Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№09 от 16 марта 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Ольга МИЩЕНКОВА // Общество
Неудобный» теоретик Ирина Нестерова
 Одна из самых бескомпромиссных и эрудированных преподавателей Рязанского музыкального колледжа учит своих студентов чувствовать эпоху

Рязанский музыкальный колледж имени Пироговых уже начал движение к своему столетию, а потому разговор о его выпускниках и преподавателях кажется сегодня наиболее актуальным, особенно если он происходит по случаю их собственных юбилеев.

Сегодня такая персона – теоретик-музыковед Ирина НЕСТЕРОВА, выпускница Рязанского музыкального колледжа (РМК) имени Пироговых (1982г.) и Казанской государственной консерватории имени Н.Г.Жиганова (1987г.). А еще она – наша коллега, вошедшая в журналистику в 1983 году во время учебы в Татарстане, когда ее первый музыковедческий материал был опубликован в «Вечерней Казани». Она, пожалуй, единственный теоретик-преподаватель РМК, регулярно сотрудничающий с «Рязанскими ведомостями» и «Вечерней Рязанью», ее профессиональные статьи можно прочитать в московском «Музыкальном журнале», а потому «Новая газета» поздравляют Ирину Анатольевну с юбилеем и желает ей больших творческих успехов.

Накануне юбилея принято подводить определенные итоги и вспоминать об истоках, которые к итогам привели.



Ирина выросла в семье врачей: мама – известный в городе невропатолог Г.Б.Веденяпина, которая до сих пор (а ей без малого 80!) консультирует в городском Доме ребенка. Папа Ирины – А.С.Веденяпин, некогда не менее известный судебно-медицинский эксперт-криминалист, от заключений которого очень часто зависели человеческие судьбы, а потому он, как никто, не имел права на ошибки.

Родители занимались дочерью серьезно, с очень раннего возраста – обязательный еженедельный поход в филармонию, английская спецшкола, бассейн. В доме была хорошая библиотека.

Ирина из музыкальной семьи. Ее бабушка-фельдшер прекрасно пела, а дед, будучи диспетчером на железной дороге, еще и работал тапером в свободное время, а их семейный вокально-инструментальный дуэт радовал не только родных, но и знакомых. Вопрос, отдавать ли девочку учиться музыке, никогда не стоял в доме. Ирина пришла учиться к пианистке Марианне Моисеевне Беньяш – той самой, которая играла для наших воинов на фронтах Великой Отечественной войны в составе концертных бригад рязанской филармонии.

Окончив школу по классу фортепиано, девочка поступила в рязанское музыкальное училище на отделение теории музыки.

– Мне повезло учиться у выпускницы Московской консерватории Л.П.Барановой, – вспоминает она. – Мы ее обожали! Она – очень яркая, столько в ней было молодого задора, таланта, самоотдачи! И Л.Г.Князева, которую мы любили всем курсом, и О.И.Воронова, преподаватель спецкурса музыкальной литературы. Мы могли слушать ее часами, настолько она интересно рассказывала! Но Богом нашим была З.В.Ельцова – энциклопедических знаний и высочайшей культуры человек. Вместе со мной на курсе учились мои нынешние коллеги Л.В.Петунина (Степанова) и Л.В.Терехина (Кулешова). У нас была потрясающе творческая атмосфера!

В 1982 году я поехала поступать в Казанскую государственную консерваторию имени Н.Г.Жиганова в класс профессора Г.М.Кантора (1930–2013), который возглавлял кафедру теории музыки и композиции.   Параллельно я занималась у выпускника Московской консерватории А.Л.Малыгина. Он был учеником и аспирантом выдающегося теоретика ХХ века, музыковеда Ю.Н.Холопова, а потому я горжусь тем, что могу считать себя представительницей выдающейся холоповской школы. Сегодня Александр Львович – заведующий кафедрой теории музыки и композиции, профессор, доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан и Марий Эл, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации. В Казани очень сильна холоповская школа.

В 1999 году Ирина Нестерова проходила годовую стажировку в Московской государственной консерватории на кафедре междисциплинарных квалификаций музыковедов у профессора А.С.Соколова, в прошлом – министра культуры РФ.

Сегодня в училище Ирина Анатольевна ведет два курса эстрадников, считая работу на этом отделении наиболее сложной, потому что студенты поют джаз, а это – совершенно иная музыкальная система, со своими законами: аккордами, нюансировкой, импровизацией, изощренным ритмом, который основан на синкопах. От нее зависит и освоение молодыми музыкантами новых ритмических и гармонических моделей. 

Почти на всех курсах Нестерова преподает музыкальную литературу, стараясь научить своих студентов видеть частное в целом, пытаться понять и почувствовать через музыку – эпоху, ее характерные особенности.

Она занимается ритмикой, сольфеджио и слушанием музыки с маленькими детьми на отделении дополнительного образования при РМК, и это является значительной подготовкой к дальнейшему изучению ребятами музыкальной литературы в более старших классах.

Но больше всего Ирина любит музыку народов мира и этой любовью старается увлечь своих первокурсников. 

Меня очень «затянула»  в студенческие годы фольклорная экспедиция по татарской и марийской глубинке. Тогда же появился и мой первый печатным материал в СМИ – по итогам этой поездки. Это мое журналистское крещение, – вспоминает Ирина Анатольевна, которая, к слову сказать, параллельно консерватории занималась на журфаке Казанского университета.

Наш разговор переходит на воспоминание о ДЮСО (Детско-юношеский симфонический оркестр Рязани, о нем писала «Новая газета»), который создавался двумя энтузиастами – дирижером Николаем Арсеновым и Ириной Нестеровой. Лучшие дети – музыканты города и области были приглашены для работы в оркестре. Запомнились репетиции и на сцене Большого зала РМУ, и в Большом зале первой музыкальной школы, двери которой всегда распахнуты для творческих людей директором Сергеем Алексеевичем Ваньковым. А потом состоялся единственный аншлаговый концерт ДЮСО в городе, когда дирижер был уже неизлечимо болен, а выступление оркестра оказалось его триумфом. Через два месяца маэстро не стало. Не стало и оркестра. И это очень большая и невосполнимая потеря для музыкальной жизни Рязани.

– Я до сих пор не могу понять, почему не поддержали то, что было создано и трудом Арсенова, и увлеченностью юных музыкантов, и верой в них родителей и всех тех, кто помогал становлению детского оркестра. Я не понимаю этого! Но я хорошо помню, сколько палок вставлялось в колеса новому механизму, как мешал Арсенов чиновникам от музыки, сколько порогов ему приходилось обивать, чтобы достучаться до глухих обывателей. И что? Нет человека, нет проблемы? Выходит, что так. Но ведь детский оркестр не может быть проблемой! Понимаете, – не может! Это – радость, а не проблема! Сейчас Юрий Башмет делает подобное – собирает детский коллектив музыкантов, которых потом с радостью возьмут лучшие оркестры не только России, потому что у них будет хороший опыт работы в коллективе.

Вот такая она, Ирина Анатольевна Нестерова, профессионализм которой сегодня измеряется высшей квалификационной категорией, за которой стоит Человек со своим внутренним миром и неравнодушием к нему, радостями и бедами, со своей жизненной позицией, наконец.

Ее кругозор и диапазон гораздо шире, чем может показаться. Она хорошо знает театр, потому что, еще будучи студенткой консерватории, заведовала музыкальной частью русского Большого драматического театра имени Василия Качалова в Казани, а теперь регулярно выступает на «ОЛИМПе» в горьковской библиотеке Рязани в качестве музыковеда и организатора училищных вечеров.

Ирина Нестерова – человек неудобный, потому что не шепчется за спиной, не бросает камень в спину, не льнет к руководству. Она предпочитает говорить о проблемах открыто, чем нередко вызывает недовольство коллег. Это – оттуда, из детства, когда отец учил ее: «От твоей лжи или безразличия могут пострадать люди. Помни об этом всегда, когда станешь взрослой». И она помнит. И очень любит дело, которому служит.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы