Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№25 от 11 июля 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Челентано от фотографии
Столичный  мастер Владимир ШИРОКОВ показал рязанцам чёрно-белые звёзды


 
Эти фотографии не требуют табличек с подписями. Сосредоточенный Николай Фоменко, закрывшийся скрещенными на груди руками и непривычно серьезный Иван Ургант, купающаяся в ярком свете Рената Литвинова, «изрезанный» полутенями Юрий Шевчук… Любой зритель, следящий за новостями шоу-бизнеса или пролистывающий глянцевый журнал, узнает героев этих снимков без труда. Правда, увидит их без привычного лоска. Свой – монохромный – взгляд на российских и зарубежных звезд 4 июля представил рязанцам на выставке «Чёрно-белое. Звёзды!» известный светский фотограф Владимир ШИРОКОВ.
 
Привезенная в наш город усилиями телеканала «РЕН ТВ – Рязань» выставка расположилась (бесплатно для всех желающих) на втором этаже кинотеатра «Пять звезд». И, проходя по лестнице, испытываешь некое дежавю, увидев брутального Тиля Швайгера сначала на афишах «Соблазнителя 2», а потом – в черно-белом исполнении Широкова. Ощущение дежавю не покидало и всю пресс-конференцию: словоохотливый фотограф, с легким изяществом жонглирующий именами знаменитостей, ироничный и франтоватый, сам выглядел столичной звездой, сошедшей со своих же снимков.  
 
Хотя, наверное, так оно и есть. В послужном списке Владимира Широкова работа практически со всеми представителями российского бомонда, а для глянцевых журналов его имя является своеобразным знаком качества. В нынешнем году автор отмечает тройной юбилей: 15 лет в глянце, 25 лет творчества и личный 45-летний юбилей. 
 
Впрочем, несмотря на солидный стаж, груз прожитых лет, глядя на Широкова, не ощущался. Что случается в том редком случае, если человек испытывает истинный кайф от своей работы. 
 
– Каждый из нас делает то, что ему нравится и что получается, – открывает нехитрую истину фотограф. – В детстве я ходил в художественную школу, там все умели рисовать, а я нет. Поэтому взял в руки фотоаппарат, чтобы снимать своих друзей, одноклассников, и мне понравилось! Педагог в художественной школе признал, что рисовать я не умею, но снимать портреты получается. Я и сам это чувствовал. И тогда я подумал, – отшучивается Широков, – отличная профессия – ничего не делаешь, нажимаешь на кнопку и получаешь деньги!
 
И тут, действительно, проще отшутиться, чем ударяться в воспоминания. Ведь начинать Широкову пришлось в буйные девяностые, и все эти годы они – российский глянец и фотограф из Кирово-Чепецка – росли вместе:
 
– Когда мы начинали в конце девяностых, глянец в России только-только зарождался. Ни фотографы, ни звезды особо не представляли формат съемки для глянцевых журналов. И чтобы познать все тонкости, понадобились эти 15 лет. Сегодня глянец в стране уже совершенно на ином уровне. Звезды шоу-бизнеса уже хорошо представляют, что это такое. Это не обложка, здесь не нужно быть излишне улыбчивым, фальшивым, играть некую роль. Нужно уметь войти в образ и целиком отдаться процессу! Сегодня с этим проблем нет, но я помню, когда в 1999 году я снимал Рика Юна, артиста из нескольких «джеймсов бондов», то пребывал просто в шоке от того, как он работал перед камерой. Ему не нужно было ничего подсказывать, он четко знал, что и как нужно делать, переходя из состояния и состояние.
 
Выставка, которую Широков привез в Рязань, – не глянцевая, а потому, по его же признанию, самая для него дорогая. Разложенные на черное и белое, публичные люди словно теряют свой защитный панцирь из светского лоска. И поддаваясь обаянию фотографа, открывают объективу искренние эмоции:
 
– Я не репортажный фотограф, и, конечно, все эти люди находились в предлагаемых обстоятельствах, знали, что их фотографируют. В этом смысле данная выставка – разумеется, постановка. Но очень важно в этой постановке создать такую атмосферу, чтобы человек был максимально расслаблен. И, на мой взгляд, на этих фотографиях это получилось в полной мере. Само слово «постановка» предполагает некую фальшивость, для меня во всяком случае. Но здесь есть ощущение естественности.
 
Фотосессия – это совместный эмоциональный процесс. Как вы зададите мне вопрос, так я на него и отвечу. Так же и во время съемки. Вступают четкие законы психологии. Есть не так много эмоций, которые человек может изобразить на портрете: грусть, покой, улыбка. Но люди все разные и, чтобы человек искренне улыбнулся, посылы надо давать тоже разные. С одним примитивно, с другим – сложно, с третьим – и анекдот сработает. Со временем я понял, что фотограф-портретист на 50% психолог. Не спугнуть эмоцию – это так трудно и так важно! И еще момент: поскольку я снимаю профессионалов, знающих, что такое фотосессия, то они могут очень искренне сыграть. В этом тоже есть кайф! Зритель этого не замечает, но я-то вижу, что все сделано холодным умом. И результат потрясающий!
 
Единственный, на кого не действуют психологические приемы Широкова – это сам Широков. На вопрос о его автопортрете, украшающем афишу, фотограф признался в собственной нелюбви к фотосъемке:
 
– Для меня этот процесс всегда мучителен. Я знаю, как это сделать, но не могу сделать это сам. Ненавижу фотографироваться по этой причине. Мне нужно быть в двух местах: с одной стороны расслабиться и выдать какую-то эмоцию, с другой – контролировать, что делает ассистент за камерой. И тут меня раздражает все: как он нажимает на кнопку, что он делает это слишком медленно и т.п. Поэтому процесс фотографирования меня напрягает, хотя иногда получается.
 
Мастер портретного жанра Широков добра от добра не ищет. И хотя периодически его уводит в сторону (то в уличную travel-фотографию, то в макросъемку цветов), всем экспериментам и творческим поискам он предпочитает завоеванные позиции, руководствуясь главным принципом: за красоту!
 
– Все понимают, кто такой Широков: Широков снимет красиво. Есть фотографы, которые снимают модно, остро, в стиле Esquire. Если проводить параллель с музыкой, я – это качественная поп-музыка. Человек, заказывающий сессию, понимает, что именно это я и «спою». Поэтому никаких удивлений не бывает, мы все получаем качественный результат наших усилий. Перед тем, как «полететь» на фотосессию, все обсуждается «на земле», вплоть до того, как будут накрашены ресницы. Конечно, в процессе съемки можно фантазировать, но опять-таки в формате того, что от тебя ждут. И мне это нравится. Не потому что я другого не умею, нет, просто мне это близко. Я как итальянская поп-музыка. Там всегда есть красивая мелодия, поэтому она хорошо ложится на ухо.
 
Обсудив с рязанскими журналистами все, начиная от фотокамер («Пользуюсь Canon, просто потому что нравится оптика и как кнопочки расположены») и заканчивая Photoshop’ом («Мы же не ходим в наглаженной одежде, мы хотим, чтобы было красиво. Поэтому Photoshop должен быть обязательно. Но надо понимать его качество!»), Широков обаял всех и вся, и под финал призвал в инстаграм!
 
– Инстаграм – крутой заменитель телевизионной и сетевой новостной ленты. Утром за чашкой кофе я просматривают фотографии тех, на кого подписан. В большинстве своем это не профессиональные фотографы, но они дико талантливо снимают! Японка, выкладывающая каждый день снимки своего ребенка... Житель Нью-Йорка, фотографирующий силуэты людей... Каждое утро я жду этих фотографий, чтобы посмотреть, что еще у них произошло! Это очень подпитывает! Я пролистываю своих подписчиков и получаю потрясающий заряд вдохновения. Даже могу не завтракать: посмотрел и хочется работать с новыми силами! Подписывайтесь на мой инстаграм!
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы