Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№37 от 28 сентября 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Когда зрение стало лишним
 Иркутский театр кукол показал в Рязани спектакль для слепых и зрячих зрителей

Еще до входа в зал зрителям вручают черные повязки и выстраивают «паровозиком». Ты завязываешь глаза человеку перед собой, сосед позади – тебе. Оказавшись в кромешной темноте, судорожно цепляешься за плечи впередистоящего «паровозика», как за соломинку. И осторожно шаг за шагом отправляешься в путь. А вокруг шумит настоящий восточный базар! Кружат голову пряные ароматы. Струящий шелк скользит по пальцам. Гладкие бока медных кувшинов приятно холодят кожу. Все кричат, толкаются, предлагают товары. Требуют: «Купи глаза дракона!» – и погружают руку в чашу с чем-то склизким и круглым. Хочется уже сорвать повязку!.. Но разум подсказывает, что зрение будет лишним. И увиденное не сравнится с той картиной, которую уже нарисовало воображение. Остается лишь довериться ощущениям и погрузиться в восточную сказку, которую привез Иркутский театр кукол «Аистенок» на фестиваль «Рязанские смотрины 2017». 

Иркутский спектакль «Калиф-аист» поставлен по новаторской методике, позволяющей театральными средствами воздействовать на разные органы чувств. При помощи запахов, звуков, прикосновений артисты создают вокруг зрителя целый мир. Такой спектакль ощущений открывает театральное искусство людям, которым раньше оно было недоступно, – лишенным зрения.



«Для слепых и зрячих зрителей», – так написано в аннотации спектакля. Действительно, в этой уникальной постановке интересно находиться всем. Первые минуты в темноту погружаются все зрители. Честно сказать, ощущения непередаваемые! Даже этого короткого прохода по восточному базару хватило, чтобы понять, как привыкли мы доверять глазам. Насколько беспомощной себя чувствуешь, лишившись их даже на мгновение. И насколько богаче может стать мир, если полностью «раскрыть» нос, уши, кожу, тело…



Ну а дальше зрители снимают повязки и наблюдают за действием традиционным способом. И только шесть человек становятся участниками самой сказки изнутри. Это могут быть и слепые дети (как происходит в Иркутске на спектаклях), и зрячие, но с завязанными глазами (как это было на фестивале). Для них история о калифе-аисте воплощается в ощущениях. Вкус терпкого зеленого чая, сладкого изюма, аромат апельсинового масла, мокрые капли воды, мягкое касание перышка… Хитроумные приспособления, изобретательно используемая акустика зала рисует масштабное полотно, понятное без всяких объяснений. 

Автором этой уникальной методики является литовский режиссер Каролина ЖЕРНИТЕ. Ее соавтором в данной работе выступилЮрий УТКИН, главный режиссер Иркутского театра кукол. Соединив театр ощущений и театр кукол, вместе они создали необычный спектакль, смотреть который надо как минимум дважды, с разных позиций. Так и на «Рязанских смотринах» участники фестиваля долго не расходились после показа, обмениваясь впечатлениями, каждый со своей «точки зрения». Ну а я воспользовалась случаем, чтобы расспросить иркутского режиссера о театре ощущений в деталях.

– Юрий, интересно, что на фестивале это не первый спектакль подобной направленности. Два года назад в Рязань приезжал болгарский «Невиждан театър», где играют незрячие артисты. И перед «Смотринами 2017» директор Рязанского театра кукол Константин Кириллов особенно подчеркивал, что фестиваль будет продолжать тему инклюзивного театра. На ваш взгляд, почему это направление стало так актуально?

– Сейчас, действительно, люди творческие, неравнодушные обращают в эту сторону особое внимание. Это позволяет открыть в театре новую грань, что полезно и важно не только людям с ограниченным зрением, но и вообще любому человеку. После представления обычные зрители признаются, как много нового они узнали о себе. Эта грань театра позволяет соприкоснуться с забытыми или вовсе неоткрытыми способностями человека. При этом сам театр по-иному начинает смотреть на зрителя. Театр должен не просто «потеребить» душу, сердце, интеллект человека, показать шоу и удивить визуальным рядом (что сейчас в основном и происходит). Наша задача в том, чтобы после спектакля зритель пришел на беседу к самому себе. 

– Как вы познакомились с творчеством Каролины Жерните, и как пришла идея совместной постановки?

– Первый раз работу Каролины я увидел еще лет восемь назад. Как она сама рассказывала, к такому театру она пришла случайно, обдумывая тему дипломной работы. Тогда у нее возникла мысль сделать спектакль, основанный на иных, не традиционных ощущениях. И внезапно пришло осознание, что есть зрители, которые никогда не увидят театр, – незрячие люди. Поначалу она думала, что это утопия. Но мысль уже заработала, и ей захотелось разрешить эту проблему. В результате получилась сказка «для семи чувств», ставшая ее дипломной работой. Как раз эту постановку я и видел. Мне это настолько понравилось, что я сразу же загорелся идеей сделать нечто подобное в своем театре. Постановка была реализована совместно с творческим объединением «КультПроект» (Москва) в рамках проекта «Театр ощущений» при поддержке Министерства культуры РФ.

– Как же в таком театре ощущений организовываются репетиции? Вы завязывали друг другу глаза?

– О, это был очень длительный процесс. У себя в Вильнюсе Каролина поставила уже не один такой спектакль, и у нее накопился богатейший опыт общения с незрячими людьми. И все это она старалась передать нам: как люди, лишенные зрения, воспринимают мир, как они мыслят, какое у них мировоззрение. Наши артисты должны были научиться по-новому чувствовать окружающее пространство. Мы проходили массу тренингов с завязанными глазами, открывая неизведанный мир ощущений: «Что это? Кто это? Какая ткань? Какое дерево?» И последний тренинг состоял в том, что один артист в течение двух часов сопровождал другого (с завязанными глазами) в прогулке по городу. На самом деле сопровождение незрячего – это тоже мастерство. Все должно быть деликатно, без навязывания, но ответственно. Так вот, возвращались мои артисты с такой прогулки другими людьми! Одна актриса буквально рыдала! Это оказалось настоящим испытанием. Даже лишившись зрения всего на два часа, они поняли, как это тяжело. И как мало мы ценим нашу возможность видеть, зрить. Для меня, как для режиссера, было важно качество восприятия. Чтобы артисты не просто научились чему-то новому, но и поменялись внутренне.

– На фестивале вы играли спектакль для зрителей с завязанными глазами. Поделитесь опытом, как все-таки воспринимают спектакль действительно незрячие дети? 

– Совершенно иначе! Активно общаются, переговариваются: «Ко мне кошка подошла! А к тебе?» «Нет, а какая она?» Или: «Я полетела! А я поплыла! Я боюсь опустить ноги, по-моему, здесь вода». Они тут же начинают обмениваться впечатлениями, описывать картины, возникающие в воображении. А могут схватить что-то из реквизита… и не отдавать! И артисты должны, не нарушая чувств этих детей, уметь продолжить сюжет. Каждый раз происходит нечто невероятное. Зрители, которые находятся в зале, наблюдают за происходящим, затаив дыхание. Все это трогает до слез…

– А нет ли в этом некой этической проблемы, когда зритель в зале наблюдает за реакцией незрячих детей на сцене?

– Я тоже задавал такой вопрос Каролине: «Почему бы полностью не отказаться от зрителей в зале и работать только с незрячими?» Но она настаивает именно на такой форме. Во-первых, то, что незрячие будут неловко себя чувствовать под взглядами, – это наше предубеждение. На самом деле, играя, мы быстро поняли, что они к этому относятся гораздо спокойнее. И очень не любят, когда к ним относятся как к инвалидам. В Иркутске после показов мы всегда даем зрителям возможность пообщаться, все знакомятся, обмениваются телефонами. Тем самым мы стараемся разрушить барьеры между нашими мирами. Задача театра – объединить зрячих и незрячих зрителей, показать, насколько важны мы можем быть друг другу.

– «Калиф-аист» – сказка восточная, и это дает массу возможностей поиграть на запахах, вкусах. Как появилась мысль взять именно эту тему? 

– Я сам родом из Узбекистана, провел там все детство, хорошо знаю эту культуру. И мне показалось, что я бы мог подать ее интересно, не совсем традиционно. Более того, в «Калифе-аисте» много превращений, полетов. Это тоже открывает простор для творчества. Так что я предложил этот материал Каролине, и она им сразу увлеклась. В процессе подготовки возникло много придумок на восточную тему: топчаны, которые могут вращаться, опахала, превращающиеся в крылья птиц, балдахины и прочее убранство. Надо сказать, что Каролина, как правило, в своих спектаклях оставляет артистов в простых черных костюмах: для театра ощущений внешняя сторона не важна. Но мне захотелось совместить ощущения со зрелищностью. Тем более что Восток требует особой атмосферы. Мы сделали колоритные декорации, костюмы, придумали кукол. В результате получился спектакль, который интересно и ощущать, и смотреть.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА

P.S. Начало нового театрального сезона традиционно совпадает с подведением итогов предыдущего. С 3 по 8 октября в Рязани пройдёт III Фестиваль «Зеркало сцены», во время которого спектакли рязанских театров будут оценивать профессиональные театральные критики из Москвы. Церемония вручения Рязанской областной театральной премии «Зеркало сцены» состоится 8 октября в 19.00 на большой сцене театра драмы.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы