Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№48 от 19 декабря 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Олимпийский артефакт
Недавно в Рязани прошла эстафета Олимпийского огня, однако немало наших достойных земляков оказалось за чертой этого знаменательного события современности. В первую очередь, это касается трехкратного чемпиона Международных летних игр глухих (аналог Олимпийских игр), заслуженного мастера спорта Виктора Деманова, а ведь, казалось, кому как не ему возглавить эту пышную церемонию. В числе 130 факелоносцев не нашлось места и четверым рязанцам, которые принимали участие в аналогичной эстафете 33-летней давности, приуроченной к московской Олимпиаде 1980 года. Сегодня своими воспоминаниями делится одна из участниц тех памятных событий мастер спорта СССР Екатерина САМОРУКОВА.


 
–Екатерина Дмитриевна, с чего начался ваш путь к Олимпу?
 
– С уроков физкультуры, на которых мы частенько во что-то играли, в лапту, например. В начальной, школе у нас не было ни стадиона, ни спортивного инвентаря, лишь когда перешла в десятилетку, стала принимать участие в каких-то соревнованиях, сначала школьных, а потом и районных. Никакого пристрастия к бегу у меня тогда не было, просто любила подвижные виды, особенно волейбол и лыжи.

– А как же раскрылся ваш талант?
 
– Это произошло уже в Рязани, когда я поступила в радиотехнический институт. Помню, хотела попасть в секцию волейбола, но сказали, что нужен разряд. И вот к своему удивлению, а, может, даже всех, по окончании второго курса я неожиданно выиграла традиционный легкоатлетический кросс, в котором принимали участие все факультеты. После этого ко мне подошел тренер женской сборной института Илья Степанович Гришин и пригласил в спортивный лагерь. С этого, можно сказать, всё и закрутилось: уже в первых соревнованиях после сбора я выполнила норматив первого разряда. 
 
– А на каких дистанциях вы специализировались?
 
– Первоначально моими были 400 и 800 метров, а потом стали происходить переходы на более длинные дистанции. Полтора километра я вообще не хотела бежать, но раз надо для команды, согласилась. А тут наши ребята подначивают: «Ты беги плохо, тогда больше не поставят». Я так и хотела поступить, но дистанция давалась мне так легко, что захотелось пробежать в полную силу, так, как могу. В результате произошла настоящая сенсация, ведь я обошла королеву этой дистанции Нину Куделину и заняла первое место.
 
– К этому времени вы уже твердо решили какую-то часть жизни посвятить легкой атлетике?
 
– Нет, ничего я не решила. Думала, что как только завершится учеба в институте, на этом закончится и спорт. Ну да, мне было интересно, азарт какой-то даже появился, но не более того. И это притом, что именно благодаря спортивным результатам меня не только оставили в Рязани по окончании вуза, но и распределили на завод «Красное знамя», куда попасть было практически невозможно. Однако уходить из общества «Буревестник» мне очень не хотелось, поэтому какое-то время я даже продолжала ездить к Гришину. И только когда Илья Степанович сказал: «Иди, Катя, у тебя все обязательно получится», перешла на «Чайку» к тренеру Юрию Федоровичу Филипцову, под руководством которого достигла своих лучших результатов. Первый раз мастерский норматив я выполнила в 1979 году, заняв пятое место в чемпионате СССР по кроссу, в том же летнем сезоне стала еще и чемпионкой РСФСР.
 
– Эти достижения стали главными в вашей карьере?
 
– Свои самые лучшие результаты я показала уже позже в Харькове на соревнованиях Центрального совета ДСО «Зенит», в сборную которого тогда входила. На дистанции 1500 метров я стала первой с результатом 4 мин. 14,4 сек., а на 800-метровке финишировала второй (2 мин. 6,2 сек.). Помню, жара стояла неимоверная, казалось, что невозможно просто жить, не то что бежать. Но трудности лишь дополнительно мобилизовали: говорят, что те мои показатели до сих пор остаются рекордными в Рязанской области. У меня был такой стиль: с самого старта я вырывалась вперед и старалась удержать лидерство до самого финиша.
 
– А на международном уровне попробовать свои силы не удалось?
 
–  К сожалению, нет. Не знаю, как было на самом деле, но Филипцов сказал мне уже гораздо позже, что на меня приходили какие-то вызовы, но я работала на режимном предприятии, поэтому путь за границу мне был заказан. А мне кажется, что я так поздно начала, что и так сумела добиться очень много. Тем более что и травмы не обошли стороной. Помню, как-то профессор из 11-й больницы сказал, что мне и ходить будет больно, а я после этого еще сколько бегала.
 
– Одной из главных вех в вашей карьере стало участие в эстафете Олимпийского огня в 1980 году. А благодаря чему на вас была возложена столь важная миссия?
 
– 1979 год выдался у меня по-настоящему ударным, продолжала показывать высокие результаты и в следующем сезоне, по итогам которого была признана лучшей легкоатлеткой области. Скорее всего, именно это и сыграло заглавную роль, тем более что в отличие от нынешней эстафеты, тогда нужно было пробежать с факелом, который весил около килограмма, целый километр и при этом уложиться в определенный норматив, что неподготовленному человеку было не по силам. Именно поэтому в рязанскую делегацию кроме меня были включены чемпионка СССР по многоборью ГТО, мастер спорта Нина Копылова, легкоатлет Михаил Харламов и десятиборец Александр Лукашин.

– А почему 33 года назад всё происходило в Черновцах, а не в Рязани?
 
– Всё дело в том, что маршрут Олимпийского огня был проложен по кратчайшему пути, и наш город в него просто не входил, поэтому это важное мероприятие могло пройти вообще без участия рязанцев, что было бы крайне несправедливо. Но получилось так, что нас пригласили Черновцы – город, который тогда был побратимом Рязани. Мы приехали туда за неделю, и все это время велась тщательная подготовка, в ходе которой все наши действия были доведены до автоматизма. У меня сохранилась инструкция по олимпийскому факелу, в которой по пунктам расписано буквально все: как зажечь, что повернуть, как держать и под каким углом, как стоять, как повернуться, как бежать. Это была настоящая церемония, которую мы репетировали день за днем: выезжали на трассу, каждый пробегал свой участок, засекали время. Единственное, у нас тогда не было самих факелов, которых мы не видели до самого последнего момента, видимо, чтобы полностью исключить любые неполадки.
 
– Всё прошло в лучшем виде?
 
– Иначе просто и быть не могло! В первый день нас, как гостей, включили в группу, которая отправилась встречать олимпийский огонь на границе с Румынией. Потом нас привезли на центральный стадион, где прошла культурная программа, выступали спортсмены и самодеятельные коллективы. Во второй половине дня доставили огонь и как позже в Москве зажгли чашу. Моя очередь наступила уже на следующий день, ощущения от этого остались просто незабываемые. Всё было подготовлено в лучшем виде, вдоль дороги заборчик зелененький с олимпийской символикой, хороший асфальт, посередине желтая полоса, по которой и нужно было бежать. Хотя, конечно же, в отличие от нынешней эстафеты тогда все было поскромнее, но как-то более душевно: дедушка в валенках рукой машет, бабулька стоит платком слезы утирает. 
 
– Екатерина Дмитриевна, а вам не поступало предложения принять участие в эстафете в нынешнем году?
 
– Нет, хотя если бы предложили, с удовольствием согласилась бы. Но счастлива уже тем, что Рязань на сей раз хотя бы попала в этот почетный список. Когда же у меня спрашивали, почему меня нет в числе факелоносцев, отвечала, что я уже свое пробежала в 1980-м году, а теперь пусть нынешняя молодежь испытает всю важность момента на себе. Правда, тогда я думала, что участвовать будут только спортсмены. На меня прямо воспоминания нахлынули, и я с огромным нетерпением ждала эстафету. Сама церемония мне понравилась, а мы с коллегами по работе внесли свою лепту: сделали олимпийские кольца из воздушных шаров, я принесла свой факел, который бережно хранила все это время. Показывала его всем желающим, давала фотографироваться, а так планирую передать в дар музею, чтобы он и дальше продолжал служить рязанцам.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы