Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№47 от 1 декабря 2016 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Отдел расследований // Общество
ФСБ против Киселева
В Рязани в качестве обвиняемого по уголовному делу привлечен человек, обнаруживший нарушений на десятки миллионов рублей 



Вадим КИСЕЛЕВ – в строительной экспертизе человек не новый. Долгое время он работал в Федеральной службе исполнения наказаний, проверял различные здания и сооружения. В 2007 году уволился в звании подполковника юстиции, последняя его должность звучала как старший ревизор ФСИН РФ по Сибирскому Федеральному округу. 

Став человеком гражданским, работал в различных организациях, а в определенный момент решил, что вполне может организовать и собственное экспертное бюро. Так осенью 2013 года появилось ООО «Академия экспертизы», где Киселев стал учредителем и директором. И буквально первая же проведенная этой организацией экспертиза привела к тому, что Киселев становится фигурантом уголовного дела, которое было заведено следственным отделением Управления ФСБ России по Рязанской области.

Стратегический субъект 

Как же такое могло получиться? Попробуем разобраться. Есть в поселке Лесной Шиловского района Рязанской области госпредприятие «Эластик», которое заточено в основном на оборонный заказ и занимается производством различного рода взрывчатых веществ (эта информация, если что, добыта не в результате шпионажа и работы на японскую разведку, она размещена в открытом доступе на сайте предприятия). 

Кстати, вся такая как бы секретность и оборонность завода и объясняет то, что делами, в которых фигурирует «Эластик», занимается именно ФСБ.

В конце октября 2013 года решением арбитражного суда в отношении ФГУП «ЗСВ “Эластик”» была введена процедура банкротства и внешнее управление, внешним управляющим был назначен Юрий ПЕТРУЩЕНКОВ. Должность врио директора на тот момент исполнял В.Ю.Макаров, который при новом начальнике стал исполнительным директором. Правовыми вопросами на предприятии занимался А.С.Яковлев, у которого, по мнению ФСБ, и возник преступный замысел на «растрату денежных средств предприятия». Каким способом? На «Эластике», как на объекте повышенной опасности, должна регулярно проводиться экспертиза промышленной безопасности зданий и сооружений. Так вот, по мнению следствия, Яковлев через Петрущенкова решил заключить с Киселевым фиктивный договор на проведение этой экспертизы, а вырученные деньги поделить. То есть в представлении ФСБ роли распределились так: Яковлев – организатор, Петрущенков – исполнитель, Киселев – пособник. Дело это квалифицировали сначала как мошенничество, потом как растрату.

С ООО «Академия экспертизы» было заключено 18 договоров на экспертизу зданий на сумму 1 млн 800 тыс. рублей, которые были полностью исполнены 19 ноября 2013 года, подписаны акты сдачи-приемки. В феврале-марте следующего года деньги были выплачены. 

А уже 2 апреля 2014г. за Киселевым пришли. 

В офисе ООО «Академия экспертизы» сотрудниками ФСБ был проведен обыск, во время которого изъяли оргтехнику, документы по «Эластику» и оригиналы лицензий на право проведения экспертиз. Протокол изъятия, по традиции, не составлялся.

Вадим Киселев утверждает, что руководивший данным мероприятием начальник Шиловского отдела УФСБ России майор Дмитрий ТЕРЕНТЬЕВ начал сразу с угроз и предложил признаться, что за проведенную экспертизу был выплачен откат юристу Яковлеву. Потому как «Академия экспертизы» не имела права проверять «Эластик», эту же работу в то же время проводила другая организация, следовательно, налицо явное мошенничество. Киселев свидетельствовать против Яковлева отказался.

Выгодное сотрудничество 

А дальше становится еще интересней. С апреля по август Терентьев с Киселевым постоянно перезванивались. Один требовал признательных показаний, другой просил вернуть ему технику и документы. 

Наконец произошла странная договоренность. Киселев утверждает, что Терентьев сделал ему предложение, от которого было трудно отказаться: провести большую экспертизу объектов на одном из крупнейших стратегических заводов Рязани («Эластик» там и рядом не стоял), причем так, чтобы один из начальников Терентьева, который курировал это предприятие, остался доволен. 

А вот напоминать о благодарности за крупный тендер он не забывал. 

В сентябре 2015-го уголовное дело по ст.159 (мошенничество) все же было возбуждено, Киселева вызывали на допрос в ФСБ, где с 12 дня до 23 часов вечера пытались настойчиво убедить в признательных показаниях против Яковлева и Петрущенкова. В ответ после допроса Киселев заявил Терентьеву, что прерывает работы по контракту, однако все-таки доработал до конца 2015 года. 

Кстати, на этом крупнейшем и известнейшем предприятии Киселев также накопал нарушений на 70 млн рублей. Однако эта информация региональному УФСБ также показалась неинтересной. А вот давление на Киселева по делу о 1,8 млн рублей продолжилось.

Его допрашивали 15 и 25 января, но все с тем же результатом. А 5 февраля 2016 года, на основании постановления Советского районного суда об удовлетворении ходатайства следователя о наложении ареста на имущество, у Киселева был изъят и помещен в гараж ФСБ автомобиль Mersedes-Bens GLK 220, приобретенный до заключения договоров на проведение экспертизы на «Эластике», который оценили в 1,73 млн рублей. После личного обыска отобрали также ключи и документы на машину. Исковые заявления, поданные экспертом в суд, были рассмотрены, однако действия следователя-криминалиста Лазуткина, оказалось, были «законны и обоснованны». Именно так сочла судья Советского районного суда г.Рязани Ирина КУДИНОВА, которая на протяжении всего времени судебных тяжб созванивалась и советовалась со следователем, о чем, не скрывая заявляла неоднократно в судебном заседании. 

Действия судьи Кудиновой были обжалованы защитой опального эксперта в Рязоблсуде. Однако судья Евгений ЯКОВЛЕВ не принял во внимание того факта, что авто является совместно нажитым имуществом, и его арест лишил законного права жену Киселева пользоваться машиной. Вот вам и независимый суд. 

Дмитрий Терентьев вскоре был уволен из органов, после того как Киселев додумался отвезти на Лубянку запись одного из их разговоров, где Терентьев говорит о благодарности за выигранный тендер. Но легче от этого эксперту не стало, разве что статья была изменена с «мошенничества» на «пособничество в растрате».


Зачем им это надо? 

Первый вопрос, который возникает при ознакомлении с этой странной историей, это почему внимание ФСБ привлекло якобы «мошенничество» на «Эластике» на сумму менее двух миллионов, а нарушения на том же предприятии на десятки миллионов никого не интересуют? 

Создается впечатление, что интерес для органов представляют не деньги, а возможность влиять на конкретных людей. 

Вопрос второй: а при чем здесь вообще уголовное дело, которое возбуждено против конкретного человека? Спор между «Эластиком» и «Академией экспертизы» вроде должен был рассматриваться в арбитражном суде, куда и попадают разбирательства между юридическими лицами. Кстати, и такое арбитражное дело есть, новое руководство «Эластика» пытается оспорить отношения с «Академией экспертизы», но почему-то подпитывается оно материалами из уголовного дела. 

В-третьих, с изъятием машины вообще ничего не понятно. Это совместно нажитое имущество Киселева и его жены, на что никто не обратил внимание. Да и наказание в виде штрафа по ч.4 ст.159 УК РФ, которая на момент изъятия машины вменялась Киселеву, составляет не более миллиона. Так что это уже явно какие-то избыточные телодвижения. 

Киселев, конечно, пишет многочисленные жалобы, да вот только его обращения, даже в Генпрокуратуру, в результате для рассмотрения возвращаются в то же региональное УФСБ, которое, конечно же, никаких нарушений в собственной деятельности не находит. 


Тут напрашивается очень интересная гипотеза. А что, если местным наследникам Дзержинского просто для каких-то целей понадобилась независимая экспертная организация, владелец которой у них на крючке? Для каких целей? А вот это трудно предположить, хотя история с выигранным во время следствия весьма показательна. В любом случае ждем дальнейшего развития событий.

P.S. По словам Киселева, следователь А.И.Лазуткин на очных ставках давал на листочках показания сотрудникам «Эластика», неоднократно пытался записать в протокол то, что не говорилось. При этом в арбитражный процесс он, в отличие от процесса, который вела судья Кудинова, ходит постоянно. Это может означать, что у него нет влияния на судью, ведущую арбитражный процесс в соответствии с требованиями законодательства. 

прямая речь 

Юрий ПЕТРУЩЕНКОВ, бывший внешний управляющий завода «Эластик»: 

Я был очень удивлен поведением следователей. Ведь по их словам, я, не успев толком приступить к исполнению обязанностей внешнего управляющего, всего в течение нескольких дней уже был вовлечен в какой-то преступный сговор! Все это чушь и глупость. Я более десяти лет в профессии, но такое вижу впервые. 

А.АНДРИАНОВ, адвокат В.Киселева: 

Арест на имущество – это неотложное следственное действие, которое нужно проводить после получения постановления. Постановление было вынесено Советским районным судом г.Рязани 12 октября 2015 года, арест на имущество наложен только 5 февраля 2016 года, о неотложенности здесь не может быть и речи. Фактически арест данного имущества был произведен после неоднократных допросов Киселева, на которых следователь Лазуткин предлагал моему подзащитному в чем-то признаться. Показания Киселева шли вразрез с позицией следствия, полностью опровергали позицию органов следствия, я полагаю, что у следователя это был единственный момент, каким можно было оказать воздействие на Киселева, чтобы тот дал признательные показания, которые бы подтверждали позицию следователя, хотя были бы ложными. 

И еще один момент. Следователь Лазуткин получил постановление суда о проведении личного обыска Киселева 3 февраля 2016 года, а 5 февраля он этот обыск проводит. Однако в постановлении суда дается десятидневный срок на обжалование данного решения, то есть следователь исполнил постановление суда, не вступившее в законную силу. 

Вадим КИСЕЛЕВ, подследственный: 

Часть 4 статьи 159 УК РФ – это мошенничество, совершенное организованной группой лиц в особо крупном размере. Почему оказывается организованная группа лиц? Я один. По делу имеются фальсификации. Этот автомобиль куплен за шесть месяцев до произошедшего. Как так «обеспечение штрафа»? Автомобиль, согласно справке, стоит 1 млн 730 тысяч рублей. Если предположить, что следователь Лазуткин говорит правду, куда он хочет деть 730 тысяч рублей? О чем думает следователь СО УФСБ России по Рязанской области? Из органов уже уволен человек, который возбудил оперативную проверку и который является лучшим другом следователя Лазуткина.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы