Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№28 от 19 июля 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Прощай, великий Мастер…
 Ушел из жизни ярчайший представитель рязанского футбола


 
На минувшей неделе спортивная общественность города проводила в последний путь представителя славного поколения «шестидесятников», которое добывало рязанскому футболу первые победы на Всесоюзной арене.
 
На протяжении полувека имя Владимира Яковлевича БОЛОТИНА олицетворяло собой рязанский футбол. В 1950-е годы оно гремело в клубных «Спартаке» и «Радиозаводе», а также сборной области, затем два с половиной десятка лет в команде мастеров, в наше время – в Н.-Р. ТЭЦ и «Водоканале». Он постоянно находился на переднем крае футбольной жизни региона. 
 
Впрочем, по-другому, кажется, и быть не могло, ведь футбол ему был предопределен свыше. Ну, скажите на милость, как можно жить на улице Свердлова, с которой во всех подробностях просматривается стадион «Спартак», и при этом не гонять мяч? Начал Володя, как тогда было принято, с дворового футбола, а в 1953 году легендарный Сергей Сергеевич Рычагов пригласил его в «Спартак». 
 
В команде мастеров Болотин оказался уже в 25-летнем возрасте, то есть фактически сложившимся игроком. А поскольку входил он в число сильнейших местных футболистов, пользовался непререкаемым авторитетом, да к тому же еще и имел высшее образование, чем в футбольной среде тогда мало кто мог похвастаться, то именно ему было доверено вывести рязанскую команду на первый после почти девятилетнего перерыва матч первенства СССР против запорожского «Металлурга». Это сейчас звание капитана утеряло свое значение, а в те далекие времена это был второй человек после тренера.
 
В силу природных данных, а Владимир Яковлевич был ростом для того времени достаточно высокого, но, как сейчас бы сказали, несколько тягучим. Но головой во всех смыслах играл превосходно и игру, что называется, читал. Начинал Болотин в нападении, инсайдом, но, постепенно опускаясь в глубь поля, дошел до центрального защитника. Однако свои лучшие качества ему удалось проявить в средней линии, хотя при существовавшей тогда системе 4-2-4 все равно приходилось довольно много времени и сил уделять обороне собственных ворот, но при этом все же удавалось чаще участвовать в комбинационных действиях команды и использовать свой главный конек – дальние передачи. Юрий Борисов только ухом поведет, а Болотин уже знает, в какое место доставить ему мяч и даже под какую ногу. Главному голеадору команды было достаточно выиграть хотя бы метр у своего опекуна, как тут же следовал пушечный удар, частенько заставлявший капитулировать голкиперов противников. Другого форварда Анатолия Балабанова в первую очередь выделяли скоростные качества, так что для него передачи шли за спину защитникам. Балабанов на всех парах врывался в штрафную площадку, где его рейд завершался либо взятием ворот, либо назначением пенальти. К середине шестидесятых эти и многие другие комбинации были доведены практически до совершенства, что во многом помогло «Спартаку» выиграть зональный турнир класса «Б», кстати, первый и последний раз в более чем 60-летней биографии главной футбольной дружины области.
 
Впрочем, это было уже несколько позже, а поначалу все складывалось не слишком гладко. Старший тренер «Труда» «покоритель англичан» великий Василий Михайлович Карцев, физическими кондициями не отличавшийся, имел собственное представление об игроках линии атаки, в которое Болотин попросту не вписывался. По этой причине во второй половине 1959 года рослый форвард, еще совсем недавно бывший капитаном, далеко не всегда попадал даже в заявку на календарные матчи, а следующий сезон «Труд» и вовсе начал без него. Администратор команды Алексей Иванович Рожнов как мог, уговаривал тренера: «Василь Михалыч, ты дай ему шанс, вот увидишь, он себя еще проявит». Однако Карцев в этом вопросе оставался непреклонен.
 
Даже представить невозможно, в какую колею мог бы повернуть жизненный путь Владимира Яковлевича, но уже в июне 1960 года дверь в конструкторское бюро радиозавода, где он тогда работал, с грохотом распахнулась, и в кабинет вошел неизвестный человек. Буквально с порога, не обращая никакого внимания на присутствующих, он обратился к молодому специалисту: «Друг, ну и долго ты здесь еще будешь сидеть?» Оказалось, это был новый старший тренер «Труда» Виктор Васильевич Лавров, бывший игрок столичного «Локомотива», автор первого гола чемпионатов СССР. Получив приглашение столь оригинальным способом, Болотин тут же отправился к директору радиозавода Тучкову, который лишь обрадовался подобному повороту событий: «Володя, обязательно иди, играй. Увольнять я тебя не стану, будешь пока числиться у нас, так что если не получится, всегда сможешь вернуться». 
 
Несмотря на то, что почти полгода Владимир даже не тренировался, опасения оказались напрасными. На завод он не возвратился, на четверть века связав свою дальнейшую судьбу с главной футбольной дружиной Рязанщины. Болотину довольно быстро удалось восстановить старые связи, и как обещал Рожнов, он себя проявил с самой лучшей стороны, на многие годы став ведущим игроком команды.
 
Кстати, мог Владимир Яковлевич оставить свой след и в кино, когда в 1962 году рязанский «Спартак» отправился на очередную календарную игру в Калининград. По прибытии, как это обычно бывает, футболисты разбрелись по городу знакомиться с достопримечательностями. И вот прогуливаясь, они вдруг наткнулись на колонну советских военнопленных в сопровождении самых настоящих гитлеровцев. Оказалось, идут съемки кинофильма «Третий тайм», основанного на реальных событиях, когда летом 1942 года советские футболисты провели в оккупированном Киеве так называемый «матч смерти». Окинув взглядом рязанских футболистов, кинорежиссер неожиданно остановил его на Болотине, которому тут же предложил принять участие в съемках. Оказалось, его внешность как нельзя лучше подходила для роли… немецкого игрока. Однако приобщиться к «важнейшему из искусств», а фильм занял 6-е место в прокате СССР 1963 года, Владимиру Яковлевичу так и не удалось. Старший тренер «Спартака» заслуженный мастер спорта Виктор Иванович Соколов поставил вопрос ребром: либо футбол, либо кино. После этого киношная тема сразу же была закрыта.
 
Вспоминая, его старые друзья не единожды отмечали, что был он человеком добрым, но не добреньким, спуску не давал никому: ни себе, ни товарищам, ни уж тем более соперникам. Когда этого требовала ситуация, мог и силу применить. Этот эпизод сам Владимир Яковлевич вспоминать не любил, считал, что интеллигентный человек, коим он был, вести себя так не должен был ни при каких обстоятельствах. Но из песни, как говорится, слов не выкинешь. В те годы календарные встречи с павловским «Торпедо» нередко выходили за рамки дозволенного, при этом павловцы в выборе средств для победы особо не стеснялись. Так в одной из игр с автозаводцами серьезную травму получил Юрий Борисов. И вот в домашнем матче 1965 года в одном из игровых эпизодов болезненный удар исподтишка получил уже сам Болотин. Недолго думая, он отправил наглеца в нокдаун, после чего сам покинул поле.
 
В 1966 году из-за болезни легких Владимир Болотин вынужден был завершить выступления. Сказать, что он сразу перешел на тренерскую работу, будет не совсем правильно, поскольку фактически он начал ее еще будучи действующим футболистом, во всем помогая Виктору Васильевичу Лаврову. В дальнейшем почти два десятка лет менялись только главные тренеры, коих оказалось более десяти, а вот положение Владимира Яковлевича оставалось неизменным. И это притом, что в своем большинстве в рязанской команде работали люди авторитетные, прекрасно разбирающиеся во всех нюансах футбола. От каждого из них он обязательно брал что-то для себя, таким образом, за годы работы накопился довольно солидный тренерский багаж.  
 
Однако попробовать себя в роли главного тренера Владимиру Яковлевичу так и не удалось, хотя ему и не единожды приходилось исполнять эти обязанности после очередного увольнения. В те времена назначения тренеров в команды мастеров проходили в федерации футбола РСФСР, так что местному специалисту занять эту должность было крайне проблематично. Первым эту стену после окончания ВШТ удалось пробить Сергею Недосекину.
 
Столь яркая карьера, конечно же, не могла обойтись без интересных встреч, коих было немало. На спартаковских турнирах, которые традиционно проходили в Москве, Болотину посчастливилось много общаться с Николаем Петровичем Старостиным, который как истинный спартаковский патриарх, очень живо интересовался всем, что происходило в стане рязанцев. Во время наездов в наш город Владимир Яковлевич нередко встречался с великим комментатором Николаем Николаевичем Озеровым, а как-то в ходе южных сборов познакомился с самим Всеволодом Михайловичем Бобровым. Теплые отношения сложились и с Юрием Александровичем Севидовым, который возглавлял рязанский «Спартак» в самом начале 1980-х. А когда погостить к нему приезжал его великий отец Александр Александрович, нередко втроем они до полуночи засиживались на болотинской кухне за разбором очередного матча.             
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы