Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№14 от 11 апреля 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Весь город – театр
Рязанский бутафор РАКИТИН пишет картины, по которым можно писать пьесы    


 
Жители вымышленного Маркесом колумбийского города Макондо боролись с провалами памяти, приделывая ко всему таблички с надписями. Помечая каждый предмет: «стол», «стул», «часы», «дверь», «корова, которую нужно доить каждое утро» – они пытались с помощью слов остановить ускользающую от них действительность. «У входа в город повесили плакат: «Макондо», другой, побольше, установили на центральной улице, он гласил: «Бог есть». На всех домах были начертаны разные условные знаки, которым надлежало воскрешать в памяти предметы и чувства» (© «Сто лет одиночества»).


 
Конечно, Макондо имеет мало общего с современной Рязанью. Но судя по количеству табличек, напоминающих о «березовом крае» и «сердце России», наш город тоже постепенно поддается эпидемии забвения. Вот только таблички здесь не помогут. Если спасти уходящую натуру физически уже нет возможности, остается надежда лишь на память, запечатленную для вечности в произведениях искусства. Одна такая выставка проходит сейчас в стенах Рязанского театра для детей и молодежи. «Мой город – мой театр» – так назвал свою первую выставку художник-бутафор театра Виктор РАКИТИН, отдавая дань двум привязанностям своего сердца: родному городу и театральной стихии.

 
Двойное открытие
 
Открытие выставки стало и открытием художника. Имя Виктора Ракитина не звучит на вернисажах и не встречается в музеях и галереях. Тем не менее, рисует он всю жизнь. Рисует, что называется, «в стол», а значит – по настоятельному велению души.
 
О своем занятии говорит просто, без затей, как о свершившемся факте биографии: «Художник по призванию, с самого рождения, – это я точно чувствую».
 
Другие факты биографии: родился в Рязани в 1946 году. Многодетная семья: отец – слесарь, мама – домохозяйка, девять детей. Этюдник и краски были для маленького художника самым желанным подарком. Постепенно увлечение переросло в серьезное занятие. С особой теплотой Виктор Тимофеевич вспоминает своего педагога в художественной школе – Зою Григорьевну Гнаткову. Тем, кто хоть немного знаком с художественной жизнью Рязани, это имя скажет о многом. Гнаткову называют своим учителем многие маститые, увенчанные лаврами живописцы нашего города. Она «влюбляла» в искусство, как признают спустя годы ее ученики. Таким же «влюбленным» оказался и наш герой. Продолжив образование в Рязанском художественном училище, отслужив в армии, он выбрал прикладную направленность своей профессии: работал художником-оформителем в разных организациях города, занимался интерьерами, дизайном. Но живопись не бросал и… втайне мечтал о театре!
 
Ручная работа
 
Известно, что с мечтами надо быть осторожнее: они имеют свойство сбываться. На шестом десятке сбылась и мечта Виктора Ракитина: уже четыре года он работает художником-бутафором в Театре на Соборной. И все эти годы в его мастерской вместе с театральными поделками накапливались картины: стопками и пачками, у стен, под столами и на полках – пока их однажды не разглядел артист театра Виктор Шульц. 
 
Открыв выставку 26 марта, накануне Международного дня театра, «соборяне» сделали подарок и своему бутафору, и городу, и себе.
 
– Пока мы развешивали картины, актеры подходили и интересовались: а это к какому спектаклю декорации? – так, улыбаясь, рассказывал на открытии Виктор Шульц.
 
Впрочем, недоумение артистов вполне понятно. Работы Виктора Ракитина удивительно театральные, наполненные драматургией. Художник не гонится за реалистичным изображением, наполняя свои картины символами, мифологическими образами, воспоминаниями и полунамеками.
 
«По картине можно пьесу написать!» – удивлялись первые зрители. И в этом случае главным героем пьесы окажется Город.
 
Крыши, печные трубы, стены, лестницы, автомобили, сохнущее белье на туго натянутых веревках  – на картинах присутствуют все формальные городские признаки. В дверных и оконных проемах, в интерьерах и на улицах мелькают жители: неясными контурами и четкими фигурами, безликие и с ярко выписанными глазами, неизвестные и легко узнаваемые. Живое и неживое сплетаются в единые городские пейзажи, существующие вне евклидовой геометрии и всемирного тяготения. Они подчиняются только памяти своего автора, его ностальгии и ощущению нынешнего времени.
 
Рязань на картинах узнается не по документальному воспроизведению, а по настроению. Вразброд шатающиеся дома под серыми крышами, полуразрушенная стена красного кирпича и купола храма в провале между домами, – улица Фурманова узнается даже без подписи по ощущению разрухи и безысходности. Наш город и есть самый настоящий театр: сегодня комедия, завтра – фарс, вернулся с гастролей, а тут уже – драма…
 
Художник передает сам дух старого города, хрупкую красоту уходящего мира. Наверное, в этом и есть главный секрет бутафорского дела – умение создавать иллюзию и придавать особую ценность простым вещам.
 
По законам театра – не признающим ограничений – живут и картины Виктора Ракитина. Акрил, акварель, гуашь, темпера, тушь... Клочки газет, монтажная пена, пластик… Его работы трудно отнести к какому-либо одному стилю, в дело идут все материалы и техники. Проволока и фольга превращаются в балерину. Бесхозная дверка от шкафчика – в основу для картины. Да и сам автор не скрывает: «Использую все, что попадется под руку».
 
Даже на открытии выставки, художник (наверное, «выдернутый» из мастерской ради торжественного момента) крутил в руках кисть. Казалось, окажись рядом лист бумаги, и она тут же пойдет в дело. Без всяких пресловутых мук вдохновения.
 
Говоря о творчестве, Виктор Тимофеевич вспоминает популярную карикатуру, где величавый художник стоит перед внушительным холстом. Кисти, краски, красивая мастерская, эффектная поза... а холст пустой. «Когда нечего сказать, это не художник, – пожимает плечами бутафор. – А мне легко: я не придумываю никакие темы, просто сажусь и рисую».
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы