Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№41 от 26 октября 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости
Тариф 23 (20.11.2017)



Екатерина ВУЛИХ // Общество
Пожизненные погорельцы
 Обитателям напоминающего барак общежития в поселке Мурмино Рязанского района никто не собирается предоставлять временном жилье

Еще в начале октября бывшие жильцы сгоревшего в августе 2016 года общежития «Веснянка» радовались и приглашали всех на скорое новоселье: «Сказали, что до Нового года заселимся!» Но две недели назад они случайно узнали, что нового временного жилья у них снова не будет: ветхое здание поликлиники ремонтируют, но не для них. Известие повлияло на погорельцев так, как и должно было «вдарить» по пожилым людям: одна попала с инсультом в реанимацию, остальные несколько человек скупили в местных аптеках годовой запас валокордина и пустырника. Еще одна старушка умерла почти сразу же после пожара – умерла вдали от сгоревшего общежития, в доме престарелых в другом районе области. Нуждающихся в жилье таким образом осталось раз-два и обчелся. Меньше нуждающихся – меньше проблем.

О ситуации, в которую попали бывшие жильцы общежития «Веснянка», без малого 130 лет простоявшего по адресу: Рязанская область, Рязанский район, поселок Мурмино, улица Советская, дом 14, «Новая» писала год назад (статья «Мурминские головешки» в №45Р от 17 ноября 2016 г.). И уже больше года оставшиеся в живых погорельцы обитают где придется.

«Никто ни за что не ответил»

Больше года назад поздним вечером загорелось мурминское общежитие, в котором в начале позапрошлого века была конюшня для барских лошадей. Этот факт никого не удивлял и не возмущал, разве что возмущали жильцы, которые много лет добивались, чтобы их конюшню признали непригодной для проживания. Однако их жилье находилось не в историческом центре Рязани, не в Солотче и даже не в Дягилевском авиагородке, поэтому никакого интереса для застройщика не представляло. Поэтому признавать барак аварийным было, по меньшей мере, нецелесообразным. И он сгорел, попутно забрав жизни молодой матери, приехавшей на заработки из Узбекистана, и двух ее малолетних детей. Следствие пришло к выводу: во всем виновата загоревшаяся в общем коридоре электропроводка; должностные лица пренебрегли своими обязанностями и за это получили наказание в виде штрафа. За уничтоженные жизни никто не ответил. Никто не хочет брать ответственность и за жизни людей, ставших бездомными. 

После пожара одних приютили родственники, другие скитаются по друзьям. Многодетной матери все же выделили жилье в доме, но в нем нет удобств вроде водопровода и туалета. Мать и дочь Каримовых поселили в гостинице спорткомплекса «Витязь», что в поселке Поляны. У них есть все удобства, включая комнату для стирки, сушки и глажки белья, но нет ни малейшей уверенности в завтрашнем дне. Она понимает, что современное государство редко берется решать проблемы небогатых граждан, но не понимает, как можно обманывать их постоянно, непрерывно.

«Когда мы жили в общежитии на улице Школьной, нам обещали, что вот-вот дадут постоянное собственное жилье. Тот барак сгорел в 2008 году, на его месте уже стоят замечательные частные коттеджи, а жилья для нас все нет. В общежитие с жизнеутверждающим названием "Веснянка" нас тоже поселили на время, и мы с дочерью не приватизировали свои комнаты, но были в них прописаны. Тоже сразу же пообещали решить вопрос с жильем. В пожаре были виноваты чиновники, которые не следили за состоянием проводки в муниципальном жилье, но их никто не наказал. Мы остались без жилья – никто не понес наказания. Сгорели люди – никто не понес наказания. Скажите, как такое возможно?» – спрашивает Любовь Федоровна, не надеясь получить ответ.

Кувырком и кое-как

В начале октября Каримова решила узнать в мурминской администрации, как дела с их очередным временным жильем, в которое должно было превратиться здание бывшей поликлиники, оставленное из-за аварийного состояния. По ее словам, новый глава администрации Михаил Суриков ответил, что они могут уже не беспокоиться, потому что здание готовится для заселения малоимущих, которые уже стоят в очереди на жилье. И чтобы попасть в эту очередь, нужно собрать пакет документов, подтверждающих, что обе женщины – малоимущие. 





Лето 2017-го: место будущего новоселья все еще представляло собой пепелище

«Во-первых, он прекрасно понимает, что таких справок нам не собрать: уже никто не получает меньше шести тысяч рублей, а это непременное условие для статуса малоимущего. Во-вторых, почему нас обязывают собирать эти справки, если мы должны получить жилье как погорельцы, которым полжизни до пожара обещали дать постоянное жилье? И вот еще что интересно: мы точно знаем, что депутаты "выбивали" деньги на ремонт здания именно для нас, погорельцев, а не для кого-то еще. Сколько лет живу – одно беззаконие вижу, думала, хоть на старости лет в своей квартире пожить, а не получится, видимо», – говорит Каримова. 

Ее дочь Марина работает в областной типографии. Ее зарплаты хватает на проезд до места работы и на питание. Она до сих пор не смогла приобрести необходимую одежду, а вся старая сгорела. 

К слову, не так давно очередной чиновник предложил ей взять ипотеку, а маме переселиться в дом престарелых. Марина до сих пор смеется над этим предложением, а Любовь Федоровна – плачет. 

Еще одной пострадавшей от пожара, Татьяне Прозоровой, в администрации дали несколько иную информацию. Ей сообщили, что в здании будет организован приют для бездомных рязанцев. Прозорова удивляется: «То есть тоже для бездомных, но не для нас? Для тех, которые еще бездомнее? А это как? Мы скитаемся по соседям, а они по подвалам – в этом лишь разница?» 



Пострадавшая от пожара Татьяна Прозорова

Сама Прозорова живет у подруги. Она тоже жила в первом сгоревшем общежитии и является такой же «дважды погорелицей». Говорит, что иногда смотрит по телевизору местные новости и слышит, как чиновники отчитываются об успехах в выполнении программы переселения из ветхого жилья, как кого-то куда-то все же переселяют. На деле, уверена она, успехи эти достигаются просто: огромное количество ветхих домов просто не собираются признавать аварийными. Как иначе понимать тот факт, что 130-летнюю конюшню не постеснялись счесть крепкой и пригодной для проживания людей?

«В администрации, когда мне сказали, чтобы я собирала документы для постановки в очередь как малоимущая, еще потребовали принести справку о том, что я утратила жилье в связи с пожаром. На вопрос, для чего это, раз пожар в общежитии не собираются считать основанием для предоставления нам жилья, та сотрудница только фыркнула в ответ. Все тут странно. А главное,  в официальных ответах говорят одно, на деле получается другое», – комментирует она. 

Пострадавшие не могут понять, кто именно и когда решил изменить предназначение здания заброшенной поликлиники. Либо бывшая глава администрации намеренно обманывала, зная, что здание не достанется погорельцам, либо уже Суриков принял решение снова «бортануть» погорельцев. Многие пострадавшие говорят, что надеялись: со сменой главы администрации жизнь наладится, закончится многолетний бардак, хамство, кумовство и беспрестанная ложь. На деле и Иванову не обидели (она стала местным депутатом,ред.), и будущий маневренный фонд как-то очень шустро изменил свое предназначение.

Мурминчане уже засомневались, а все ли нормально с местом, в котором расположен поселок? Может, оно проклято, раз жилье простых людей постоянно горит, а в администрации – кто бы ни встал у руля, все происходит либо кувырком, либо кое-как. 

P.S. Сотрудница администрации Мурминского сельского поселения, которая отказалась представиться, ответила, что ничего не знает по поводу предполагаемого маневренного фонда. О судьбе погорельцев тоже ничего не знает. И о том, кого разместят в здании бывшей поликлиники после ремонта, сведений не имеет. Однако заверила, что является «специалистом администрации» (запись телефонного разговора имеется в редакции «Новой»).



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы