Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№22 от 9 июня 2016 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Рейдеры, эксперты и судьи: что их связывает?
Некоторые решения судов заставляют говорить о наладившем свою работу «экспертно-судейском синдикате»

«Новая газета» продолжает следить за развитием дела ООО «НПО «ПромТехСоюз», владельца делового центра «Академический» в центре Москвы. Там, если помните, суды и следственные органы закрывают глаза на настолько явный рейдерский захват, что просто диву даешься. Причем, когда некоторые факты уже попросту невозможно игнорировать, в ход идет юридическая казуистика. Недавно у редакции появилась свежая информация по данному делу.

Быстро и просто

Напомним суть вопроса. Некий очень деловой гражданин из Томска Виктор ЕКИМОВ неожиданно заделался собственником бизнес-центра «Академический» в центре Москвы (площадью 12,5 тысячи квадратных метров, стоимостью один миллиард сто семьдесят семь миллионов восемьсот одна тысяча рублей). Центр только за счет сдачи в аренду офисов имеет более миллиона долларов ежемесячно. Причем захват был осуществлен таким наглым образом, что поначалу в реальность происходящего просто не верилось.

Сначала Екимов в 2006 году вроде согласился поучаствовать в проекте деньгами, за что ему передали долю в ООО, аж целый 51%. Потом Екимов передумал, деньги на развитие зажал, долю свою продал обратно, только вот договор о продаже доли вдруг исчез из офиса истинных хозяев здания. А дальше ситуация начала развиваться стремительно.

Екимов идет в арбитражный суд, который в двух инстанциях отказывает в иске, а в кассации признает его владельцем 51% доли «ПромТехСоюза». Но этого мало, и вот уже в налоговую направляется это решение суда, но с маленьким исправлением: по нему Екимов владеет фирмой уже на все 100%. Да, вот так просто, с помощью наглости и уверенности, что это сойдет с рук. И ведь сошло и сходит до сих пор!

Налоговики спокойно принимают поддельные бумаги, регистрируют Екимова как единственного собственника, ЧОП вытесняет из здания прежних хозяев – и все, дело сделано, можно спокойно получать дивиденды с отжатого предприятия.

Уголовное дело по факту мошенничества (подделка решения суда) было сначала открыто, а потом закрыто, причем при наличии у следствия всех доказательств.

А камнем преткновения в арбитражных судах стал тот самый договор о продаже Екимовым своей доли обратно истинным хозяевам «Академического». Тот сначала пропал, а потом неожиданно обнаружился при обыске в рамках уголовного дела по мошенничеству в офисе Вячеслава ЕФИМЕНКО, юриста, представлявшего Екимова на всех процессах. Казалось бы, все теперь стало ясно и понятно, здание можно возвращать истинным хозяевам, но тут Екимов заявил, что подпись на тщательно скрываемом и с большим трудом найденном документе не его! И начался длительный этап экспертиз.

А судья не верит!

Всего по злополучному договору и акту к нему было произведено двенадцать экспертиз и исследований в различных государственных и частных организациях, в том числе в экспертно-криминалистических центрах МВД и Минобороны, а также комиссией экспертов Минюста. И все в один голос заявляют: подпись на документе принадлежит Екимову, но арбитражный судья Лидия АГЕЕВА два с половиной года(!) отказывается в это верить. Как тут не вспомнить о миллионе с лишним долларов, который все это время ежемесячно выкачивается из «Академического».

Зато судья Агеева будто бы сама отправила документы на исследование в Минюст, да вот незадача, забыла прикрепить некоторые бумажки. Минюст их затребовал, прождал полгода, в результате исследование так и не состоялось.

Но зато судья Агеева с подозрительной настойчивостью настаивала на том, чтобы дополнительную экспертизу провела некая частная фирмочка, предложенная стороной Екимова, ООО «Бюро независимых экспертиз «СВС-ЭКСПЕРТ». Причем эту контору сначала пришлось очень долго разыскивать, так как по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, ее обнаружить не удалось ни почтовикам, ни журналистам. А ведь по этому адресу высылали оригиналы документов, странно, что они не потерялись в дороге. В результате фирмочку как-то нашли, «экспертиза» была проведена. Ее результаты почему-то никого не удивили: «эксперты» Сергей СОКОЛОВ и Дмитрий АРЕСТОВ заявили, что подпись в злополучном договоре ставил не Екимов. Чего, собственно, и ожидали определенные лица. Однако это экспертное заключение тут же было подвергнуто сокрушительному разгрому со стороны более опытного специалиста. Читать это заключение по экспертизе – одно удовольствие, Соколов и Арестов в нем представлены просто нашкодившими котятами. А ведь им, кроме злополучного договора, был представлен огромный материал для сравнения: начиная от подписей в паспорте и банковской карточке, на различных документах, кончая отобранными образцами подписи Екимова в быстром-среднем-медленном темпе и даже в положении стоя. Не помогло, заключение все равно получилось «кривое».

Мордой по столу

Рецензирование экспертизы Соколова и Арестова проводил Вячеслав КОНДРАТЬЕВ, закончивший еще в 1987 году Высшую следственную школу МВД СССР. Стаж экспертной работы в области почерковедческих экспертиз и технической экспертизы документов – 29 лет. Ему было поставлено два вопроса: обоснованы ли выводы в заключении Соколова-Арестова и соответствует ли это заключение требованиям методик и действующему законодательству. Ответ был категоричным: «были нарушены как форма и структура, так и весь процесс экспертного исследования в части почерковедческого исследования».



Приведем выборочно только несколько цитат из заключения Кондратьева:

«Непонятно, кто предупреждал экспертов Соколова Сергея Владимировича и Арестова Дмитрия Анатольевича об уголовной ответственности: «Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК РФ предупрежден. Налицо формальная отписка, что делает подобную подписку ничтожной с юридической точки зрения». Не этот ли факт сделал экспертов такими смелыми и «невнимательными?»

«Экспертами Соколовым С.В. и Арестовым Д.А. не указывается даже, какую методику (визуальное сопоставление, оптическое наложение) сравнительного исследования подписи они применяли».

«Экспертами-криминалистами проигнорирована большая часть из существующих видов частных признаков почерка. Налицо явная неполнота проведенного исследования и сокрытие совпадающих признаков».

«Налицо явное «притягивание» различающихся частных признаков и все так называемые «различающиеся» частные признаки носят вариационный характер (то есть если они есть в одном образце подписи Екимова В.С., то в другом эти же признаки совпадают).

«Но и это еще не все: из 7 букв (штрихов), из которых состоит подпись Екимова В.С., для сравнительного исследования взяты всего 3, а остальные полностью проигнорированы, так как частные признаки в них имеют полное совпадение, налицо все признаки фальсификации».

«Представляется странным, что количество образцов, отобранных для иллюстраций и разметки, датированных 2008 годом (год подписания злополучного договора, – ред.) всего 2, а их поступало 4. Может быть, в других образцах было больше совпадений в частных признаках почерка, и их просто исключили из иллюстраций с разметкой признаков?»

«Не описываются другие общие признаки подписи, такие как: преобладающая форма движений, конструктивная сложность движений и т.д., а они тоже все совпадают. То есть налицо явная неполнота проведенного исследования и, как правило, еще одна грубейшая ошибка».

Там еще много всего интересно, только цитировать и цитировать. Можно хоть учебник издавать о том, как не надо делать (или подделывать) экспертизы. В результате эксперт Кондратьев констатирует не только плохую теоретическую и практическую подготовку «специалистов», но однозначно заявляет, что их выводы «не обоснованы, ошибочны и подтасованы». Ну и, понятно, что заключение это противоречит методикам проведения и действующему законодательству. Но примет ли это во внимание судья?

Будет всё, как ты захочешь!?

Однако все предыдущие действия вокруг «Академического» показывают, что все, что не укладывается в рамки позиции Екимова, судом или игнорируется, или включаются очередные рычаги затягивания дела (мы ведь еще помним, какие суммы каждый месяц капают с бизнес-центра). И, думается, совсем не зря судьей Агеевой было проигнорировано мнение ранее подтвердивших подлинность подписи Екимова экспертов Минобороны, МВД России, Министерства юстиции. У участников процесса создалась твердая уверенность, что для вынесения решения по делу нужна лишь пусть корявая, но экспертиза в пользу Екимова, и наплевать, что она подтасована, по мнению крупнейших специалистов в данном вопросе. Запустить карусель на новый круг, потянуть время, а тем временем ООО «НПО «ПромТехСоюз» попросту обанкротят и истинным хозяевам достанутся рожки да ножки. В журналистской среде уже появился устойчивый термин: «экспертно-судейское сообщество (синдикат)», который особенно прекрасно произносится в сокращении. Сколько людей и организаций пострадали от действий этого «синдиката», трудно даже представить.

Причем до тех пор, пока судьи не будут нести ответственность за заведомо неправосудные решения, а эксперты отвечать в уголовном порядке за сфальсифицированные экспертизы, отечественная судебная система так и будет барахтаться в коррупционной паутине. И изменить такую ситуацию можно только волевыми решениями.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы