Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№04 от 2 февраля 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Ольга МИЩЕНКОВА // Общество
Женщина, которая не сдается
 В свои 90 лет патриарх рязанских хоровиков Нина Шарлыгина сохранила вкус к жизни, осанку и ощущение счастья

Она родилась в Сибири, в Красноярске, выросла на Дальнем Востоке, потому что отец был военным, но давным-давно живет здесь, на есенинской земле. Сегодня Нине Алексеевне ШАРЛЫГИНОЙ… 90 лет, она не работает, но никому еще не удалось застать ее дома врасплох, одетой по-домашнему, без маникюра и прически, даже без украшений. Каждое утро она одевается так, будто к ней должны прийти гости. И это совершенно неважно, придут они или нет, но она должна быть готова всегда, потому что она – Женщина, которая не желает сдаваться ни возрасту, ни обстоятельствам. 



Когда Нину Алексеевну, старейшего преподавателя рязанского музыкального училища (колледжа) в ее день рождения пригласили на торжество 1 сентября по случаю начала учебного года, нынешние студентки пришли в неописуемый восторг от вида этой изысканной женщины. Их предупредили, что приедет «живая легенда». И она приехала, не оставив от ироничного настроя ожидающих и следа. Нина Алексеевна была на каблуке, с красивым маникюром, модной стрижкой и в облаке тончайшего парфюма, который легкой лентой окутывал всех, кто оказывался рядом с юбиляршей. Можно ли было подумать, что имениннице сегодня, 1 сентября 2016 года, ей исполняется… 90 лет! 

– Я много хожу пешком, гуляю, езжу с Первомайского проспекта в Песочню навещать сестру Софью и помогаю ей по необходимости, – говорит Нина Алексеевна. И это действительно так: она легко согласилась приехать домой, чтобы показать мне фотографии и документы из личного архива. Я предложила отложить встречу до ее возвращения домой, потому что стояли сильные морозы, а Нина Алексеевна гостила у сестры на другом конце города.

– Нет, нет, погода значения не имеет, – услышала я приятный и бодрый голос в телефонной трубке. – Если нужно приехать, то я приеду, а к вечеру вернусь к Сонечке. 

Так мы встретились.

Очень маленькая хрупкая женщина вышла мне навстречу. То, что я слышала о ней раньше, оказалось истинной правдой, потому что ничего в облике Нины Алексеевны не выдавало столь серьезного возраста. Если бы я не знала ее профессии, то могла бы подумать, что она… балерина, до сих пор сохранившая прекрасную осанку и изящество.

Книги, еловый новогодний букет на столе, фотографии на стенах, большой аквариум с очень красивыми рыбами – детище любимого единственного сына, с которым у Нины Алексеевны настолько трепетные отношения, что кажется, – так не бывает. Бывает, однако, а потому они – очень счастливые люди – мать и сын. Им не скучно вместе, они скучают друг без друга и постоянно перезваниваются, не потому что так нужно, а потому, что без этого им нельзя. Сын сумел передать благоговейное отношение к матери своим детям и внукам, потому им всегда интересно общаться с их любимой бабушкой, которая знает так много и настолько увлеченно рассказывает, что слушать ее можно часами. Я понимаю вдруг, что «люди, посланные нам – это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки» (Б. Пастернак). 

Память сердца… Что нам известно об этом? Как глубоки корни ее в душе нашей?

В 1945 году гвардии подполковник Алексей Михайлович Шарлыгин подорвался на мине в Чехословакии, ему оторвало ногу. Там же, в госпитале, он скончался, а мама, получив извещение о смерти мужа, попала в больницу, потому что не смогла справиться с ударом. Девочка осталась одна без средств к существованию. Нужно учиться. Она выбирает рязанское музыкальное училище и приходит к директору – Семену Александровичу Заливухину на прием, когда учебный год уже начался.

– Был октябрь. Я пришла и расплакалась: папа погиб, мама надолго в больнице. Директор пригласил дочь – Лидию Семеновну, преподавателя дирижерского отделения. У меня проверили слух, ритм, музыкальную память. Так я стала учиться на дирижерско-хоровом отделении, – вспоминает Нина Алексеевна. – Училась я с большим интересом, потому что музыку любила с детства, много пела и выступала. Когда Семен Александрович Заливухин стал ректором Саратовской консерватории, мы с мужем после окончания училища поехали поступать в Саратов, чтобы получить высшее образование. К этому времени у нас уже был сын Володя. Учились мы очно, было трудно, но очень интересно. После окончания консерватории нас распределили в Рязань. С 1951 года в моей трудовой книжке всего одна запись – рязанское музыкальное училище. Я проработала до 70 лет. И вот уже двадцать лет отдыхаю, привожу в порядок семейный архив, меня часто приглашают в училище на встречи со студентами, поэтому я в курсе музыкальной студенческой жизни и училища, и города.

У Нины Алексеевны поистине выдающиеся ученики, один из которых – Заслуженный артист РФ, художественный руководитель рязанского русского народного хора имени Е.Попова Ю.М.Афонин.

– Многие хоровики – мои бывшие студенты! – говорит Нина Алексеевна. – Любое имя называйте – не ошибетесь.

К студентам у нее отношение особое. Никто не припомнит случая, чтобы Нина Алексеевна обидела кого-то, унизив профессионально, оскорбив прилюдно. Она любила своих учеников, «а разве когда любят, унижают?» (Б.Пастернак). О ней говорят как об очень близком или родном человеке:

– Что греха таить, многие ведь и обзывают студентов, дескать, ты бездарь, такой-сякой. А Нина Алексеевна всегда могла найти подход даже к самому неспособному студенту. И этот студент у нас на глазах расцветал и показывал хорошие результаты. И многие, даже если поступали случайно, потом оставались в музыке навсегда. В этом была ее огромная заслуга.

– Нина Алексеевна умеет радоваться успехам других, никогда не завидует никому. Это ведь такая редкость, особенно в творческой среде, где чуть большее внимание к другому надолго становится кровоточащей раной. 

– Она, живет как-то очень правильно, легко. Не в смысле легковесно, а легко. Светло с ней! И заряжает она своим добрым отношением к жизни! 

– И никакого нытья! Сколько людей занимается смакованием своих недугов! А ведь Нина Алексеевна перенесла очень серьезную операцию, после которой ее выхаживал сын Володя. Были и трудности, связанные с этим! Но она очень боится быть в тягость, побеспокоить собой, а сама всегда рада помочь! Может, за то ей и силы дадены, и это большое счастье, что Нина Алексеевна до сих пор с нами. Мы часто к ней забегаем из училища, потому что очень нужна ее энергетическая позитивная подпитка. К ней прийти – что в храме побывать! Просветление будто на тебя нисходит!

– Мама Нины Алексеевны после войны написала в Чехословакию и просила помочь отыскать могилу мужа и отца. Оказалось, что он похоронен в Братиславе. Потом про их семью сняли фильм «Письма из Рязани», съемочная группа приезжала к ним в семью. В результате этих встреч в Рязани появилась улица Братиславская, а в Братиславе – Рязанская. И Нина Алексеевна до сих пор поддерживает отношения с Братиславой, несколько раз бывала на могиле отца, где очень красивый мемориал!

Много добрых слов довелось мне услышать о Нине Алексеевне. Вроде бы, мало говорилось о музыке, все больше – о человеке, но ведь «Мир – это музыка, к которой надо найти слова!», – сказал Борис Леонидович Пастернак. Вот они и нашлись – самые добрые слова, сказанные учениками о преподавателе дирижерско-хорового отделения Рязанского музыкального училища Нине Алексеевне Шарлыгиной. 

Глядя на эту энергичную маленькую женщину, с трудом произносишь слово «старейшая». Мужчину можно было бы назвать патриархом рязанских хоровиков. Какие слова найти, чтобы обрисовать мир Нины Алексеевны, который музыка есть? Да и нужны ли слова? 

Может быть, лучше так: пусть она остается в нашей жизни еще и еще… сколько нам надо, столько пусть и остается. А надо нам, чтобы была она дольше, потому мы желаем ей здоровья и сил.   

Пусть она будет столько, сколько ей хочется быть с нами. И чтобы мы не были ей в тягость.

И снова вспоминается Борис Пастернак: «Не слушай сплетен о другом. / Чурайся старых своден./ Ни в чем не меряйся с врагом, / Его пример не годен. / Чем громче о тебе галдеж, / Тем умолкай надменней. / Не довершай чужую ложь / Позором объяснений». Это ведь те слова, которые говорит нам Нина Алексеевна, потому что она навсегда – Учитель, которому веришь.

И пусть она остается нашим самым совершенным отражением, ибо, увидев себя – в ней, мы обязательно изменимся и станем лучше. Добрее станем, потому что отраженным светом войдет в нас совершенно удивительный мир Нины Алексеевны Шарлыгиной.

 
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы