Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№09 от 7 марта 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



7 тысяч полетов наяву
Знаменитая российская парашютистка любит горные лыжи и цветы на своем балконе, которые распускаются аккурат к 8 Марта


 
Накануне «профессионального» праздника прекрасной половины человечества сложно найти собеседника такого женственного и в то же время столь мужественного, как рязанка Зинаида Михайловна КУРИЦЫНА. На счету нашей легендарной парашютистки, мастера спорта международного класса более семи тысяч прыжков, награды самых престижных соревнований планеты, почти два десятка мировых рекордов. 
 
Испытание высотой
 
– Зинаида Михайловна, объясните, пожалуйста: молодая симпатичная девушка и вдруг – прыжки с парашютом, которые и у взрослых мужчин вызывают панический страх…
 
– В первую очередь, хотела испытать себя. В детстве я занималась многими видами спорта, пробовала себя в самых разных направлениях: в художественной гимнастике, в спортивных играх, в лыжах, ходила в хор, играла на домре. Тогда все это было доступно и бесплатно. В нашем городе был учебный центр, где готовили вертолетчиков, летчиков, парашютисты прыгали. Мы все это видели на праздниках и всегда говорили, что это спорт взрослых людей. А когда в девятом классе девчонки из параллельного класса сделали по три прыжка, буквально загорелась этой идеей.
 
– Ожидания оправдались? 
 
– Да, мне очень понравилось. Я пережила что-то необыкновенное, что невозможно передать словами. Это надо испытать самому: действительно, было и страшно, и очень красиво после прыжка. Но мне было интересно, смогу ли я преодолеть себя – вот это, наверное, было самым главным. У меня брат учился на вертолетчика, так потом, когда я уже начала прыгать постоянно, он даже просил: «Может, попросишь инструктора, чтобы поставил мне прыжок?» 
 
– ???
 
– Просто все пилоты этого очень боятся. Летать не страшно, а вот прыгать… Сделать шаг в небо – это, наверное, самый тяжелый момент, потому что в самолете ты стоишь на твердой поверхности, а там ничего этого нет, и еще неизвестно, как себя поведет тело. Свои первые прыжки я делала под хвост на парашюте ПД-47, тем не менее, это была полная неизвестность. И меня она полностью затянула, но я не жалею ни одной минуты, что моя жизнь прошла в небе и рядом с небом.
 
– А как получилось, что впоследствии вы связали свою жизнь с парашютизмом?
 
– Все началось с приглашения в Рязанский центральный спортивный парашютный клуб. Любовь Максимовна Новикова (Масич), Царствие ей небесное, сказала: «Если хочешь, приезжай, но надо пройти проверку». Я приехала, прошлась по всем снарядам, как и подобает, поскольку была хорошо развита, и мне это все довольно легко давалось. Командование посоветовалось и вынесло вердикт: вы нам подходите. 
 
В сборной страны
 
– Результаты не заставили себя долго ждать?
 
– Уже на первых сборах в Фергане в индивидуальной акробатике я стала показывать время, превышающее мастерский норматив, а в мае 1969 года официально оформила это звание на соревнованиях. На тот момент у меня было лишь 287 прыжков. Поскольку с тех пор спортивные показатели не очень-то и далеко ушли вперед, можно сказать, что это очень достойный результат. У нас сейчас есть спортсмены, имеющие за спиной полторы тысячи прыжков, и еще только кандидаты. Не знаю, может, просто все так удачно сложилось, но я горжусь этим своим достижением.
 
– А в сборную СССР вас когда пригласили?
 
– С 1972 года я начала выступать в основном составе нашей команды ЦСПК, которая постоянно занимали призовые места на различных состязаниях, и я в том числе. Рост мастерства был очевиден, и в 1975 году решением Спорткомитета СССР меня зачислили в сборную страны, а уже в следующем сезоне в ее составе я выехала на первые международные соревнования. Это было первенство социалистических стран в Болгарии, где из пяти комплектов золотых медалей я завоевала все пять!
 
– Вот это да!
 
– Действительно, это был потрясающий успех, за который мне сразу же было присвоено звание «Мастер спорта международного класса». А ведь незадолго до этого еще сомневались, брать меня в сборную или нет. В том же 1976 году в составе сильнейшей команды страны я поехала в Италию на чемпионат мира, откуда привезла две серебряные медали – в групповых прыжках и в командном первенстве. После этого много чего было еще, а, может, было бы и еще больше, но в конце 1978 года я получила очень серьезную травму, и почти полтора года пробыла на больничном.
 
Семья рекордсменов
 
– В результате пришлось все начинать сначала?
 
– Да, пришлось наверстывать упущенное, ведь свой следующий прыжок я совершила лишь в 1981 году. Но ничего, это стало хорошим стимулом, и я не только догнала всех, я их обогнала. Уже в следующем году я была медалистом в личном первенстве, а 1983 год стал для меня самым удачным после травмы. Я возвратилась в сборную СССР, и из семи соревнований, в которых принимала участие, в пяти становилась абсолютной чемпионкой, призером чемпионата страны. По итогам года я не просто вошла в десятку сильнейших парашютистов страны, а ее возглавила.
 
– А почему все эти достижения не получили дальнейшего развития?
 
– Просто в моей жизни начался новый этап: я вышла замуж и родила сына. В то же время продолжала заочное обучение в пединституте на факультете физического воспитания, по окончании которого устроилась на работу в родной ЦСПК. Правда, продолжала выступать еще до 1990 года включительно, но параллельно уже занималась с молодежью и была тренером. Приходилось возить с собой ребенка по сборам, потому что мой муж тоже парашютист – мастер спорта, воздушный оператор Евгений Бакалов, и на соревнования мы ездили вместе с ним. 
 
– То есть у вашего сына не было других вариантов, как пойти по стопам родителей?
 
– Егор сам сделал свой выбор. Он прошел хорошую подготовку, и в 1998 году Федерация дала разрешение на включение его в состав Международной парашютной экспедиция в рамках подготовки и проведения Всемирных Юношеских Игр в Москве. Он не только стал самым молодым участником экспедиции, но и совершил свой первый прыжок на Северный полюс. На тот момент ему было всего четырнадцать лет. Произошло это под присмотром отца Евгения Бакалова, который занимался, да и сейчас занимается экспедициями на Северный полюс. А Егор сейчас служит в армии, старший лейтенант, и я горжусь им.
 
– Зинаида Михайловна, у вас и у самой хватает мировых рекордов.
 
– Да, семнадцать мировых и двадцать – Советского Союза. Это, скажем так, немало. Жаль только, что за рекорды ничего не платят, но мы богаты душой, а это куда важнее.
 
Следы в киноискусстве
 
– Зинаида Михайловна, насколько мне известно, парашютистов ЦСПК частенько задействовали в съемках различных фильмов.
 
– Действительно, в те годы было множество художественных картин о войне, поэтому режиссеры нередко прибегали к помощи профессионалов. По этой причине специально в Рязани снимались отдельные эпизоды кинофильма «Тени исчезают в полдень», где парашютисты высаживаются в тыл немцев. Один раз мы большой группой прыгали в Протасове. В перерывах ребята ездили в магазин за продуктами, а поскольку каких-то условий, да и времени на переодевание не было, то своим геройским видом они несколько шокировали местных жителей. 
 
– В съемках каких фильмов еще довелось принять участие? 
 
– «В небе только девушки», «За облаками – небо», «Спорт отважных». Был еще популярный в те годы рекламный фильм по авиаэкспорту. Мы тогда ездили по разным странам, демонстрировали советскую технику и наш парашют УТ-15, который был признан лучшим в мире и пользовался очень большим спросом. Побывали в Голландии, на Кубе, в Марокко, в Австралии, в Новой Зеландии. Там мы прыгали, показывали фигуры высшего пилотажа, приземлялись рядом с целью, и даже на монетный двор в столице Австралии Канберре.

– А как же полнометражный художественный фильм «Парашютисты»?
 
– Дело в том, что он снимался в 1984 году, когда я уже была беременной. Хотя, конечно, помогала, чем могла. Кстати, тогда мы познакомились и подружились с актрисой Александрой Яковлевой, которая в то время была очень популярной. Все участники фильма прыгали сами, хоть один прыжок, но совершили. А Александре это настолько понравилось, что она в дальнейшем сделала более двухсот прыжков. Вскоре она вышла замуж за нашего спортсмена-групповика, с которым познакомилась на съемках, и стала носить фамилию Аасмяэ. Что же касается фильма, то когда он вышел на экраны, я посмотрела, и он мне не понравился.
 
– Почему так?
 
– Дело в том, что актеры все какие-то зажатые, боятся прыгать. А у нас, если это чувство и присутствует у кого, то его не видно. Все веселые, если прыжков нет, так играем в волейбол, ребята – в футбол, устраиваем мероприятия. Помню, раньше у нас обычно проходило два сбора в Узбекистане, в марте и апреле, а между ними бывала неделя перерыва. Семейные разъезжались, а молодежь в основном оставалась. В такие моменты организовывали выезд в горы: весна, природа оживает, цветет урюк, и вообще все так красиво. Было у нас одно местечко, куда мы по выходным ездили: купались, готовили плов. Все это очень сплачивало коллектив. Однажды был какой-то местный праздник, мы прыгали на территорию цветущего сада, прямо на поляну, и решили приобщить к этому барашка. Ему подготовили специальную подвесную систему, так он уже в воздухе, поняв, что его ждет, так упирался, что четыре здоровых мужика с трудом сумели вытолкнуть его из самолета. Приземлился он очень даже удачно в районе нашей поляны, это было потрясающее зрелище. Но дожить отважному барану по понятным причинам удалось лишь до вечера (смеется).
 
Горнолыжная стихия
 
– Зинаида Михайловна, а вы счастливый человек?
 
– Да, я очень счастливый человек по разным причинам. В первую очередь, потому что посвятила жизнь тому делу, которое мне всегда очень нравилось. Я восхищалась теми людьми, которые были рядом, сильные и смелые. У меня очень много друзей в различных уголках нашей страны, которые всегда поддержат, придут на помощь.

– В числе ваших близких знакомых немало известных в городе личностей…
 
– Если вы имеете в виду Валерия Майорова, то познакомились мы, когда он пригласил нас к себе на телевидение, и сразу же у нас завязались дружеские отношения. Мы очень много времени проводили вместе, и Николай Плетнёв, и Володя Рязанов, мы все перезнакомились, и именно Валера нас всех объединял. И сейчас продолжаем дружить, правда, уже без него…
 
– Валерий Евгеньевич вообще был очень разносторонним человеком…
 
– Да, и очень любил комментировать спортивные соревнования по любому виду, у него было очень много таких передач, в том числе и по парашютизму. А мы приглашали его на свои сборы, и однажды я убедила его, что он обязательно должен и сам это испытать. Он очень боялся, но когда увидел, как прыгают хрупкие девчушки, сумел победить свой страх. Когда он сделал первый прыжок и собирался уже бежать на работу, я поздравила его полевыми цветами и сказала: «Нет, Валерий Евгеньевич, вы не угадали, сейчас пойдете на второй прыжок. Если вы не сделаете его сейчас, не сделаете никогда». Он был просто шокирован, но спорить не стал, а после второго приземления сказал: «Это просто потрясающее событие», и потом долго гордился тем, что в один день совершил два прыжка. И Николай Викторович Плетнёв прыгал, и другие ребята, и это очень похвально.
 
– Насколько мне известно, вам и самой экстрим не чужд.
 
– Каждому человеку нужны положительные эмоции, но иногда затягивает рутина, работа, болячки не дают покоя. Но когда чем-то увлекаешься, все проблемы моментально отходят на второй план. Когда я начала восстанавливаться после травмы, был у нас парень Андрей Сизов. Он сам из Душанбе и великолепно владел горными лыжами и всех нас поставил. Потихонечку, полегонечку и я научилась кататься, однако ровно десять лет назад я сломала шейку бедра. Все это время у меня было желание покататься, но не было возможности. А недавно в Семено-Оленинском открыли горнолыжный спуск, небольшой, 300 метров, как раз для меня. И вот когда 3 января я приехала туда, то сразу оказалась в родной стихии, и остановиться уже не получается: купила лыжи и при первой же возможности еду кататься.
 
По заслугам и почет
 
– Зинаида Михайловна, в этом году исполняется уже пятнадцать лет, как вам было присвоено звание Почетный гражданин города Рязани.
 
– Вы знаете, я человек не тщеславный, меня все и без того знают, поэтому это звание на мой жизненный уклад никак не влияет. У меня просто душа переворачивается, когда по весне сходит снег, и все это безобразие мы видим под окнами наших домов. Приходится надевать перчатки и, закрыв глаза, собирать весь этот мусор. Каждый год мы сажаем цветы во дворе и все радуются, когда видят наши великолепные клумбы. Наш двор уже несколько раз становился чемпионом и призером по красоте.
 
– То есть стараетесь везде вносить свою посильную лепту?
 
– Я люблю разнообразие в жизни и совершенно не даю себе покоя. Сейчас вот очень много времени и сил отнимает федерация парашютного спорта. Но ничего не попишешь, это надо для общего дела. А дома у меня самый настоящий зимний сад: шестьдесят горшков с цветами, два подоконника и балкон – все украшено.
 
– То есть к 8 Марта вы уже готовы?
 
– Да, мои цветочки меня постоянно радуют, у меня и на даче одни цветы, так что бездельничать вообще некогда. Поскольку наш разговор проходит в преддверии Международного женского дня, хочу поздравить всех рязаночек с праздником 8 Марта. Желаю любви, счастья, благополучия. Пусть вся наша жизнь будет в любви и цветах!
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы