Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№11 от 22 марта 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Алхимия и немного шума
Рязанский театр драмы нашел свой философский камень



Премьера этого спектакля состоялась в конце прошлого года, но когда же еще, как не в марте смотреть спектакль с названием «Алхимия любви»?! Премьерный мандраж схлынул, страсти улеглись и сейчас, спустя время, можно трезво оценить, успешно ли прошел алхимический опыт Рязанского театра драмы. Тем более что всего несколько дней осталось до 27 марта, Международного дня театра. И, рискну предположить, что эта постановка по некоторым позициям имеет все шансы стать фаворитом на традиционном Балу Мельпомены.

Режиссером спектакля выступил уже хорошо знакомый рязанской публике столичный актер, режиссер и хореограф засл. арт. РФ Сергей Виноградов. Это уже его третий – после «Опасных связей» и «Сладкоголосой птицы юности» – спектакль на сцене Рязанского театра драмы. И постоянный зритель, уловив общие тенденции, уже заранее может ожидать эффектную, зрелищную постановку, с неторопливо и вдумчиво разворачивающимся действием и интересным пластическим решением. Не обманули ожидания и на этот раз.

Литературной основой для спектакля стала комедия Шекспира «Много шума из ничего», которую режиссер берет в переводе современного автора Екатерины Ракитиной. Избавившись таким образом от архаичности и витиеватых поэтических конструкций классического перевода (которые и при чтении-то воспринимаются нелегко, не говоря уж об устной речи), режиссер получил в работу подвижный, полный юмора текст вполне в современном духе. Речь приставов и вовсе кажется составленной из гремучей смеси милицейско-армейского юмора: «Не родись красивым, а родись, как получится, но если родился грамотным, тут уже ничего не попишешь» или «Если уж ты застал вора на месте преступления, пусть украдет и крадется дальше, и так ясно, что он за птица».

Шекспировский текст позволяет играть зрительскими эмоциями в самом широком диапазоне: от комедии до трагедии, от лирики до сатиры. Вся эта гамма чувств появляется обязательно, если дело касается любовных переживаний. Вокруг них и возникает весь «шум». В центре сюжета – два пары, которые в конечном итоге оказываются под свадебным венцом, правда, приходят туда разными путями. Одна парочка: Клавдио (Арсений Кудря) и Геро (Полина Бабаева) – загораются любовью с первого же взгляда, но чуть было трагически не расстаются из-за порочащей девушку клеветы злобного завистника дона Джона (Владимир Приз). Другой дуэт: Бенедикт (Андрей Блажилин) и Беатриче (Марина Мясникова) – поначалу способны лишь на насмешки и колкости, но, будучи втянутыми в розыгрыш друзей, попадаются в любовные сети.

Творится эта алхимия любви не только Купидоном, чьей точности доверять не стоит, но и вполне реальным персонажем, которого Виноградов в обход Шекспира вводит в действие. Воля режиссера, хотя функция этого персонажа выглядит чересчур надуманной. Он и поэт, начинающий поэтическими строками спектакль и ставящий в финале точку. Он и автор, вводящий героев в действие. Он и алхимик, смешивающий в пробирках на краю авансцены любовное зелье. Он и повелитель судеб, вставляющий нож между влюбленными, словно раня их этим обоюдоострым чувством. И, кроме того, еще судебный секретарь и помощник губернатора. Един во многих лицах оказывается артист Роман Горбачев, который в итоге практически не сходит со сцены, стараясь пластично вписаться в каждый эпизод.

Всю эту многоходовую интригу режиссер совместно с балетмейстером Светланой Виноградовой сплетает, следуя логике слов Беатриче, произнесенных в начале спектакля: «Ох, Геро: ухаживание, свадьба и раскаяние – это балет в трех частях. Первая вроде шотландской джиги: все быстрей, быстрей, сплошные прыжки и диковинные коленца; вторая как менуэт, чинная, церемонная и старомодная. А потом спотыкаешься, каешься, но этот хоровод – уже до могилы».

Начав с замысловатых прыжков и коленец в исполнении мужской части актерского состава, режиссер выстраивает основное действие подобно менуэту, обстоятельному и неспешному, закончив все счастливой развязкой и круговертью хоровода. Приняв такой ритм, попадаешь в резонанс с происходящим на сцене, переживая и комические моменты, и минуты серьезного драматизма. «Пусть умрет!» – какой болью наполнены эти слова Леонато (засл. арт. РФ Анатолий Конопицкий), поверившего подлым наветам на свою дочь.

Несомненное достоинство спектакля – его художественное решение. Художник по костюмам Янина Кремер, деликатно обращаясь с историческим материалом, одевает артистов вполне в каноническом стиле с изрядной долей роскоши. Художник-постановщик Константин Розанов мобильными и функциональными конструкциями создает атмосферу мрачноватого средневекового замка. Из общего эстетического ряда выбивается, на мой вкус, откровенно кучерявая лапша «Доширак», которой принц потчует своих братьев по оружию. Да и пробирки, которыми манипулирует алхимик, скорее напоминают поликлинику, нежели опыты демиурга.

Многочисленный актерский состав, занятый в спектакле, объединил заслуженных артистов РФ Александра Зайцева, Анатолия Конопицкого, Олега Пичурина, молодых артистов труппы и студентов, обучающихся актерскому мастерству на базе театра драмы. Шекспировская история с коварными интригами, романтическими вздохами, выдуманными изменами и мнимыми смертями потребовала от них примерить самые разные маски, ближе к финалу переходя от комедийных сцен к трагическим откровениям, слезному раскаянию и сентиментальному примирению. Как бы много ни было «шума из ничего», любовь все равно торжествует. И в это хочется верить. Несмотря на русское «Дыма без огня не бывает».



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы