Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№11 от 30 марта 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Форвард-первопроходец
 Один из зачинателей рязанского хоккея Вячеслав НОВИКОВ – о вратаре из ресторана, магии Боброва и посиделках у Ларионова

Уже десять лет хоккейный клуб «Рязань» благополучно обходится без помощи доморощенных кадров. За это время полностью оборвалась преемственность поколений, возможно, что этот процесс уже необратим. О тех игроках, которые раньше ковали славу рязанского хоккея, не вспоминают даже в их родной команде. Недавно свое 80-летие отметил форвард главной ледовой дружины региона первого созыва Вячеслав НОВИКОВ, но, к сожалению, какого-то внимания со стороны официальных лиц заслуженный ветеран так и не дождался. 



– Вячеслав Михайлович, можно сказать, что на ваших глазах хоккей с шайбой делал на Рязанщине свои первые шаги. Как это было?

– Родом я из Скопина, и мне посчастливилось быть очевидцем поединков первого чемпионата области, который проходил в феврале-марте 1951 года. В силу возраста лично принять участия в нем мне не довелось (выступал в соревнованиях юношей), а вот от игры сильнейших хоккеистов региона в памяти остались неизгладимые впечатления.

– А как сами увлеклись этим видом спорта?

– В детстве играли на замерзшем болоте, однажды мне так засадили клюшкой, что пришлось даже швы накладывать, с тех пор правый глаз плохо видит. Но это печальное событие меня не отпугнуло. Как и старшие товарищи, начинал с русского хоккея, для игры в который специально заливали футбольное поле. А когда начали переходить на маленькую площадку, огромную роль сыграл наш районный совет ДСО «Шахтер», который обеспечил нас всем необходимым – клюшками и амуницией, произведенной в Чехословакии. По тем временам это был роскошный подарок, ведь подобным могли похвастаться далеко не все команды мастеров.

– Да и вы, судя по всему, полностью оправдывали доверие спортивного руководства?

– Старались не подвести. Меня заметили на одном из турниров и вызвали в сборную ЦС ДСО «Шахтер». Там дисциплина была жесткая, тренироваться начинали на стадионе «Динамо» с семи утра и до вечера – на коньках. Готовились к международным соревнованиям, уже и билеты приобрели, но из-за обострения политической ситуации так никуда и не попали.

– Несмотря на то, что вам было только 18 лет, вы вошли в состав сборной Рязани, которая в сезоне 1955/56 годов дебютировала на всесоюзной арене.

– В то время скопинский хоккей занимал в области передовые позиции. После того как в середине 1950-х наш «Шахтер» возглавил Юрий Степанович Никитин, мы трижды кряду становились чемпионами. Да и место в первенстве СССР завоевали именно мы, скопинцы, и должны были представлять регион в главных соревнованиях страны.

– Что же в результате этому помешало?

– В первую очередь то, что мы были провинциальной командой и не могли конкурировать с областным центром. Вскоре, после того как в феврале 1955 года в Воронеже мы заняли 2-е место в зональных соревнованиях первенства РСФСР, пропустив вперед лишь одноклубников из Бобрика-Донского, пришла радостная весть о том, что нас включили в турнир класса «Б». Однако первым лицам было неинтересно, чтобы команда, защищающая честь всей области, выступала на периферии. Именно поэтому и было принято «соломоново» решение: на базе скопинского «Шахтера» создать сборную Рязани, в которую вошли все сильнейшие на тот момент хоккеисты.

– Вам посчастливилось принять участие в матче главной дружины Рязанщины под номером один!

– Затрудняюсь вспомнить, в чем была причина, но мы оказались плохо подготовлены к своей первой официальной игре в первенстве СССР, которую должны были провести 2 января в Иванове, едва встретив Новый год. Вот и пришлось колесить по городу, собирать команду. С трудом удалось набрать человек десять, но из-за болезни в поездку не смог отправиться наш играющий тренер Юрий Никитин, а без вратаря в хоккее делать нечего. Стража ворот мы разыскали в ресторане вокзала «Рязань-1», ему уже было за сорок лет, но самое страшное, что в «канадский» хоккей он раньше никогда не играл – только в русский. Когда игра началась, он даже клюшку взял вверх тормашками, неудивительно, что шайба чуть ли не после каждого броска оказывалась в сетке, а на справедливую критику в свой адрес повторял одно и то же: «А зачем вы меня вообще взяли?» Конечно, ивановский «Спартак» был не тем соперником, чтобы проиграть ему с таким крупным счетом 0:7, и это мы доказали уже в матче второго круга, когда взяли реванш у своего первого обидчика – 3:2.

– Если судить по следующим результатам, дело было не только в слабой игре вратаря…

– Действительно, на второй матч, который мы провели в Воскресенске против местного «Химика», наша команда собралась уже в полном составе, но от разгромного поражения это не уберегло. Дворца спорта там еще не было, поэтому переодеваться мы начали еще в автобусе, а заканчивали уже прямо на трибунах. Поражение снова оказалось крупным, но там хотя бы удалось забросить две ответных шайбы, первая оказалась на счету Михаила Мисюрова, который очень рано ушел из жизни. А первую победу одержали в Минске над местным «Буревестником» (6:5), за который когда-то выступал наш тренер Юрий Степанович Никитин. Неудивительно, что в тот вечер в воротах он просто творил чудеса. Дошло до того, что болельщики чуть борта не переломали.

– Какими игровыми качествами вы выделялись на площадке?

– Выступал на позиции правого края и, помимо скоростных данных, хорошо видел площадку, нередко ассистировал партнерам. Если же говорить в целом, то в том сезоне я выглядел неплохо, забивал. Наверное, поэтому наш капитан Сергей Высоковский все время твердил мне: «Слава, в выгодной позиции никому не отдавай шайбу, бросай сам».

– В главной ледовой дружине вы провели семь полноценных сезонов. А что осталось в памяти из того времени?

– Да чего только не было за это время! Вот помню, играли мы как-то в Казани, так начальник команды хозяев дал своим задание напоить нас за ужином в ресторане. Но в ночь перед повторным матчем ударил мороз, что сыграло нам на руку, и мы добились победы. А однажды во время тренировочных сборов в Серове нам предстояла товарищеская игра с командой Челябинска. Но меня не выпустили, оставили деньги караулить: сборы были долгими и на всю команду через сберкассу перевели зарплату – почти целый чемодан!

Особое место занимает встреча с ветеранами сборной СССР, которые посетили Рязань в самом начале 1962 года. На трибунах народу было яблоку негде упасть, а на площадке солировали Всеволод Бобров, Алексей Гурышев, Евгений Бабич, Николай Хлыстов, Альфред Кучевский – что ни игрок, то имя. Несмотря на возраст, Бобров обыгрывал нас, как хотел, одно неуловимое движение – и он уже за спиной. Неудивительно, что у одного из наших защитников сдали нервы, но Всеволод Михайлович оказался готов и к такому повороту событий, он вовремя подставил локоть. Потом подъезжает к нашему тренеру Петру Георгиевичу Котову, с которым раньше вместе играл в столичных ВВС: «Петя, убери его от греха подальше».

– Как руководство Рязанской области в то время относилось к хоккейной команде? Поддерживало?

– Не то слово! Первый секретарь обкома партии Алексей Николаевич Ларионов не только регулярно ходил на наши игры, но и интересовался жизнью команды. Постоянно приглашал хоккеистов к себе: мы сидели в середине, а по бокам директора заводов, которым он давал различные поручения. В городе нас все знали и уважали, так что отношение было соответствующим, да и с квартирами проблем не было.

– Как сложилась ваша жизнь после ухода из большого спорта?

– По окончании радиоинститута работал ведущим конструктором сначала на «Красном знамени», потом на станкозаводе. Какое-то время продолжал выступать в чемпионате области по хоккею и футболу, но из-за загруженности на работе продолжалось это недолго. 

– Вячеслав Михайлович, а сейчас давно на хоккее не были?

– Давно, а на кого там смотреть? Ни одного своего хоккеиста не осталось. В наше время о таком даже помыслить было нельзя: разанцы в своей команде были на ведущих ролях. 
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы