Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№23 от 19 июня 2014 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Реакция Николая Саморукова
Один из успешных представителей рязанской вратарской школы – об украинских нравах, грузинской драме и спортивном долголетии в эксклюзивном интервью «Новой»


 
Как говорят факты, немало наших земляков оставили свой заметный след в истории отечественного футбола, однако признания они добивались, как правило, выступая уже за иногородние клубы. К их числу относится и Николай САМОРУКОВ, бронзовый призер чемпионата Украины, несколько сезонов проведший в турнирах, сопоставимых с нынешней ФНЛ. Накануне дня рождения один из лучших рязанских вратарей поделился воспоминаниями о своей переменчивой футбольной жизни.
 
– Николай Николаевич, как получилось, что в первенстве СССР вы дебютировали уже в 18 лет?
 
– Думаю, что во многом это произошло благодаря надежной игре в юношеском турнире в Ельце, где я был признан лучшим вратарем, после чего меня и забрали в команду мастеров. А уже в следующем, 1961 году благодаря удачному стечению обстоятельств я стал основным голкипером рязанского «Спартака». Правда, отыграл в нем лишь пару сезонов, пока не призвали в армию.
 
– Нельзя было как-то избежать подобной участи?
 
– В то время ведущие местные спортсмены служили в автомобильном училище. И по мне договоренность такая существовала, но тут то поездки одна за другой, то еще какие-то проблемы, так что в назначенное время туда я так и не явился. Вспомнил об этом, только когда мне повестку вручили. Можно сказать, сам виноват, но об этом нисколько не жалею, потому что если бы остался здесь, ничего путного не получилось бы.
 
– Неужели Хабаровск стал подарком судьбы?
 
– Выходит, что так (смеется). Там я встретил супругу, сын родился, в составе СКА провел пять прекрасных сезонов. Кроме футбола я еще и боксом занимался, так что был прямой путь в спортроту, которые тогда в каждой воинской части были. А вскоре выяснилось, что нам предстоит участвовать в первенстве Дальнего Востока по хоккею с мячом, и меня тут же отрядили в ворота. Хотя я до этого в русский хоккей и не играл, но, оказалось, что заметной разницы нет, ловить большой мяч или маленький.
 
– Наверное, не заставило себя ждать и приглашение в футбольный СКА?
 
– А вот здесь уже пришлось самому инициативу проявить, ведь никто не знал, что я раньше за команду мастеров выступал. После одного из хоккейных занятий отправился в спорткомплекс, где жили футболисты, встретился с начальником команды. После этого стал тренироваться в составе СКА, а в начале весны отправился в свое первое заграничное турне в Китай. В первом сезоне нечасто доводилось принимать участие в матчах, но затем доказал свою состоятельность и стал основным вратарем, поэтому даже на сверхсрочную службу оставили. В 1966–1967 годах мы выступали во второй группе класса «А» (по нынешней классификации Футбольная национальная лига, – Ю.М.).
 
– То есть из СКА собирались уходить только на повышение?
 
– Вскоре такое приглашение действительно поступило. В 1967 году в Москве проходил турнир среди военных округов, в котором принимали участие восемь сильнейших команд. Мы, дальневосточники, заняли в своей подгруппе первое место, и только в финале уступили волжанам. Как выяснилось, за моей игрой внимательно наблюдал тренер луганской «Зари», и по окончании соревнований предложил перейти в эту команду. Сезон я доиграл за СКА, а уже после отпуска прямиком отправился на Украину. Сразу по приезду нам дали однокомнатную квартиру, условия были просто шикарные.
 
– Так почему же вам так и не удалось оставить след в элите отечественного футбола?
 
– Стечение обстоятельств. В хабаровском СКА у нас была самая дружелюбная атмосфера, а в «Заре» дело обстояло несколько иначе. Хотя, как показывают нынешние события, может, оно и к лучшему, что я тогда не остался в Украине.
 
– А как складывалась ваша дальнейшая карьера?
 
– Меня переводом направили в «Шахтёр» (Кадиевка), который находился на самом дне турнирной таблицы. Команда проигрывает один матч за другим, а меня в состав не ставят. И вот я не выдержал, подхожу к тренеру: «Так, мол, и так, я что тут из класса «А» приехал на лавке сидеть?» А он в ответ: «Ты дай слово, что ни одного мяча не пропустишь». От таких слов меня чуть удар не хватил: «Да как же я могу это обещать – мяч круглый, поле прямоугольное, все что угодно может произойти». Понятно, что после таких слов я опять оказался в запасе, однако по ходу игры в Бердянске меня все же выпустили, но тот матч снова завершился нашим поражением – 1:2.
 
Переживал по этому поводу страшно, всю ночь не спал, думал, что играть больше уже не придется. Однако произошло все наоборот: я вышел в основе и вскоре доигрался до того, то на радость тренеру матчей пятнадцать, наверное, мячей вообще не пропускал. И мы с последнего места поднялись на четвертое, а в финальной пульке стали бронзовыми призерами Украинской ССР и получили путевку во вторую группу класса «А».
 
– После этого, наверное, все были на седьмом небе?
 
– Можно и так сказать. На Украине ведь к футболу всегда было отношение особое, повсеместно старались равняться на флагмана – киевское «Динамо», так что бытовых проблем просто не существовало, только играй. За каждую победу и нам премии, и женам подарки давали, как только выходил новый фильм, нам первым показывали, также и концерты ведущих артистов, и спектакли, и все остальное. А если что-то нужно достать, только позвони, и тебе скажут, куда обратиться, фамилию называешь, и вопрос тут же решается. Каждое утро приходил штатный психолог, расспрашивал буквально обо всем: как спал, чем занимался, даже с какой ноги ты сегодня встал. И все это было еще в конце 60-х годов прошлого века.
 
– Вот это да! Почему же решили покинуть этот сказочный мир?
 
– Украина есть Украина, и люди там все разные. До тех пор, пока мне не дали квартиру, жил с семьей в общежитии, где кроме всего прочего был еще и бильярдный стол. Сын Андрей тогда маленький был, супруга его только спать уложила, а тут компания, начали шары катать, шумели сильно. Я вышел, говорю: «Ребята, пожалуйста, потише». И тут второй вратарь, который до меня был основным, высказался: «Понаехали тут всякие!» Мне после этих слов так обидно стало, что врезал хорошенько, а дружки его тут же разбежались. Однако после этого все и началось, жить стало просто невыносимо, так что приняли решение возвратиться домой.
 
– В родном «Спартаке» вы тоже надолго не задержались…
 
– В 1970 году мы завоевали первое место в своей подгруппе, но для меня тот сезон сложился крайне неудачно. Во время матча в Поти против местной «Колхиды» я бросился в ноги нападающему хозяев, а тот, вместо того чтобы убрать ногу, ударил шипами в лицо. В запарке подумал – ничего серьезного, встаю, а от меня все в стороны разбегаются: оказалось, нос вмялся внутрь. Доктором оказалась русская женщина, выбежала на поле, осмотрела, сразу на носилки и в «скорую».
 
А в Поти больниц хоть и много, куда ни привезут, мест нигде нет, полтора часа это продолжалось, пока, наконец, не определили в портовую поликлинику, правда, в женское отделение. Нос мне выправили, однако дышать было тяжело, так что потом в течение двух лет понадобилось еще десять операций сделать, пока в рязанской больнице имени Семашко не решили мою проблему окончательно.
 
– Так и пришлось закончить карьеру в возрасте, когда наступает расцвет для вратаря?
 
– Да, решил судьбу не искушать, ведь пальцы поломаны, нос тоже, блокада левой ветви пучка Гиса… Однако без футбола жить не смог: на региональном уровне продолжал выступления до 45 лет, сначала за «Химик», потом за «Электрон».
 
Стал четырехкратным чемпионом области, три раза выигрывал кубок, имеются победы и в ветеранских соревнованиях.
 
Приятно, что и сын Андрей пошел по моим стопам, стал хорошим вратарем и, как я, несколько сезонов отыграл в рязанской команде мастеров. Сейчас вот внук Никита с мячом балуется, может, когда-нибудь продолжит семейную традицию.
 
– Николай Николаевич, а что вспоминается в первую очередь?
 
– Так получилось, что футбол занял в моей жизни значительное место, благодаря ему я всю страну объездил от Прибалтики до Дальнего Востока, за границей побывал. Было много интересных встреч, запоминающихся матчей, но самое главное, что есть люди, которые до сих пор помнят мою игру, отраженные пенальти. Недавно в качестве почетного гостя пригласили в Ряжск на финальные матчи Кубка области, благодаря чему вновь окунулся в привычную атмосферу, почувствовал накал страстей, словно вернулся в футбольную молодость. А это дорогого стоит!
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы