Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№43 от 9 ноября 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости
Тариф 23 (20.11.2017)



Марафонец из Сараев
 Добившийся признания рязанский бегун – об экстремальных забегах, украденном паспорте и успешных воспитанниках

Несмотря на то, что в начале текущей недели мастер спорта СССР Александр БИРЮКОВ отметил свой 65-летний юбилей, назвать его ветераном как-то язык не поворачивается. Он остается в легкоатлетическом строю и, как прежде, несколько раз в году принимает участие в марафонах (42 км 195 м), а в качестве тренировки ежедневно пробегает не менее десяти километров.



– Александр Андреевич, давайте, как говорится, с самого начала.

– Родился в селе Телятники Сараевского района. В то время самыми доступными видами спорта были легкая атлетика и лыжи. Кстати, последние два года учился в одном классе с Екатериной Саморуковой, нашей прекрасной бегуньей..

– Уникальный случай, когда сельская школа из такого отдаленного района воспитала сразу двух мастеров спорта СССР!

– Да, учитывая, что спортинвентаря не было никакого, но мы старались быть сильными. Я двухпудовую гирю десять раз выжимал, 48 раз подтягивался, в футболе без гола с поля не уходил. Бегал здорово, хотя предпочтение отдавал все же лыжам, где выполнил первый разряд. Учился хорошо, был в школе секретарем комсомольской организации. В 1970 году поступил в Рязанский сельскохозяйственный институт и довольно быстро сумел заявить о себе. А когда к нам пришел Юрий Сергеевич Астахов, началась уже целенаправленная работа на результат.

– Как вы стали марафонцем?

– В 1972 году в Кишиневе принял участие во всесоюзном кроссе на призы газеты «Правда». Вскоре появилось желание бежать дистанции подлинней. Такая возможность представилась на всероссийских соревнованиях сельских спортсменов, которые проходили в Солотче. Мой тренер Астахов говорит: «Тридцать километров не пробежишь. Тяжело». Я в ответ: «Пробегу!» Состав участников был представительным – 40 мастеров, ведь каждая область присылала лучших, но я чувствовал, что могу выступить успешно. Со старта втопил и долгое время лидировал, но после 20 километра стало как-то тоскливо, меня стали доставать, а еще через пять вопрос уже стоял так: добегу или нет. К тому же не угадал с обувью, подошва у которой была тонкой, как листок. Ноги разбил, кровь течет, а тут Астахов на мотоцикле: «Садись в люльку, не мучайся!» Но я дотерпел и финишировал восьмым. А уже осенью в Калининграде впервые пробежал классический марафон 42 километра 195 метров. 

– Как развивалась ваша карьера дальше?

– После окончания вуза подошло время службы в армии, и я оказался в ЦСКА, где начальником был наш земляк Виктор Васильевич Байков. Участник Олимпийских игр, мастер спорта международного класса, также в прошлом марафонец, он был настоящим примером. Моим тренером стал четырехкратный чемпион страны Фролов, который и формировал команду. И вот как-то меня поставили на марафон Вооруженных Сил в Ужгороде, правда, под чужой фамилией – никто же не думал, что могу выиграть. После сорока километров я лидировал с отрывом метров сто, тут поступила команда: «Назад, а то снимут». Я сразу схватился за бок, начал имитировать боли, но все равно оказался третьим, да еще по мастерскому нормативу пробежал. Только финишировал, тренер мне говорит: «Езжай отсюда, а то дисквалифицируют». Меня включили в сборную РСФСР, всю зиму ездил тренировался. 

– Ваши результаты в то время резко пошли вверх?

– Дело в том, что в Вооруженных силах были собраны практически все сильнейшие атлеты. Помню, как на одних соревнованиях Владимир Меркушин и Александр Федоткин выступали за Белоруссию, Михаил Улымов – за Приволжский военный округ, мы с Александром Луковичем – за Московский. Все рязанцы! А тут в то время практически никого не осталось, ведь все лучшие с тренером Александром Федоровичем Агрызкиным перебрались в Белоруссию.

– А когда вам удалось стать мастером спорта уже под своей фамилией?

– В 1978 году в Калининграде был на сто процентов уверен в себе. Но когда тридцатку преодолел, две минуты не укладывался в график. Рядом еще человек пятнадцать, и вот я им говорю: «Кто готов со мной бежать, будет мастером». И ввалил так, что последние двенадцать километров преодолел за 38 минут. Вместе со мной в норматив уложился и Александр Рябов – он сасовский, но тогда учился в Томске. 

– Александр Андреевич, не подсчитывали, сколько всего километров вы пробежали за свою жизнь?

– Нет, подобной статистики не вел. Помню, за год самое большее было восемь тысяч, сейчас порядка четырех, ну, а в среднем выходит около 6000 километров. В 1977 году принял участие в пяти марафонах, обычно было два-три.

– В таком сложном деле, как ваше, наверняка без курьезов не обошлось?

– Подобные случаи встречаются сплошь и рядом, мне же наиболее запомнились соревнования в Ашхабаде во второй половине 1970-х годов. Подкупило то, что там даже в начале декабря было тепло, экзотика опять же. Стартовали при 20 градусах, а уже на дистанции столбик термометра поднялся до 30. Трусим потихоньку, огромная толпа более трехсот человек, а тут еще с питанием произошел сбой, воды до 28 километра вообще не было. Бежать невозможно, чуть ли не шагом дошли до арыка. Победителем стал туркмен, а мы были рады, что вообще до финиша добрались. Происходило все в пустыне, половина дистанции в одну сторону, после чего надо возвращаться обратно, и сократить негде, и доехать не на чем. А в гостинице еще одна беда: у нас четверых из номера украли паспорта, хорошо хоть билеты оставили. До последнего не знали, посадят нас в самолет без документов или нет.

– А стать мастером спорта международного класса возможности не было?

– Наиболее близок к этому я был в 1981 году на Кубке СССР, который проводился в Черкассах. Я тогда был очень хорошо готов, бежалось здорово, хотя жара была как на сковородке – 38 градусов, потеть даже нечем было. По итогам этих престижных соревнований всем призерам присваивалось звание международника. Желание было огромное, поэтому решил пренебречь турнирной стратегией, вырвался вперед, по дистанции выигрывал у конкурентов до двух минут. Думал – убегу, соперники смирятся, но на концовку не хватило сил, финишировал лишь пятым. Выходит, не судьба, но главное, что я ни разу не перегрузился и до сих пор и на лыжах бегаю, и в футбол играю, и плаваю.

– Свою жизненную философию вы с успехом передаете ученикам на кафедре физвоспитания агротехнологического университета.

– Действительно, 1 января следующего года исполнится сорок лет педагогической деятельности, шестнадцать из которых я отработал заведующим кафедрой. После службы в армии вернулся в сельхозинститут уже в ином качестве, можно сказать, вся жизнь тут и прошла. За это время 31 человек выполнил норматив мастера, к чему в той или иной мере оказался причастен и я. Из своих воспитанников отмечу Валерия Мотарева, Юрия Шуварикова, Татьяну Сычеву (она до сих пор выступает под моим началом), а также Владимира Потапова, который погиб в Афганистане, был награжден двумя орденами Красной Звезды. В мою бытность учились будущие доктор педагогических наук, три кандидата. Сейчас у вуза три специализированных спортивных зала, собственный стадион, была предварительная договоренность на строительство 50-метрового бассейна. Все задуманное, к сожалению, пока не удалось осуществить, но мы надежды не теряем.

– Вы по-прежнему продолжаете выступления не только в российских, но и в международных соревнованиях. Каковы последние успехи?

– Это победа в первенстве Рязанской области по ветеранам. Принимал участие в Питере в Международном марафоне «Белые ночи», но подвела нога – оказался четвертым в своей возрастной группе. А в прошлом году в Зеленограде был признан лучшим ветераном, а моя воспитанница Татьяна Сычева стала абсолютной победительницей.

– У вас, как у четы Петровских, – семейный подряд: до сих пор бегаете на пару с супругой Валентиной Петровной. А как образовалась эта спортивная ячейка?

– Судьба, не иначе, да и без спортивной составляющей не обошлось. Познакомились мы в 1976 году на сборах в Ужгороде, где Валентина училась в университете. Она бегала полтора и три километра, была кандидатом в мастера. Затем встречались на соревнованиях три-четыре раза в год, переписывались, а два года спустя сыграли свадьбу. 
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы