Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№05 от 9 февраля 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Верить. Любить. Творить
 Протоиерей Сергий ЧУШКИН – о персональной выставке, иконописной симфонии, Чукотке и больничном мире.

27 января в Картинной галерее «Виктор Иванов и земля Рязанская» было многолюдно как никогда. И помимо завсегдатаев художественных выставок здесь было и много новых лиц, привлеченных не в последнюю очередь именем на афише. Рязанский художественный музей представил персональную выставку протоиерея Сергия ЧУШКИНА. Событие приурочено к 60-летию автора, которое Сергей Владимирович отметил 23 января. В экспозицию вошло около 40 работ разных лет, объединенных общим – символичным – названием «В начале пути».



Нескончаемые поздравления, цветы, вопросы, фотографии – после торжественного открытия посетители еще долго не хотели расходиться. И снова и снова обходили музейные залы, желая еще раз вобрать чувство радости, исходящее с живописных полотен отца Сергия.

Около 20 лет отец Сергий служил настоятелем Преображенского храма Рязани (Спаса-на-Яру). Своими руками благоустраивал территорию, восстанавливал и реставрировал внутреннее убранство, в чем в полной мере реализовалось его профессиональное художественное образование.

Последние годы послали на долю батюшки немало испытаний. Потеря родных людей, перевод в новый приход, переезды, тяжелая автоавария… Но жажда жизни не утратились, что особенно ощущается в его картинах. Пейзажи, выполненные с натуры, на пленэре, преисполнены любовью к природе и настраивают на гармоничное сосуществование с миром. Сюжеты, среди которых немало выполнено в селе Борисково, где батюшка служит последнее время настоятелем Введенского храма, незамысловаты и на первый взгляд просты. Но за каждым – целая Вселенная. Такими же краткими, но удивительно мудрыми и продуманными оказались его рассуждения и в нашей беседе, которую мы и предлагаем читателям «Новой».


– Сергей Владимирович, перед нашим разговором ради справки я набрала в поисковике сочетание «священник-художник». И оказалось, что такие примеры, когда люди с художественным образованием приходят к религии и принимают сан, далеко не редки. По-вашему, в чем причина? Ведь в обществе зачастую бытует обратный стереотип о художниках, как о народе вольных нравов.

– На самом деле вольных нравов может быть кто угодно. А к вопросу о приходе к религии: все, что происходит в человеческом обществе – это религия. Как только появляется желание и происходит постановка целей – это религия. Религия связана с Верой, Надеждой, Любовью. Поэтому она везде и пронизывает абсолютно все. Это та данность, в которой мы живем. Как воздух. Как земля, которая к себе притягивает. Как температурный режим, который дает возможность жить. Религия – это все. Как и Церковь. Вся Вселенная – это Церковь. Храм. Как и мы.

Помимо так называемой живописи приходится много чем заниматься. Надо просто творчески ко всему относиться. И в этом случае все может стать искусством. Главное – отношение к предмету, его восприятие: «Что это такое? Кто это дал?». Должно быть благоговение к предмету того или иного дела. Но это, к сожалению, редко бывает. Если благоговение к палочке, то появляется чуринга, как у австралийских аборигенов. И у нас вроде как берется обыкновенное вино и обыкновенный хлеб и вдруг претворяется в нечто необычное во время Литургии. А по сути все чудесное. Как и мы.

– Это слова мудрого, опытного человека. А как думал молодой Сергей Чушкин?

– Отношение было точно такое же, только не оформленное до конца, не продуманное. А сейчас все продумано и в определенную систематику воплощено.

– Получается, что переход от художника, сотрудника музея к священнику – это не жизненная перемена, а ее естественное течение?

– Ну да, все равно, что вырасти из памперсов и пеленок. Вывалиться из коляски и стать более или менее взрослым.

– Со времени вашего рукоположения в сан занятия живописью не оставляли?

– Нет, конечно. Но кроме живописи было много занятий. Жизнь нас испытывает по всем нашим функциям, по всем параметрам. Что-то близкое, а что-то далекое. Например, военное дело не особо прельщает. Бизнесом большим не хочется заниматься. И вообще не хочется себя обременять тем, что завтра спадет, как лишнее. Не хочется перегружать себя балластом. По жизни нужно быть все-таки облегченным. Даже лучше всего – прозрачным. Не быть показательным. Не привлекать определенного рода внимания. Не окружать себя тяжеловесной рамой всякого рода почитателей. Возможно все. Зависит лишь от желания. Что хочешь, то обычно и получаешь. А не хочешь, уж извини, не получаешь. На самом деле живопись – это возможность определенного рода контакта. В первую очередь с природой. Она велика, чиста, непосредственна. Первозданна. И очень райски настроена. А когда общаешься с чистым, то получаешь задел чистоты.

– Когда переехали в село Борисково, больше стало времени для письма?

– Пожалуй, даже меньше. Просто творчество перешло в иные формы. Повторюсь, творчески можно заниматься чем угодно. Главное, какова цель, для Кого ты работаешь. Если на Кого-то большого и многообещающего, то все совершенно по-иному исполняется. Если это хомут, то появляются разного рода серьезные борения и попытки от него избавиться.

– Наверное, надо иметь очень мощный внутренний стержень, чтобы так относиться к жизни. И не обращать внимания на внешние обстоятельства, которые стремятся согнуть, надломить.

– Да, били. Шлепанули тесинкой по хребтинке. А завтра, глядишь, погладят. И думаю, что большей частью нас гладят, правда. Все испытания – недолговечны, временного характера. Главное, на них долго не задерживаться. И вообще по жизни надо ухватиться за что-то, за кого-то положительного, и за него держаться. А все остальное наше мусорное хозяйство побыстрее отправлять на свалку истории.

– Очень уж мы все переживали за вас последнее время.

– И зря. Все что ни делается, делается к лучшему. Главное, увидеть это хорошее. По жизни надо как пчелка собирать побольше нектара с соседних цветов жизни. И этих цветов очень много, и они никогда не исчезнут.

– Насколько я знаю, каждые выходные из города идет маршрутка, и ваши рязанские прихожане приезжают в Борисково. Полагаю, многие ждут, что вернетесь в город.

– По моему желанию, я бы рванул на Колыму или на Чукотку. Чем дальше, тем лучше. Но не получается: дети, прихожане, друзья и знакомые. Хорошо бы рвануть, но не время. Хотя после аварии на два месяца – рванул. Удалось побыть, как говорят, «не от мира сего».

– И где же?

– В больнице. Вот где особый мир. Но болячки к жизни только возбуждают. Точнее – заставляют на нее посмотреть несколько иначе.

– Выставка называется «В начале пути». На открытии представители музея, художники говорили о своем понимании этих слов, как о неком творческом начале. А что для вас значат эти слова?

– Это из Библии. «В начале сотворил Бог небо и землю». Это не временное начало. Это «начало» как «начальник». Бог в самом себе сотворил небо и землю. Троица. В самом себе творит. И ничего кроме самого себя, в котором есть некое творение, не существует. «В начале» – это именно оттуда. Мы все под началом. Ну а «пути»… Христос говорит: «Я есть путь и истина и жизнь».

– На выставке представлены только пейзажи. А что еще есть в творческом багаже?

– Все есть. Люблю писать портреты. Но с ними трудно, поскольку здесь нужно как минимум сеансов десять-пятнадцать. Чтобы вглядеться. А точнее, врубиться, как шахтеру.

– С фотографии не пишете?

– Нет, фотография все-таки плосковата. Как, впрочем, и живопись. Но в процессе живописания происходит определенного рода акт «врубания». Фотография – это момент. Живопись – процесс всматривания, тонкое интимное контактирование. Не случайно, например, Серов писал портреты по 80 сеансов. И Пикассо требовал по 60–80 встреч. Можно было бы заняться и картиной на некий сюжет. Но сейчас это не востребовано, перебор визуальной информации. Более-менее еще востребованы иконы.

– А где в Рязани можно увидеть ваши росписи, помимо Храма Спаса-на-Яру?

– Храмы у Перинатального центра, на Старой Рязани. На самом деле, написано много.

– Тяжелый труд?

– Конечно, гораздо тяжелее, чем этюды писать. Здесь требуется дисциплина. Требуется четкое соблюдение определенных правил. Икона – это как симфоническое произведение. Хотя и в музыке есть этюды, легкие и быстрые.

– Часто бываете на художественных выставках?

– Случается, недавно в Москву ездили на Нико Пиросмани. А так много доступно в интернете.

– Что ближе всего по духу?

– Природа. Она объемная. Это та же самая живопись, только более шикарная.

– А если по авторам?

– Всеядный. Все люблю. Древняя Греция. Архаика. Высокая классика. Самая любимая вещь – Венера из собрания Голенищева. Венера или Афродита, называют по-разному, голова богини. По сути, осколок, где уцелело только лицо. Но она необыкновенная. Самая лучшая вещь в Пушкинском музее. Был такой период, когда греки смогли дойти до такой высоты. Все вообще происходит периодами, которые, к сожалению, продолжаются недолго.

– Что насчет современников?

– Увы, не дотягиваем. Должна быть среда, которая бы культивировала художника. А сейчас среда опоганена. Но это время такое, и его правильно нужно пережить.

– Каковы же перспективы?

– Во-первых, перспективы в том, что никто здесь не задержится. Во-вторых, в том, что все эти этапы долго не продолжаются. И как только нарастает что-то лишнее, тут же начинается процесс, который от него избавляет. Во Вселенной все отлажено. И потом перспективы в том, что небо такое же лазурное, как и прежде. Животные и насекомые – те же. И самое главное, что все мы движемся в том же самом ритме. За зимой – весна, за весной – лето. Это сильно обнадеживает.



Март на Трубеже



Весна в деревне



Река Белая



Серый день

Досье «Новой»

Сергей Владимирович ЧУШКИН родился 23 января 1957 году в Рязани. С детских лет увлекался фотографией и рисованием. Брал уроки у художника и педагога А.Н.Бабия. Занимался в изостудии Дворца культуры профсоюзов Рязани. С 1976 года посещал вечерний рисунок в Рязанском художественном училище.

В 1989–1990гг. – фотограф и экскурсовод Рязанского областного художественного музея. В 1986–1991гг. учился в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина Академии художеств СССР в Ленинграде.

В 1990 году рукоположен в сан священнослужителя.

Принят в Союз художников России в 2016 году.


Фото Андрея ПАВЛУШИНА

P.S. Выставка «В начале пути» в Картинной галерее «Виктор Иванов и земля Рязанская» (Первомайский проспект, 14) продлится до 20 февраля. 
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы