Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№12 от 27 марта 2014 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Рязанский ПЕН-болл открыт!
Критик и беллетрист Елена САФРОНОВА получила две престижные премии и вступила в один из самых авторитетных писательских клубов мира


 
Кажется, я уже неоднократно шутил по поводу того, что рязанский журналист, писатель и литературный критик Елена Сафронова буквально коллекционирует различные премии. Их у нее больше десятка, если я не отстал от жизни, – и за прозу есть, и за критику. 

Наступление 2014 года Елена отметила привычно для себя: взяла, да и получила еще парочку литературных премий. На этот раз ее отметили Союз писателей Москвы (премия с пафосным названием «Венец») и башкирский журнал «Бельские просторы». Случилось в жизни Елены и еще одно знаковое событие: вышла ее вторая книга. Называется «Диагноз: Поэт» (именно так – с заглавной буквы). Обо всем этом Елена охотно рассказала местной «Новой газете». 
 
– Елена, у тебя за последние месяцы довольно много событий произошло, но главное, как мне кажется, это выход новой книги. Называется она «Диагноз: Поэт» и туда вошли твои критические статьи о поэзии, написанные за несколько лет, так что с тем же успехом книгу можно было назвать «Диагноз: Критик». 
 
– Этот каламбур не тебе первому пришел в голову! Сначала меня им «наградили» поэты, узнавшие себя в персонажах статьи, когда она вышла еще в журнале «Урал». А после выхода книги так пошутил известный поэт Кирилл Ковальджи. Но имел в виду другое: что можно было бы исследовать изнутри и критический процесс. 
 
– Расскажи, что за статьи вошли в книгу и что сподвигло объединить их под одной обложкой, на которой вдобавок красуется неожиданно броский заголовок? 
 
– Эта книга должна была стать первой в моей личной «биобиблиографии». Выпустить ее в составе серии «Критический минимум» журнала «Современная поэзия» главный редактор этого журнала, а заодно и издательской серии Андрей Новиков предложил еще летом 2012 года. Тогда же я начала составлять книгу. Ее контент диктовала тематика журнала: критические статьи о «текущей» поэзии. Но в силу разных обстоятельств быстрее вышла книга критико-публицистических статей о прозе «Все жанры, кроме скучного». Теперь все выглядит так, будто я сначала раскачивалась, а потом выдала «скандальную» книгу с броским названием. Но это чистая случайность, что «выстрел» не прогремел первым. Статью о моральной стороне поэтического творчества, написанную в соавторстве с психоаналитиком Сергеем Зубаревым, «Диагноз: Поэт», я считаю одной из главных, написанных мною до сих пор. Потому что в ней мы говорим о том, о чем не принято говорить вслух в литературном сообществе – что человек, одаренный литературно, бывает «бесталанен» нравственно. Эта статья стала «гвоздем» книги, обозначила проблему и дала сборнику название. А «уравновешивают» ее напор статьи о поэтах, к которым, несмотря на их талант и известность, не просится слово «поэт» – представителях Заозерной школы, Вере Павловой, Александре Городницком и Валерии Прокошине.
 
– Вскоре после выхода этой книги ты устроила ее презентацию на литфаке РГУ в формате круглого стола с участием всех желающих и студентов филфака РГУ. К сожалению, я так и не смог тогда попасть на это мероприятие. Как прошло? 
 
– Гости хвалили мероприятие, но я не очень довольна. В моих глазах презентация критической книги должна быть открытой дискуссией. Я так и строила все свои презентации, в том числе книги «Диагноз: Поэт» в Москве. Там дискуссия удалась, а в Рязани, увы, не совсем – не пришло (по уважительным причинам, как и ты, но все равно жаль) много людей, чье мнение было бы авторитетно для меня и интересно для слушателей. Думаю, может, устроить литературную дискуссию уже не в формате презентации?
 
– Вообще-то обычно ты не сама книги издаешь, а рецензируешь чужие, причем выходят обычно твои рецензии в довольно известных «толстых» журналах, вплоть до легендарного «Знамени». Однако когда я открыл подборку рецензий Елены Сафроновой на сайте «Журнальный зал», одном из ведущих наших литературных сайтов, то среди книг, отмеченных твоим вниманием, навскидку увидел только одну книгу рязанца – «Насекомое лето» поэта Александра Брятова, который в городе, где он живет, к сожалению, почти не известен. Если ретроспективно глянуть, что интересного было издано за последние годы нашими земляками, сочиняющими стихи, неужели кроме Александра Брятова и отметить некого? 
 
– Странно, что ты спрашиваешь с позиций «землячества»: не замечала в тебе особого «рязанского патриотизма». Для меня «первее» качество книги, чем прописка ее автора. Но рязанцев я не игнорирую. Если ты имел в виду поэтов, то в «ЖЗ», помимо Брятова, есть еще рецензия на книги Татьяны Бочаровой «По ту сторону лета» и Дины Бурачевской «Салют из тысячи огней». Дина, правда, уже «бывшая» рязанка, живет в Москве, но не чужой для нашего города человек. Но мои рецензии выходят не только в изданиях «Журнального зала». Есть литературные журналы, не вошедшие в «ЖЗ», но не уступающие тем в качестве – один из них уфимские «Бельские просторы». Несколько лет назад в газете «Литературная Россия» была даже дискуссия, правомерно ли «не приняли» «Бельские просторы» в «Журнальный зал»; а литературным сообществом этот журнал признан. Он известен и читаем в Москве, поэзия его авторов включена в периодическую антологию «Лучшие стихи» – а что не доходит до Рязани, так то не вина ничья, а беда. В нем я уже пятый год веду рубрику «Поэзия: что нового?», где представила две книги Алексея Колчева «Частный случай» и «Несовершенный вид». Кроме того, в «ЖЗ» есть мои рецензии на книги прозы, написанные рязанцами: сборник фантаста Владимира Голубева «Гол престижа», книгу Ирины Красногорской и Николая Родина «Окские пароходчики», альманах «Три желания», который собрала и выпустила рязанка Светлана Малышева. Ну, и другую «бывшую рязанку», ныне известную писательницу Наталью Рубанову не будем забывать – о ее книгах я писала не раз. В основном же рязанские книги рассматриваются в моей рубрике «Книжный мир» в «Рязанских ведомостях», что логично. 
 
– Совсем недавно, в начале марта, ты стала еще и участником Русского ПЕН-центра, российского отделения престижного международного писательского клуба, причем стала первым рязанцем среди его участников. Какими ветрами туда занесло?
 
– После выхода моей второй книги критики мне посоветовали подать заявку в Русский ПЕН-центр. Членство в ПЕН-клубе – это определенный статус писателя, и я заявку подала, но с некоторым трепетом. То, что Русский ПЕН-центр мою кандидатуру и книги принял благосклонно, очень радует – значит, мою литературную работу оценили достаточно высоко на российском уровне. На рязанском уровне еще интереснее: у нас несколько сотен членов разных писательских союзов, но всего один член Русского ПЕН-центра! Думаю, это может быть весомо и в глазах рязанских культурных властей. Я готова к сотрудничеству в новом качестве.   
 
– Я уже не раз писал о том, что ты буквально коллекционируешь разные литературные премии – причем не только как критик, но и как прозаик. Насколько я в курсе, теперь эта твоя коллекция пополнилась сразу двумя «экспонатами»: ты стала лауреатом премии «Венец» Союза Писателей Москвы и лауреатом премии журнала «Бельские просторы», о котором я до этого нашего разговора ни разу не слышал. Расскажи, что за премии, и какие твои работы были отмечены на этот раз.
 
– Премия Союза писателей Москвы «Венец» существует с 1998 года с единственным перерывом на 2009 год. Она вручается как за конкретные достижения, так и за общий вклад в культуру России, как, например, поэту Юрию Ряшенцеву, тоже лауреату 2013 года. Поэтому ею награждают и прозаиков, и поэтов, и критиков, и драматургов, и редакторов журналов. Мне ее вручили за первую книгу – «Все жанры, кроме скучного». Я была смущена и польщена одновременно. А премия журнала «Бельские просторы» называется «Лауреату 2013 года в номинации «Критика»», и, насколько я понимаю, ею отмечено мое долгое сотрудничество с журналом в качестве литературного критика. Значит, не только много пишу, но и неплохо.  
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы