не разрешили. Спектакль сняли с репертуара. А ведь могла бы быть первая постановка «Буранного полустанка»…
 
– Пройдя серьезную режиссерскую школу у Гончарова, Эфроса, имея многолетний опыт, наверное, про профессию знаете все. Или еще учитесь?
 
– Учусь! Постоянно читаю, ищу новые издания, перечитываю старые. Хочется научиться так работать с актером, чтобы без лишних эмоций, без крика и дыма, звучала пронзительная человеческая интонация. Хочется передать это умение ученикам, чтобы они оставались в профессии предельно честными и искренними.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы