Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№51 от 24 декабря 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Благородный голеадор
Феноменальный рязанский снайпер Игорь ТОМИЛОВ – о мертвых зонах, каверзных голах и предложении Юрзинова



1965 год принес не только великую победу рязанской футбольной команде, но и стал годом рождения целой группы будущих хоккеистов «Станкостроителя». В нынешнем году Анатолий Воробьев, Сергей Прусаков, Игорь Жаров, Юрий Бирюков, Олег Курин, Игорь Томилов и Сергей Федулов уже успели отметить свои полувековые юбилеи. А сегодня своими воспоминаниями делится один из лучших представителей той яркой плеяды, третий бомбардир рязанского хоккея Игорь ТОМИЛОВ.



– Игорь Васильевич, как произошло рождение грозного бомбардира, ведь поначалу в «Станкостроителе» вы забивали не чаще других?

– Так поначалу и не выпускали. В команду мастеров мы попали будучи школьниками, поэтому в основном на лавке сидели, а на площадку выходили лишь на несколько минут в конце игры. И даже за этот отрезок я успевал отметиться результативной передачей. В молодежке я больше всех забивал. И когда мы первенство России выиграли, финал, кстати, в Рязани проходил, лучшего игрока ярославскому игроку дали, а лучшим бомбардиром все равно я стал.

– Как это ни покажется странным, но рязанскую молодежь массово начали подпускать в играх переходного турнира весной 1985 года…

– Это уже больше политика была. Построить Дворец спорта возможности тогда не было, поэтому ход в первую лигу был для нас закрыт. Вот ветеранам и давали «передышку», а нас бросали в бой, чему мы были только рады. В середине 80-х в «Станкостроителе» был очень приличный подбор игроков, да и платили неплохо.

– На какое-то время ваше выступление в первенстве СССР прервала армейская служба.

– Я уже в основе играл, поэтому мне дали отсрочку на год, а потом говорят: «Ребята, нужно служить, чем раньше, тем лучше». Меня оставили в Рязани, в автомобильном училище, но попал неудачно, в хоккей почти не играл, только на округ. Команда у нас была сильная (Анатолий Воробьев, Юрий Бирюков, Олег Барсуков, Александр Голиков), поэтому мы легко выиграли первенство МВО.

– Вам довелось поиграть в одной команде с такими ассами атаки как Алексей Жеребцов, Александр Павлов, Евгений Трухачев, у них что-то удалось почерпнуть?

– Что-то свое, а что-то, конечно, взято у людей. Если играешь с такими мастерами на протяжении нескольких лет, обязательно постараешься перенять у них лучшие качества, у того же Павлова, который обладал просто феноменальной «физикой».

– Ваши бывшие партнеры вспоминали, что случайных голов вы практически не забивали, видели буквально каждое движение вратаря и этим умело пользовались.

– Мне нравилось направлять шайбу в «мертвые» зоны, откуда вратарю вытащить ее довольно сложно – над плечом, в щель между щитками или в угол. Такие «каверзные» голы у меня еще с детства пошли. Бывало так, что все ищут, где шайба, а я говорю: «Да в воротах уже давно». Иногда даже голы не засчитывали, потому что не видели, как шайба оказалась в сетке. Я же не как некоторые, забил и начал по льду клюшкой дубасить – сделал свое дело и поехал на смену.

– То есть это была работа, которую вы старались выполнять как можно лучше?

– Можно и так сказать, ведь ребята надеялись на меня, поэтому старался их не подвести. Сейчас играю в чемпионате области, так иногда просто поражаюсь, как молодые ребята не реализуют стопроцентные моменты, просто обидно становится. Приходится отнимать шайбу, опять всех обыгрывать и забивать.

– А был такой гол или несколько, которые наиболее запомнились?

– Особенно нет, ведь столько их уже забил. Разве что один в Липецке, там еще вратарь стоял, который потом в ЦСКА и в сборной играл, Михайловский, по-моему. Я тогда от синей линии бросил и через бортик уже перелазил, когда за воротами лампочка загорелась (смеется).

– В конце 1980-х – начале 90-х годов вы три сезона подряд забрасывали за сезон 50 и более шайб. В рязанской команде такое не удавлюсь больше никому.

– К этому времени вошел в пору зрелости, был уже сложившимся форвардом, чувствовал свою ответственность за результат, поэтому и выпускали в решающие моменты, надеялись. Бывало, выйду, забью, выиграем, премию получим – это всех устраивало. Но при этом никакой жадности не было и в помине, наоборот, при удобном случае всегда отдавал партнеру – он забьет, а мне приятно.

– В сезоне-90/91 для команды наступили непростые времена, она опустилась на последнее место, однако вы продолжали исправно забивать, установив личный рекорд – 57 шайб!

– Помню тот сезон, денег совсем не было. Лишь во втором круге появилось финансирование, ребята начали деньги получать, какой-то народ подсобрали, тогда хоть немного положение выправили. А свои шайбы я никогда не считал, ценились только те, которые приносили победы. 

– В последнем первенстве СССР-91/92 вашей команде удалось осуществить многолетнюю мечту рязанских болельщиков: выиграв зональный турнир второй лиги, «Вятич» завоевал путевку в первую.

– У нас тогда очень сильный состав был, так что ничего удивительного. И задача стояла конкретная, в случае выполнения которой руководство обещало организовать отдых с семьями, выплатить бонусы приличные. Вот мы и постарались.

– Не затерялась в той звездной компании и местная тройка нападения Герасимов – Барсуков – Томилов, показавшая наивысшую результативность.

– Несколько лет мы играли вместе, жили в одном номере, знали друг о друге все. А сколько времени провели в разговорах, когда разрабатывали свои тактические схемы, которые потом с успехом воплощали на льду. Мы даже пасы, не глядя, отдавали, потому что знали заранее, кто где должен находиться. Благодаря полному взаимопониманию игра порой превращалась в отдых.

– В рязанской команде вы все время были на виду, а предложения из вышестоящих клубов поступали?

– Как раз в это время пошли приглашения. Приехали как-то в Ригу играть с «Латвияс Берзс», а за матчем наблюдал Владимир Владимирович Юрзинов, возглавлявший тогда местное «Динамо». Помню, забил пару шайб и отдал столько же голевых передач. Юрзинов подходит к нашему тренеру Жеребцову и говорит: «Пусть остается здесь, а то у меня хороших ребят не хватает». Я подумал, что нечего мне делать в Прибалтике. Приехали сюда, опять та же история – в Ярославль зовут. Тут уже наше руководство подсуетилось и вручило мне ордер на квартиру – чтобы крамольных мыслей больше не возникало. 

– Что осталось от тех времен самое дорогое?

– Самое дорогое – это память. Когда садишься в электричку, молодой пацан с баулом, и едешь в Воскресенск, выходишь на платформе «88 км» и шуруешь до Дворца спорта. Приходишь, катаешься и опять на станцию. В Рязань возвращаешься ночью, а утром нужно идти в школу. Вот так тренировался наш спецкласс, потому что своего льда не было. Заходит контролер в вагон, а там ни одного человека, только мешки на верхних полках лежат. А мы перебегаем через вагоны, ведь денег на билет не было.

– Почему получилось так, что именно из 1965 года рождения вышла целая плеяда местных игроков?

– Благодаря нашему тренеру Юрию Владимировичу Коровину, который уже тогда не боялся готовить нас по системе, которая существовала в команде мастеров. «Физику» развивал, игровое мышление. Он сам прилично в хоккей играл, поэтому и нас сумел многому научить.

– Перед сезоном 1993/94 года из нашей команды выдавили всех местных игроков, и вам пришлось уйти в тверской «Марс». Не обидно было?

– Обидно, когда в заключительном матче первого этапа мы встречались с «Крыльями Советов-2», и забей я буллит на последней минуте, мы обошли бы «Вятич» и заняли первое место. Но я его не реализовал, встреча завершилась мирным исходом и при равенстве очков мы уступили «рязанцам» по дополнительным показателям. Что же касается того сезона, то политика руководства «Вятича» мне была абсолютно непонятна. Поэтому сейчас очень хочется, чтобы тренеры юношеских команд Юрий Бирюков, Сергей Голубков и другие подготовили для ХК «Рязань» несколько местных ребят. Если кому-то из них удастся забить больше, чем мне, я буду только рад.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы