Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№51 от 29 декабря 2016 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Ольга МИЩЕНКОВА // Общество
Музыкальный рай Ады Соболевой
История этой жизнелюбивой женщины – как пример нонконформизма, редкостного таланта и любви к людям


   
В 2016 году Рязань отметила столетие государственного университета имени С.А.Есенина и 70-летие теоретического отдела Рязанского музыкального училища (колледжа) имени братьев Пироговых. Весь год «Новая газета» много писала о незаслуженно забытых преподавателях, кто до сих пор является примером беззаветного служения культуре. 

И сегодня мы вспомним человека, вынужденного уйти с работы в 1994 году, когда еще было много сил и желания передавать свои знания молодому поколению. «А что мешало?», – спросите вы. Мешало... наличие исключительно собственного мнения, невозможность подстраиваться под общий хор, нежелание петь в унисон тогда, когда этого делать нельзя категорически. Это сегодня она – живая легенда, а тогда была неудобным преподавателем, о котором хочется рассказать чуть больше.
 
Сегодня Аде Лаврентьевне СОБОЛЕВОЙ 86 лет. Уже двадцать два года как она не преподает в Рязанском музыкальном училище, но каждый день находит время и силы, превозмогая суставные боли, сесть к инструменту и обязательно поиграть гаммы, этюды, пьесы. Зачем? Чтобы руки помнили, и голова не забывала. «Мне, конечно, не так просто дается это, – говорит Ада Лаврентьевна, – но очень хочется не опускаться ниже консерваторского уровня, вот и стараюсь держать форму вопреки всему, потому что музыка – это мой воздух, моя жизнь. Без нее все было бы серым и скучным». И вспоминается Владимир Михайлович Бехтерев: «Музыка не только фактор облагораживающий, воспитательный. Музыка – целитель здоровья».

Она боготворит Баха и считает его музыкальной вершиной на Земле и за ее пределами. Бах – Бог… Кажется, они где-то рядом, а для многих – почти одно и то же. Ада Лаврентьевна любит романтиков: Шопена и раннего Скрябина, Мендельсона (чего стоит его единственный и неповторимый Концерт для скрипки с оркестром!). И как же музыковеду без величайшего Чайковского?

Я слушаю ее интересные рассказы о музыке, о работе в училище, об учебе в Саратовской консерватории имени Л.В.Собинова и думаю о том, как повезло людям, которым довелось быть рядом с ней, потому что такой энциклопедичности знаний по истории искусства, каким обладает этот человек, можно искренне позавидовать.

Ада Лаврентьевна Соболева – живая легенда рязанского музыкального училища. Она – Просветитель с большой буквы, которая и по сей день, как бы пафосно это ни звучало, сеет разумное, доброе, а главное – вечное, и делает это легко, непринужденно, с большой любовью. Тому свежий пример? Пожалуйста! 

Два года назад попала Ада Лаврентьевна в БСМП (больницу скорой медицинской помощи). Когда пришла в себя и освоилась в палате, стали знакомиться. Сопалатницы поинтересовались, кто она и чем занималась. Слово «музыковед» потребовало разъяснения, но закончилось все тем, что каждый вечер перед сном Ада Лаврентьевна рассказывала женщинам содержание одной из опер, напевала самые известные арии и темы. Это было настолько увлекательно, что к ним приходили посетители, чтобы послушать интересную пациентку-рассказчицу, которой на тот момент было хорошо за восемьдесят. Вот такой музыкальный ликбез-лекторий был в БСМП благодаря Аде Лаврентьевне!

«Первой оперой, о которой я рассказала в больнице, была «Риголетто» Верди. Сколько дней лежала, столько и рассказывала. Все не так скучно было время коротать на больничной койке! А уходила я из больницы под аплодисменты, потому что «Музыка – высшее в мире искусство», как говорил Лев Толстой», – с гордостью вспоминает Ада Лаврентьевна. А еще классик называл музыку «стенографией чувств» и был абсолютно прав.

Я прошу ее рассказать о себе, а она начинает с коллектива единомышленников, который «в нашем училище – замечательный, потому никак не могу я себя отделить от него».

Всю жизнь занималась Ада Лаврентьевна просветительством и пропагандой, делала и большие режиссерские постановки городского масштаба, например, к 9 мая – «Страницы войны». 

«Это была грандиозная по замыслу композиция. Мне очень помог наш талантливый инженер Е.П.Глушко. Артисты, музыканты, педагоги – целая творческая армия была задействована в этом проекте, – вспоминает Ада Лаврентьевна. – В лекторско-музыковедческой работе я тесно сотрудничала с моими коллегами-музыкантами: пианисткой Э.Е.Огаревой, баянистом С.А.Ваньковым, певицей Л.А.Ячменниковой, Г.Н.Болховитиновой, А.Р.Попохом, дирижерами Ю.Васильевым и В.Ильиным, с Н.М.Щербаковой, которая и прекрасный хоровик, и очень талантливая чтица. Наши театрализованные композиции пользовались большим успехом в городе».

Ада Лаврентьевна создала и маленький театр, который не так долго продержался в училище при отсутствии финансирования, но несколько чеховских сцен поставлено все же было. «В этом театре раскрылся драматический талант нынешнего министра культуры и хорошего пианиста Виталия Попова», – подытожила Ада Лаврентьевна.

Многие вспоминают соболевский цикл лекций «Паустовский и музыка». Сотрудники библиотеки говорили о том, что студенты смели с библиотечных полок произведения писателя, – такова была сила лекторского слова.

Большое место в жизни Ады Лаврентьевны по сей день занимают книги. «Вы знаете, я с большим интересом читаю сейчас историю Ключевского и узнаю много нового для себя. И обязательно у меня на столе сочинения Пушкина, потому что это – очень хороший литературный язык, который никак нельзя забывать. Без Пушкина, как и без музыки, я своей жизни не мыслю. Его нужно читать и перечитывать. А еще – Юрий Бондарев, представьте себе. «Батальоны просят огня». Только что перечитала и порекомендовала приятельнице», – говорит Ада Лаврентьевна.

Вот она – старая гвардия. Уходящая натура. Настоящая интеллигенция, которая сегодня выживает совершенно удивительным образом, не держа зла ни на кого, не помня обиды, которых, конечно, было за долгую жизнь немало. 

Литература и музыка… Искусство – вот та живительная среда, которая держит на плаву и дает силы даже тогда, когда, казалось бы, их совсем не остается. Восемнадцать лет не выходить из дома? Но ведь если, хоть и с большим трудом, подойти к инструменту, открыть тяжелую крышку, коснуться клавиш, а дальше… А дальше – за окном может накрапывать холодный дождь или белый нежный снег будет опускаться на землю, и это окажется настоящим счастьем, потому что помимо всего происходящего зазвучит музыка, наедине с которой хорошо погрустить под осеннюю непогоду, порадоваться теплому весеннему солнышку, помечтать поздним зимним вечером под волшебство тихого снегопада за окошком, вспомнив то, что бережно хранится в сердце, и даже… захотеть рассказать об этом.

«Мне ведь очень повезло с педагогами: и в Скопине, где я начинала учиться музыке, и в рязанском училище, и в саратовской консерватории, конечно. В Рязани меня учила И.В.Шумская – пианистка, ученица самого Нейгауза. Представляете, какие это имена! Б.И.Алексеев, С.А.Заливухин, который потом стал ректором саратовской консерватории. А теоретик Л.Ф.Спиридонов, воспитавший величайших брата и сестру Холоповых?! Наше училище – очаг настоящей культуры, это – не простые слова! А Саратовская консерватория в 1950-е годы, когда я там училась? Во времена борьбы с космополитизмом туда приезжали самые талантливые музыканты, которые и стали преподавателями в консерватории. Это же – золотой фонд музыкальной жизни не только Саратова! Нам повезло очень, потому что саратовская консерватория – третья по значимости в России после московской и питерской, в 2012 году отметившая свой столетний юбилей!», – говорит Ада Лаврентьевна.

После окончания Саратовской консерватории она оказалась в Краснодаре, где ей была предложена учеба в аспирантуре в Москве, но нельзя было оставить родителей без помощи, поэтому в 1970 году Ада Лаврентьевна вернулась в Рязань, где и проработала на отделении «Теория музыки» до 65 лет. 

Сегодняшний ее день – это окружение внучки и правнучки, которых Ада Лаврентьевна нежно любит. Это обязательное прослушивание на канале «Культура» оркестровых произведений в записи лучших мировых коллективов. Это – премьеры опер, которыми балует все тот же канал «Культура». Вспоминается Шостакович: «Любителями и знатоками музыки не рождаются, а становятся… Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего ее слушать».

Ада Лаврентьевна не смогла присутствовать на юбилее своего теоретического отдела, но написала письмо-обращение к его нынешним музыкантам, вспомнив славное прошлое. Она рассказала о тех преподавателях, для которых понятие «Музыка» и служение ей было святым, а в каждом своем ученике они старались видеть личность. Об этом же писала в дневниках выдающаяся Берта Михайловна Рейнгбальд, воспитавшая великого Гигельса: «Настоящий педагог исходит не из своих приемов и привычек, а приспосабливается к данным ученика и развивает его индивидуальность» (в 1974г. Эмиль Гилельс дал в Одессе специальный концерт к 30-летию ее смерти).

Слушать, понимать и любить величайшее из искусств – музыку – этому всю свою долгую жизнь и старалась научить Ада Лаврентьевна Соболева, справедливо считающая, что «музыкальное воспитание – это не воспитание музыканта, а, прежде всего, воспитание человека. Умение слушать и понимать музыку – один из элементарных признаков эстетической культуры, без этого невозможно представить полноценного воспитания» (Василий Сухомлинский).
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы