Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№52 от 28 декабря 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Бесстрашная Эльмира и «Лыжи мечты»
Участница Олимпиады и многократная чемпионка своей страны – о прелестях Семено-Оленинского, узбекской елке и искусственном снеге



Накануне новогодних праздников гостем «Новой» стал очень светлый и добрый, но при этом еще и бесстрашный человек. Большую часть своей жизни Эльмира УРУМБАЕВА посвятила такому мужественному виду спорта, как горнолыжный. В составе сборной Узбекистана она принимала участие в Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, двух чемпионатах мира в Италии и Австрии, а также в Азиатских играх в Китае и Корее.
 
– Эльмира Сагитовна, каким ветром в Рязань занесло столь известную спортсменку? 

– Один мой хороший знакомый, который тоже вырос в Узбекистане, решил развивать в Рязани горные лыжи. Нашел подходящую горку, специалистов, связался со мной по интернету и предложил: «Не хочешь поработать инструктором?» Я к тому времени уже несколько лет не занималась, но все же решила попробовать и приехала сюда летом 2012 года. Видела, как велись непосредственно работы, как насыпали горку, готовились. Отработала первый сезон в спортивно-развлекательном комплексе «Семено-Оленинский», понравилось. И вот уже четвертый год пошел, как я здесь.

– Освоились быстро на новом месте?

– Конечно, я вообще человек, быстро ко всему привыкающий. Мы люди горные, ходили с палатками на снежники, то есть жить без воды, без газа для нас дело привычное. Никаких трудностей не боимся, любой кризис преодолеем, главное, чтобы крыша была над головой, остальное все наладится.

– Те, кто с вами занимался, успели отметить ваш высокий профессионализм.

– Очень приятно это слышать, тем более что эта работа и мне самой приносит огромную радость. В прошлом году у нас начала действовать программа «Лыжи мечты» для детей-инвалидов. Некоторые говорят, что их трудно понять, а я их отлично понимаю, как-то сдружились с одной девочкой, сейчас даже переписываемся. После занятий физически устаешь, а на душе такая легкость и удовлетворение от проделанной работы. За это время очень много друзей появилось, знакомых, детишек очень много приезжает. Это вообще моя радость и моя слабость позаниматься с малышами. 

– Своих детей тоже привлекли к семейному делу?

– Да, с удовольствием занимаются. В первый же год сразу поставила на лыжи обоих, начинали с «конька» по ровной местности. Но сыну не понравились лыжи, где у него не очень получалось, и он перешел на сноуборд. В марте ездили в Сочи на Кубок Екатерины Тудегешевой, где Рауф занял десятое место. А дочка Элина наоборот преуспела в горных лыжах.

– А как вы сами приобщились к столь мужественному виду спорта?

– Я родилась в Ташкентской области, в тридцати километрах от гор. У нас был очень знаменитый дядя – гляциолог Нурис Урумбаев. И когда он работал на Чегете, как-то на зимние каникулы пригласил нас к себе, там я в первый раз и попробовала встать на горные лыжи. А когда возвратились домой, папа спрашивает: «Ну как?» – «Хорошо!», и мы поехали в Чимган. Секций у нас раньше было много.

– Для девочки это, может быть, не самый подходящий вид спорта. Не было страшно?

– Нет, было очень интересно. Никакие падения абсолютно не пугали, а без ушибов в нашем деле не обходится. Вскоре занялась этим делом профессионально, успела попробовать свои силы в последних чемпионатах СССР, но до призовых мест не добралась. Первые серьезные успехи пришли на международных соревнованиях в Турции, где уже с первой попытки стала победительницей. В 1996 году приняла участие в первых Азиатских играх, которые проходили в Китае.

– Одним из самых ярких моментов в вашей карьере стало участие в Олимпийских играх 2002 года?

– Конечно, я очень долго к этому шла. В 1998 году в Нагано не попала, у меня не хватило физпунктов, хотя до последнего надеялись, что все-таки допустят, ведь я была сильнейшей в своей стране. Но сказали, что нельзя. Четыре года спустя ситуация едва не повторилась. Для того чтобы заработать недостающие физпункты на соревнованиях в Турции, нужно было, как говорят, кровь из носа, завершить дистанцию. У меня так и получилось. Когда я исполняла слалом, одна из вешек задела меня по лицу, а я даже не заметила. До финиша оставалось немного, доехала, только там и поняла, что кровь течет. Но главная цель была достигнута.

– Что у вас осталось в памяти о главных стартах планеты?

– Абсолютно все от открытия до закрытия: все было очень красиво, организовано по высшему разряду. Было много новых знакомств, сумасшедшее волнение, когда буквально трясло перед стартом. К сожалению, показать лучший результат не получилось, в связи с тем, что новые лыжи привезли прямо перед вылетом на Олимпийские игры. Конечно, было время там их прикатать, но было что-то не то. Они у меня до сих пор, так я даже сейчас не могу на них правильно повернуть, потому что просто не чувствую их. Но проблемы с инвентарем были всегда. Боролась до последнего со слезами на глазах, тренер то ругался, то поддерживал: «Давай, у тебя все получится!»

– За команду Узбекистана в Солт-Лейк-Сити выступал еще один горнолыжник с такой же фамилией, как у вас…

– Это мой младший братишка Камиль, который был знаменосцем нашей сборной. Для него это были уже вторые Игры, он в отличие от меня сумел пробиться в Нагано. У нас и старший брат тоже катался, но потом ушел в армию и больше серьезно не занимался. Такая вот у нас горнолыжная семья.

– А что мешало добиваться самых высоких результатов?

– К тому времени снега в Узбекистане стало поменьше, а вместе с тем и возможности серьезно тренироваться. Старались, конечно, как могли, но у нас не было даже снегоукаточной машины, и нам приходилось ногами гору протоптать, подготовить, по трассе поездить несколько раз. Но все равно она была мягкой, и когда мы приезжали на состязания, попадали уже в другие условия, а времени, чтобы привыкнуть, не было. Кроме того, не хватало соревновательной практики, потому что выезжали только на крупные турниры, чего было недостаточно. Поэтому когда выходили на старт, особенно на чемпионате мира или Олимпийских играх, волнение сказывалось довольно серьезно.

– Какие ощущения испытываешь, когда несешься с горы со скоростью света?

– Это трудно передать словами, можно только испытать самому. К тому же горки ведь тоже разные бывают. Как-то были мы на сборах в Швейцарии, так там пятикилометровые трассы, наверх на фуникулерах доберешься, а обратно ножки уже как-то устают ехать. Бывают  разные склоны, и крутые, и пологие, и с поворотами, и рельеф разный. Мне очень понравилась трасса на первом чемпионате мира в 1997 году в итальянском Сестриере в супергиганте ехать. 

– А как долго продолжалась ваша карьера?

– На международной арене закончила выступать в 2002 году, но в следующем заявилась на чемпионат Узбекистана. И опять выиграла его, хотя уже была беременна сыном.

– Эльмира Сагитовна, мы с вами беседуем в преддверии рождественских праздников, в связи с этим, может, найдется подходящая новогодняя история?

– В конце декабря 1986 года мы выступали на соревнованиях в городе Междуреченске Кемеровской области. И там я познакомилась с девочкой Катей, мы даже успели подружиться. И вот ее папа ночью специально для меня срубил ель, которую в чехле для лыж, чтобы никто не видел, я привезла в Узбекистан. У нас ведь елок нет, только в горах растет такой хвойный кустарник арча, поэтому для встречи Нового года, как правило, использовали искусственную, а тут я привезла живую. Это был незабываемый праздник!

– А что можете пожелать рязанцам, возможно, кто-то из них уже в ближайшее время приедет к вам в Семено-Оленинское покататься?

– Буду очень рада и постараюсь позаниматься со всеми желающими. Хочу пожелать всем в первую очередь мирного неба над головой и побольше добра, потому что в последнее время люди стали какими-то озлобленными. А также здоровья, счастья, любви и уважения ко всем окружающим!
Также хотела бы пожелать, чтобы уже в ближайшее время выпал снег, и мы начали работать. В выходные были морозы, искусственный снег накидали пушками, а потом еще выпал натуральный, который хорошо лег, но потепление все испортило. Искусственный снег лежит намного дольше, только дождь его съедает. Так что морозец и снежок к новогодним праздникам пришлись бы как нельзя кстати нам всем.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы