Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№13 от 5 апреля 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Деньги на бочку
Кошелек или истина – Рязанский театр кукол  сделал философский выбор



Среди зрительских отзывов о новом спектакле Рязанского театра кукол нередко можно услышать «коммерческий». Пожалуй, да, спектакль с длинноногими танцовщицами go-go, пленительными гетерами и остроумными афоризмами имеет все шансы на хорошую кассу. Но Валерий Шадский не был бы Валерием Шадским, если бы и в таких условиях не затеял игру со смыслами. Отдавая дань реалиям театрального рынка, он ставит спектакль, провозглашающий в пику этим реалиям: «Деньги – это  цепи,  которые опутали мир!»

Спектакль театра кукол «Ищу человека. Диоген» находится в афише «для взрослых». Его можно назвать поистине долгожданным, как для зрителей, так и для актеров: со времени предыдущей работы для взрослых «Брат Чичиков» минуло 10 лет. Поэтому и те и другие успели соскучиться по настоящему диалогу. Три показа: 16, 17 и 30 марта – прошли при полном аншлаге. А тем, кто не успел, придется ждать до осени: театр кукол закрывается в связи с полной реконструкцией зрительного зала. «Посмотрите на эти стены, – напутствовал зрителей режиссер перед премьерой, – вы видите их в последний раз». Так что осенью мы увидим новый зал и «Диогена», в котором, надеюсь, сгладятся шероховатости предпремьерной спешки.

Выдержав десятилетнюю паузу, режиссер Валерий Шадский решил высказаться посредством пьесы старых советских комедиографов Владимира Константинова и Бориса Рацера. И судя по названию-объявлению: «Ищу человека. Диоген», – не просто высказаться, а продекларировать некоторые вещи крупными буквами.

Имя героя пьесы, древнегреческого философа, известно всем. Но вот подробности: сколько же было Диогенов на самом деле, кто из них днем с огнем искал Человека, кто жил в бочке, а кто проповедовал аскезу – остаются спорными в силу большого числа противоречащих друг другу описаний. Константинов и Рацер предлагают свою версию жизнеописания философа. А рязанские кукольники, преломив ее через свое мироощущение, создают действие без особой привязки к биографии и географии, сосредоточив внимание на главном наследии философа: идеях.

Диоген в исполнении Владимира Коняхина отвечает всем представлениям русского человека о такой загадочной фигуре как древнегреческий философ: он торжественно изрекает откровения, он лукав и простодушен одновременно, он радостно пританцовывает, открывая новый смысл бытия. По сути, он большой ребенок, наивно и искренне верящий в людей и истину. И тем горче выглядит его разочарование в финале, когда «ребенок» оказывается лицом к лицу с предательством, ложью и лицемерием.

По пьесе философ отнюдь не одинок (откуда, пожалуй, все его беды). Авторы пьесы наделяют его бытом и семьей: юной и пылкой дочерью Миленой (Светлана Гусева), уставшей от житейских тягот женой Памфилой (засл. арт. РФ Ольга Ковалева) и сварливой, но не теряющей бодрого настроя тещей Доридой (Светлана Кострикина). Семья перебивается кое-как, поскольку философскими истинами сыт не будешь и красивым афоризмом гвоздь в стену не вобьешь. В этом бедственном существовании неожиданно появляется лучик надежды в лице делового богача-архонта Фемистокла (Валерий Скиданов) и его сына Креонта (Валерий Рыжков), влюбившегося в Милену. И вот, когда дело к всеобщей радости идет к свадьбе, Диогена осеняет истина: «Все мы – рабы вещей!» И богатому дому архонта он предпочитает рассохшуюся винную бочку! Выманить его оттуда оказались не в силах ни аппетитная телятина от лавочника Антиоха (Сергей Захарчев), ни соблазнительная гетера Флорамия (Светлана Борисова, Татьяна Дубовикова).

И все бы ничего, но такое упорное отрицание земных благ приходится на время выборов архонта. А, согласитесь, электорат, которому ничего не нужно, – головная боль для властей! Как и о чем с ним договариваться?! Вот и разыгрываются вокруг безобидного философа в бочке отнюдь нешуточные интриги и козни!

Подобная ситуация могла бы сложиться в любое время: нравы в обществе потребления не меняются. Поэтому художник-постановщик спектакля Владимир Костарнов помещает героев пьесы в современный контекст. По всей высоте сцены возвышаются рекламные баннеры: блестящие автомобили, блондинистые красотки и зовущие надписи типа «Viva la Vita». Картонные в человеческий рост Шварценеггер и Сталлоне символизируют здоровый образ жизни, Уинстон Черчилль – тонкости политики, Мерлин Монро – стандарты красоты… «Бери от жизни все или не получишь ничего!» – убеждает нас яркий глянец.

Греция Владимира Костарнова – условна. Внутренний дворик бедняцкого дома, полуразрушенный портик, огромная голова статуи, словно выброшенная морем на берег. И главное – ощущение жаркого солнца, которое создает выжженная, белесая палитра сценографии и костюмов. Шум моря, плеск волн, греческие мотивы в музыкальных темах (композитор Альбина Шестакова) «выносят» зрителей на южный пляж. Но в эту идиллическую картину опять неумолимо вторгается сегодняшний день: электронной музыкой, подвыпившими дамочками и клубными тусовщиками. И античная Эллада за мгновение превращается в кислотную Ибицу. Спектакль поставлен на контрастах, которые еще больше подчеркивают публицистичность пьесы.

Вопреки всем ожиданиям Валерий Шадский поставил спектакль без кукол. Огромные манекены суперзвезд в действие почти не вовлекаются и выглядят молчаливыми символами эпохи. И в этом, наверное, оказалась главная трудность для некоторых актеров, которые не слишком убедительно выглядят в «живом плане». При этом как ярко смотрится момент, когда герой Валерия Скиданова, представив себя в роли будущего деда, одним движением сотворил из покрывала маленького внучка!..

Жанр спектакля авторами обозначен как «вполне возможно – комедия». Действительно, в финале жанровая чистота нарушается, хохоток по залу притихает. В такую неожиданную, неприкрашенную развязку верится с трудом, хотя наша реальная жизнь убеждает в этом каждый день. Тьма сгущается и даже яркий фонарь Диогена не в силах ее разогнать (хоть и продолжает упорно гореть!). Красивые истины идут ко дну, а на плаву остаются жаждущие наживы акулы. И над всем этим торжествует семейка Гомера Симпсона – Диогена наших дней – открывшего новую истину: «И когда же я, наконец, пойму, что ответы на жизненные вопросы находятся не на дне бутылки. Они в телевизоре!»



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы