Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№33 от 5 сентября 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Первый мастер
Один из самых ярких бомбардиров рязанского футбола – об ударе молнии, краснодарском «клеще» и тренерской мести 


 
Сейчас мастерским званием особо никого не удивишь: только в Рязани каждый год их появляются десятки, а кроме них случаются у нас еще и международники и даже заслуженные. А вот в начале 1960-х годов в нашем городе мастеров спорта были единицы, поэтому, когда полвека назад этой чести был удостоен первый игрок футбольной команды, это стало настоящим событием. К превеликому сожалению, начинания лучшего бомбардира клуба Юрия БОРИСОВА достойного продолжения у его последователей так и не нашли, так что лучшие воспитанники рязанского футбола становятся мастерами будучи представителями других клубов.


 
–Юрий Николаевич, если говорить официальным языком, за что вам было присвоено звание «Мастер спорта СССР»?
 
– В свое время я слышал так, да и Осипов, представитель федерации футбола РСФСР говорил, что если игрок привлекается в сборную Российской Федерации более двух сезонов, то ему автоматически присваивается это высокое звание. Вот я, как говорится, и попал под этот указ, поскольку три года входил в ее состав.
 
– А как состоялось ваше приглашение в сборную РСФСР?
 
– Видимо, когда мы проводили товарищескую встречу, кажется, с ветеранами сборной Москвы, кто-то из них и подсказал, что есть в Рязани такой нападающий. На первый сбор кроме меня пригласили еще одного игрока «Спартака» – Виктора Костина, но впоследствии почему-то вызывать перестали. 

– Что-то отложилось в памяти?
 
– Помню, как нам Осипов тогда говорил: «Ребята, вас пригласили, значит, вас увидели, теперь сделайте так, чтобы вас запомнили». Вот мы и старались себя проявить. Я вот не раз мог и сам забить, но всегда хотел сыграть, как сейчас говорят, тоньше, создать условия для партнеров. А оказалось, что нужно было наоборот самому завершать атаки. Вскоре стал постоянно получать вызовы в сборную, где подружился с саратовцами Левой Кудасовым, будущим вратарем ЦСКА, Виталием Шпитальным и Виктором Чернышковым. Вместе с ними всегда и жил в четырехместном номере на сборах.
 
– Юрий Николаевич, а как вы узнали о том, что стали мастером?
 
– Отдыхал я как-то дома после тренировки, вдруг вваливается дядя Лёня и прямо с порога начинает: «Слушай, ты, скромник, получил мастера и молчишь?» Я не понял ровным счетом ничего, и лишь после того, как он рассказал, что на площади Ленина на стенде висит номер газеты «Советский спорт», в котором об этом напечатано. Вроде бы на розыгрыш было не похоже, поэтому я решил лично в этом убедиться и отыскал нужный стенд, а их там тогда пять или шесть было. И вдруг вижу – маленькая такая заметка, в которой сообщалось, что решением федерации футбола РСФСР игроку рязанской команды «Спартак» Юрию Борисову присвоено звание «Мастер спорта СССР».

– Для вас это явилось полной неожиданностью?
 
– Не то слово: словно молния в голову ударила! Перечитал еще раз, ошибки быть не может, ведь официальное издание. Вроде бы радоваться нужно, а меня словно парализовало, ведь в Рязани тогда мастеров по пальцам можно было пересчитать. Разве кто-то мог такое предположить, ведь я до беспамятства был влюблен в футбол, беззаветно предан ему. А в конце сезона, когда в Доме офицеров при большом стечении народа мне вручали удостоверение и значок, я даже прослезился. Сразу нахлынули воспоминания, когда в детстве мама всячески пыталась отвадить меня, для чего даже майки, бутсы рубила топором. А после был концерт самодеятельных коллективов, выступления гимнастов.
 
– А почему прервались ваши выступления за сборную, ведь вы продолжали исправно поражать ворота соперников, становиться лучшим бомбардиром своей команды?
 
– С этим связана довольно некрасивая история. На мое имя пришла телеграмма, в которой сообщалось о том, что нужно прибыть в Ленинград, где наша команда должна провести матч со сборной СССР, после чего была запланирована поездка в Швецию, уже и документы все были подготовлены. Но руководство рязанской команды терять меня на такой длительный срок никак не желало, поэтому общими усилиями придумали отговорку: «А давайте ему бюллетень на это время оформим». Так и сделали, но в Москве долго разбираться не стали, впаяли мне дисквалификацию на три игры. Тут наши уже всполошились не на шутку, приезжаем все вместе в федерацию, там тренер Лохонин и Осипов: «Ну, что, прибежал?» – Я в ответ: «Нет, приехал» – «Юр, а ведь тебе не в футбол играть, а в тюрьме сидеть нужно». – «Как так?» – «А вот так. Хочешь характеристику на себя почитать?» Мне принесли лист, а низ у него был специально загнут, чтобы я не увидел, кто подписался. Начал читать, мама дорогая, чего только о себе не узнал – там специально такого понаписали, чтобы меня в сборную больше не вызвали. Так я и в Швецию не попал, и за своей командой три игры с лавки наблюдал. А потом еще в «Советском спорте» статья появилась, в которой говорилось, что руководство рязанского «Спартака» интересует только количество набранных очков, а не дальнейшая карьера футболиста.
 
– Юрий Николаевич, из состава той сборной многие игроки доросли до серьезных клубов класса «А», а вы, несмотря на открывшиеся перспективы для карьерного роста, так и остались верны рязанской команде. 
 
– Правильно говорите: остался верен. Да я вообще подобного развития событий даже в мыслях допустить не мог, ведь меня здесь вырастили, и разве я мог предать свой клуб. А ведь приглашений было каждый год по несколько, и куда только ни звали – от Москвы до самых до окраин. Уже в конце 1961 года я мог оказаться в Сталинграде, звонили и слали телеграммы из Перми, Челябинска и еще много откуда. А из Краснодара приехал солидный такой представитель уже с ордером на трехкомнатную квартиру: «Свою оставляй жене, а там получишь другую». Привязался прямо как клещ, а на вопрос, как я все объясню рязанскому начальству, ответил: «Да плюнь ты на всё, в верхах между собой решат». Вот так и пришлось мне от него просто сбежать. Приглашали на просмотр в московское «Динамо», за которое я с детства болел, и в «Торпедо», где тогда уже играл бывший капитан нашего «Спартака» Станислав Кузнецов. Он мне так говорил: «Юр, приезжай, попробуй, не получится, тебя потом другие команды с руками оторвут. У тебя же способности, техника, понимание игры, трезвость». Но я снова отказался, такой вот характер…
 
– Не жалеете, что не воспользовались теми возможностями, ведь преданность родному клубу по достоинству никто так и не оценил…
 
– Какое-то ощущение того, что удалось сделать в футболе далеко не все, конечно же, присутствует. Возможно, если бы играл сейчас, то поступил бы иначе. А тогда просто не мог поступиться принципами. К сожалению, моя карьера завершилась уже в 27 лет, хотя мог еще лет пять, как минимум, выступать и приносить немалую пользу своей команде. Но меня буквально сгноил тогдашний старший тренер рязанской «Звезды» Калинин, не дававший мне играть. А из тогдашнего спортивного руководства области на помощь в трудную минуту никто так и не пришел. Оказалось, что Калинин таким образом мстил мне за то, что в свое время я отказался выступать за команду Серпухова, которую он тренировал. Не дождавшись даже окончания сезона, осенью 1968 года я покинул «Звезду» и, несмотря на то, что впоследствии меня много раз уговаривали вернуться, свое решение не поменял. Стал работать тренером областного коллектива «Красное знамя».
 
– Юрий Николаевич, знаю, вы спустя несколько лет побывали на недавнем кубковом матче родной команды против столичного «Торпедо». Какие впечатления остались?
 
– От всей души порадовался такому серьезному успеху как выход в 1/16 финала кубка страны. Единственное, что несколько смутило, так это малое количество в составе «Звезды» местных воспитанников. На мой взгляд, свои ребята будут играть с большей самоотдачей, да и зрителям за своих болеть приятнее. Помню, играли мы против куйбышевских «Крыльев Советов», и мой партнер по атаке Юрий Поляков не воспользовался удобным моментом для взятия ворот. Я у него спрашиваю: «Почему не полез?» А он мне в ответ: «Ты местный, вот сам и корячься!»
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы