Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№15 от 16 апреля 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Полководец с мячом
Восходящая звезда рязанского футбола остановился в шаге от… генеральской звездочки


 
От иных спортивная карьера отличается в первую очередь тем, что, как правило, недолговечна и порой обрывается в один миг, а во-вторых, по ее окончании подавляющему большинству приходится начинать свою жизнь с чистого листа. Чтобы избежать подобной участи, спортивные таланты зачастую оказываются перед выбором, и далеко не всегда он бывает в пользу любимого вида. Так когда-то перспективный игрок Михаил КОПЧЕНКОВ вынужден был прервать свои выступления на футбольном поле, отдав предпочтение военной службе, и в дальнейшем остановился в одном шаге от генеральского звания.

Нынешний год для Михаила Михайловича особенный – недавно он отметил свой 70-летний юбилей, а впереди его ожидает еще и золотая свадьба.


Юноши рязанского «Спартака»: с завоеванным трофеем Михаил Копченков
 
– Михаил Михайлович, говорят, что класс у вас был просто героический, многие выбились в люди, даже свой генерал имеется.
 
– Действительно, в четвертой школе Рязани наш класс был на хорошем счету: несколько человек дослужились до звания полковника, был и свой генерал. Не исключаю, что заглавную роль в этом сыграла спортивная закалка, ведь многие просто здорово играли и в футбол, и в хоккей: Витя Мартишин, Коля Крысанов, Саша Синядов, Олег Назаров, Коля Якушев, Саша Анохин. Первыми из нашей компании в рязанский «Спартак» пригласили Крысанова, Мартишина и меня.
 
– Когда это произошло?
 
– Весной 1963 года, когда в составе команды мы поехали на учебно-тренировочный сбор. Мать ни в какую не хотела меня отпускать, ведь был уже выпускной класс, нужно было готовиться к сдаче экзаменов на аттестат зрелости, а сборы тогда продолжались по полтора месяца – уезжали в середине марта и возвращались уже в конце апреля, перед стартом сезона. Тренер приходил ее уговаривать, и отца пришлось подключить, в итоге сошлись на том, что на юге я буду посещать вечернюю школу, и в Кисловодск я отправился с целой авоськой учебников.
 
– Из боевой юности, наверное, в первую очередь в памяти всплывают противостояния с московским «Спартаком»?
 
– Безусловно. В начале 1960-х годов по инициативе известного тренера Георгия Хоецяна была организована группа подготовки при команде мастеров, куда собрали самых талантливых ребят. Меня Георгий Яковлевич присмотрел в одном из матчей первенства города, а по его окончании предложил: «Миша, хочешь у меня тренироваться?»  – «Конечно, хочу!» Вскоре мы стали принимать участие в первенстве СССР среди юношей, и в числе наших соперников два года подряд оказывались юные спартаковцы. И вот к нам в гости приехали пижонистые ребята, как и положено молодым москвичам, и не то чтобы разделали под орех, но переиграли по всем статьям – 3:0. Они все делали быстрее: и бежали, и думали, и пасовали, что стало для нас прекрасным уроком.

– В дальнейшем это сыграло свою роль?
 
– Думаю, да. Уже в следующем сезоне расстановка сил заметно изменилась, не скажу, что были с ними на равных – все-таки чемпионы страны, но где-то совсем рядышком. На своем поле мы сыграли со спартаковцами вничью – 1:1, и кто бы тогда мог предположить, что именно эта встреча станет во многом определяющей. В дальнейшем мы не отставали от москвичей и к финишу подошли с равным количеством набранных очков. Судьба первого места была определенна лишь по разнице забитых и пропущенных мячей: спартаковцы в последнем туре разгромили в Тарасовке саранскую команду со счетом 14:0. Уже позже я узнал, что Георгий Яковлевич при всех своих регалиях ездил в Москву и упрашивал, чтобы нас тоже допустили до союзного финала, ведь показатели-то одинаковые. Но в федерации не сочли это нужным.
 
– На этом юношеский футбол для вас закончился?
 
– Да, когда все стало ясно, Хоецян тут же передал меня в главную команду. Переход во взрослый футбол прошел для меня практически безболезненно, даже можно сказать, что тогда я был уже полностью готов к этому шагу. В физическом отношении выглядел совсем неплохо, в силовых единоборствах мало кому уступал, да и в техническом и тактическом оснащении не отставал. Видимо, Хоецяну удалось подвести своих питомцев к переходу на новый уровень в полной боевой готовности, и сразу несколько человек влились в команду класса «Б», в том числе Евгений Мочёнов и уже заметно выделявшийся на общем фоне Анатолий Кудряшов. Что говорить, если мы своей юношеской командой завоевали кубок города среди взрослых, а в финале со счетом 5:2 обыграли «Радиозавод» – одну из сильнейших команд области того времени.
 
– Уже в девятнадцатилетнем возрасте вы стали игроком основы, а вскоре на вашем счету появились и забитые мячи в первенстве СССР.
 
– Если быть точным, то, будучи защитником, я успел отличиться дважды после стандартных положений, и оба раза мои голы оказывались победными для нашей команды. Во втором туре мы принимали на своем поле ульяновскую «Волгу», в конце первого тайма я подключился при подаче углового и головой переправил мяч в дальний угол. Во втором случае от моего удара пострадал будущий победитель зонального турнира «Знамя Труда» (Орехово-Зуево).
 
– Не обидно, что один из лучших сезонов в истории рязанского футбола обошел вас стороной?
 
– Ничего с этим не поделаешь. Мне очень хотелось играть в футбол, но жизненные обстоятельства в очередной раз поставили перед выбором. Сразу после окончания школы я поступил в радиоинститут и уже собирался полностью сосредоточиться на учебе, но как-то повстречался со старшим тренером «Спартака» Виктором Ивановичем Соколовым. Он мне и говорит: «Миш, давай еще поиграем». Я попытался объяснить ситуацию, на что он мне сказал: «Да, ладно тебе, будешь и играть, и учиться». В общем, уговорил. Я возвратился в команду, сдал зимнюю сессию и вскоре уехал на сборы. А когда вернулся с юга, получил нагоняй в институте, но зачеты мне поставили, ведь футбольные болельщики есть везде. Только начал догонять сокурсников, стартовал сезон, и мы уехали на выездные игры. После этого мне дали понять, что поблажек больше не будет, либо учиться, либо играть.
 
– И каков оказался ваш выбор?
 
– Конечно, играть! Почувствовав, что уже не тяну, я просто перестал ходить в институт, чем сильно расстроил родителей. Но для себя решил, что пока поиграю, а потом, может, еще поступлю. Но тут новая напасть – подошло время армейской службы. То и дело стали приходить повестки, пока шел сезон, Соколов эти вопросы решал, но в декабре меня все же призвали. Отслужив полгода, поступил в Рязанское автомобильное училище, и тут же мне снова поступило приглашение из «Спартака». Но в этот раз я уже отказался: решил получить профессию и стать настоящим специалистом. А чтобы играть в футбол, ему нужно отдаваться полностью, в противном случае ничего путного из этого не выйдет.
 
– Пришлось поставить крест на футбольной карьере?
 
– Да, но с футболом я еще долго не расставался. Когда уже проходил службу в ГДР, меня назначили спорторганизатором в батальоне. Я сформировал команду, и мы выиграли первенство дивизии. После этого меня привлекли в сборную восьмой армии, где моя игра приглянулась тренеру Группы советских войск в Германии, и он пригласил меня в свою команду. Но в этом случае непреодолимым барьером стал уже мой непосредственный командир, который после очередного сбора как-то сказал: «Лейтенант, давай определимся: или служба, или футбол». Выбора как такового у меня не было, поэтому полностью пришлось сосредоточиться на выполнении своих служебных обязанностей. В дальнейшем, когда уже поступил в академию, играл на первенство Ленинградского военного округа среди учебных заведений. И вот как-то после одного из матчей моя супруга Валентина Ивановна сказала: «Всё, Миша, ты уже не сморишься, с футболом пора заканчивать».
 
– Михаил Михайлович, не мечтали о генеральском звании, от которого остановились буквально в одном шаге?
 
– Конечно, было бы неплохо, но автомобилистам дослужиться до генеральских погон очень сложно, ведь они главным образом занимаются обеспечением. Я прошел славный путь от командира взвода до комбрига, был и начальником штаба, на заслуженный отдых ушел в звании полковника. Однако самые теплые воспоминания сохранились у меня все же о футбольной юности.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы