Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№38 от 5 октября 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Алексей ФРОЛОВ // Политический рынок
Николай Любимов: «Меня еще будут ругать»
 Губернатор Рязанской области – о зеленой папке, переделе земель и членах правительства

Неделю назад избранный губернатор Рязанской области Николай Любимов дал интервью «Новой газете». Спустя восемнадцать дней после выборов глава региона уже не выглядел изможденным, как в последнюю неделю кампании, шутил и источал оптимизм.

Находка для любителей селфи

– Николай Викторович, в ходе предвыборной кампании вам был задан провокационный вопрос: чем займетесь, если не победите? Вы парировали, что есть диплом учителя истории, так что не пропаду, и семья с голоду не умрет. Всерьез думали, что вас могут не избрать?

– Ну, человек предполагает, а Бог располагает. Могло все, что угодно произойти, но для себя я не рассматривал каких-то вариантов отступления, потому что президент доверил, надо было сделать все, чтобы это доверие подтвердить. Поэтому если сразу пытаешься придумать какие-то отходные маневры, то это подсознательно не так сильно настраивает на победу. Победить надо было, и ни о каких других вариантах я не думал.

– Уже восьмой месяц вы в Рязани, и люди, понятное дело, начинают узнавать на улицах благодаря массированному пиару в СМИ. Что в основном говорят, с чем подходят?

– А по-разному бывает. Кто-то, что приятнее всего, просто улыбается, удивляется. Бывает, подходят с проблемами. Допустим, с проблемой освещения в одном из городских дворов, вопросами о маленьких пенсиях. Потом (это было в День города) люди, приехавшие из района, жаловались на плохое медицинское обслуживание и сетовали, что приходится в Рязань ехать, чтобы получить какие-то нормальные медицинские услуги. Бывает, просто подходят селфи на телефон сделать – молодежь в основном. С одной стороны, приятно, что узнают, а с другой – ничего лишнего ты себе позволить никогда не можешь, даже на улице прогуляться спокойно, чтобы тебя никто не узнавал и в этом отношении не беспокоил. Но я к этому еще в Калуге привык. И отношусь спокойно, с пониманием.

– Вас еще не ругали прохожие?

– Вы знаете, пока не было. Ругались на обстоятельства, но пока не персонифицировали. Может, пока не за что, может, люди корректны, не знаю. Ну, будут ругать еще, я думаю. Не дай Бог, конечно. Но и к этому надо относиться философски.



Иногородний – это клеймо

– Областное правительство обновлено вами всего лишь на 20 процентов. Намеренно не называю его командой, потому что под вашим руководством оно еще не проявило себя в деле, а при предыдущем губернаторе 80 процентов этих чиновников показали, на что способны, – это окончательный вариант?

– Конечно, нет. Это достаточно живой механизм, все мы люди. Кто-то справлялся на одном месте, посмотрим, как в другой ипостаси человек будет себя проявлять. Это может не оправдать того нового доверия, которое ему оказали: будут оргвыводы, возможности посмотреть, как люди работают. Нынешний состав не окончательный.

– Какой тогда испытательный срок у зампредов, министров?

– Обычно испытательный срок для того, чтобы понять, справляется человек или нет, три месяца. Посмотрим, может, кому-то побольше нужно будет времени, чтобы себя проявить, кому-то меньше. Я думаю, все будет понятно в ближайшие месяца два-три.

– А как объясните тот факт, что некоторые персоны появились в правительстве с приставкой и.о., а другие в полноценном статусе?

– Значит, к человеку со статусом «исполняющий обязанности» больше вопросов, чем к тому, кого мы назначили без приставки. Будем смотреть пристально за теми, кто у нас является и.о. Они должны себя проявлять в большей степени, хотя для всех единые требования.

– Но если к ним были вопросы, получается, никем другим их заместить нельзя было?

– Надо работать, тормозить здесь нельзя. Где-то мы не нашли пока человека, который бы на сто процентов нас устроил. Не хотелось бы привлекать большое количество людей из других регионов. Из Москвы, Калуги, откуда угодно. Все-таки рязанцы должны работать, и мы должны искать людей здесь. Шесть-семь месяцев оказалось недостаточно для того, чтобы сразу найти те кандидатуры, которые на сто процентов понравились и устроили. Очень много было предложений, также личных предложений и просьб от высокопоставленных лиц.

– На вас оказывали давление?

– Давления не было. Скажем так, предложения были, просьбы. Часто эти люди даже по анкетным данным нас не устраивали. Либо опыта мало, либо иногородние и здесь не прижились бы, либо были какие-то другие причины, по которым даже не стали рассматривать их кандидатуры. Мы еще в поиске по многим позициям.

– Иногородние в вашей команде – это клеймо?

– Для нас очень важно понять, зачем человек собирается сюда прийти. Если человек хочет на ступеньку выше подняться для дальнейшей карьеры – это часто сразу видно. Если собирался приехать, чтобы просто заработать – это тоже сразу заметно. Мы же из разных источников черпаем информацию о людях, чтобы лучше их узнать. Так что иногородние – клеймо в данном случае. Лучше рязанцев найти, но не всегда это получается.

– А были такие случаи в подборе кадров, что вы делали предложение, а человек приезжал, осматривался, изучал обстановку и уезжал, то есть вы получали отказ?

– Пожалуй, нет, не было.

«Перелом может быть постепенным»

– Вопрос о зеленой папке президента. Сегодня прошла информация, что началась работа по одному из фактов, которые там были представлены. Это касимовская больница и просьба врачей приносить с собой медикаменты, необходимые при первичной помощи. Но ведь объективности ради, не напасешься зеленых папок на все проблемы области, и выход с возбуждением уголовных дел не самый лучший.

– В первую очередь надо, чтобы вообще система работала. Я мечтаю о том, чтобы было минимальное количество обращений граждан, и были они, скажем так, экстренного характера. Но пока у нас этого, к сожалению, не происходит по разным причинам: психологическим, историческим, по причинам объективного, субъективного характера.

– Даже при улучшении качества жизни количество обращений не убавится…

– А они всегда будут, особенно в нашей стране, это точно. Но я сегодня на заседании правительства уже говорил, что надо с этими обращениями работать, надо следить, чтобы отписок не было. Это же видно иногда невооруженным взглядом – отписываются чиновники, не хотят вникать в проблему, решать вопросы организационным способом. И первые лица все, и члены правительства, и руководители муниципалитетов должны продолжать проводить личные приемы и много людей на эти приемы приглашать. Я, как первое лицо, должен не только пресс-конференции проводить, не только с журналистами общаться, но и с людьми. О чем мы как раз говорили во время предвыборной кампании: прямую линию устраивать с гражданами, чтобы они могли дозвониться, прийти, передать сами письма.

– А кто будет осуществлять контроль?

– Главное управление по контролю, которое будет заниматься контролем проведения всяческих работ – начиная от дорожных, заканчивая строительными. Оно будет проверять исполнение поручений, в том числе обращений граждан к губернатору и правительству Рязанской области. Для этого и создано. Чтобы мы понимали, как исполняются поручения и как реагируют на обращения граждан. Что касается касимовской больницы, пусть следственный комитет там смотрит. У нас пока информации, что там реально так делают, не было. Там совсем другая история. Но не стоит об этом говорить, пока проводятся следственные действия. Реагировать надо грамотно, быстро и не формально на все обращения граждан. Есть, конечно, такие обращения, по которым реально что-то сделать в ближайшей перспективе нельзя. Огромное количество справедливых обращений у нас из области по строительству очистных сооружений. На это настолько колоссальные средства нужны, что мы этим должны заниматься планово, все жалобы удовлетворить в одночасье невозможно. Также со строительством дорог, газопроводов – тех вопросов, которые требуют вложения больших финансовых средств. Этим надо заниматься и людям отвечать достаточно четко, что сейчас мы не можем это сделать, но у нас могут появиться возможности в таком-то году или месяце.

– А вы понимаете, что для этого нужно будет переломить психологию целой плеяды чиновников?

– Понимаю. Перелом психологии может быть постепенным, а может быть командно-административным, быстрым. Это зависит от конкретного случая.

– Допустим, здесь, на Ленина, 30, вам под силу это сделать – с теми чиновниками, с которыми работаете в правительстве. А как быть с главами районов? Формально они вам не подчиняются, а их не помешало бы научить общаться с людьми.

– Они чувствуют себя членами общей команды Рязанской области.

– Они не чувствуют себя общей командой с населением. Стоит им только избраться.

– А вот с населением, да. В данном случае они главы администраций, их назначают депутаты в основном. Либо они становятся главами поселений и депутатами одновременно. Если их избрали депутаты, то мы можем аналитику депутатам представить – сказать, что у вас, по нашему мнению, глава администрации не работает с населением и не решает проблемы, которые население видит, хотя имеет такую возможность.

– То есть эта аналитика и будет позицией региональной власти?

– Да. Пожалуйста, принимайте решения – депутатам надо сказать, и пусть они смотрят. Если главы администрации формально могут только перед районным собранием или поселенческим представительным органом отвечать и отчитываться по Уставу муниципального образования, то депутаты отчитываются перед людьми. Как они будут людям в глаза смотреть, если у них есть такая информация, а они с главой администрации вопрос не решают по его пребыванию в должности!? Есть же критерии оценки деятельности губернатора перед президентом, так и у глав муниципалитетов – перед населением.

Земельные аферы и устаревшие камеры

– Еще один больной вопрос – это сомнительные переводы земель. Я так понимаю, что вы с такой проблемой сталкивались на должности городского головы Калуги. А информация из районов области либо не доходит, либо доходит с опозданием. Причем ситуации бывают разные. Например, когда на землях сельхозназначения, не переводя, начинают заниматься промышленными изысканиями, обустраивать свалки. С этой проблемой, которая захлестнула регион, как вы думаете бороться?

– По опыту работы в Калужской области проблема решалась только одним реальным способом – прозрачностью процесса. Все изменения в генеральные планы, присоединение земель к населенным пунктам рассматривались на правительстве области – публично, со всеми картами, объяснениями главы муниципального образования, согласовывали. В Рязанской области сейчас уже выявлены нарушения в трех населенных пунктах. Мы сразу предупредили, что если это продолжится, и они не отменят свои решения, будем через суд обращаться. А впредь муниципалитеты должны согласовывать с нами эти вопросы по закону. Будем делать это публично, в открытом режиме, на экране. Всем членам правительства будут объяснять, кто, зачем и почему это делает. Другого механизма просто нет. Если нарушен закон, правоохранительные органы еще могут вмешаться, а если только попытка нарушить закон предпринимается, тогда мы можем на своем местном уровне путем прозрачных механизмов поставить на место. При таком подходе люди должны понимать, мы процесс открытым сделали для того, чтобы решения принимались разумные, в интересах всей Рязанской области, а не в интересах ограниченного круга лиц.

– Кроме недолжного качества медицинских услуг людей не менее волнует проблема безопасности. Масло в огонь подлила серия ложных минирований, которая по всей стране прокатилась. Губернатор – гарант безопасности населения, не только правоохранительные органы и спецслужбы. Но при этом у него полномочий в этом вопросе значительно меньше.

– Есть определенные полномочия. Во-первых, мы с федеральными правоохранительными органами координируем свою деятельность в рамках созданных институтов, таких как антитеррористическая комиссия, комиссия по правоохранительным органам, ну и я всегда могу пригласить к себе федерального инспектора, правоохранителей наших и решить, как справиться с какой-то проблемой. Плюс ко всему наши полномочия – совместно с правоохранительными органами развивать систему безопасности. У нас сейчас много видеокамер по городу, но преступлений было раскрыто в этом году благодаря этим камерам всего девять. Вряд ли это хороший результат. Камеры были установлены в 2010 году и уже не соответствуют техническим параметрам, были нарушения при их установке, где-то не те камеры установили, разрешения не хватает, и они ночью плохо снимают. Безопасность– вещь затратная, но сейчас много механизмов, чтобы получить поддержку федерального уровня, участвовать в федеральных программах «Умный город» и «Безопасный город». Поэтому у нас есть определенные возможности, хоть и небольшие в финансовом плане, но в организационном они у нас есть. Мы этим будем заниматься, потому что личная безопасность – базовая ценность человека.

Спортивный интерес

– В конце беседы хочу спросить вас не столько как губернатора, сколько как отца двоих детей. Зачастую родители жалуются, что не весь детский спорт доступен, и речь не о частных спортшколах. Может быть, вы этого пока не касались, но есть ли у вас рецепт сделать детский досуг доступным?

– Конечно, он должен быть доступен. Мы же платим за содержание детско-юношеских школ, тренерам зарплаты. Тренеры – это такая категория, которая недостаточно зарабатывает. Но есть майские указы президента по повышению зарплат. Если кто-то из родителей готов платить тренерам за  дополнительные тренерские услуги, это должно делаться официально. Должны арендовать помещение, официально платить за аренду в государственную казну и официально, с чеками, квитанциями у людей брать деньги. Но в рамках отведенного времени. Это не должно быть с утра до вечера. Как детско-юношеская школа должна работать, так и индивидуальные тренеры, которые будут тренировать за деньги, должны работать в удобное для школы время. Надо проинвентаризировать, где такие проблемы у нас существуют. С одной стороны, мы должны и профессиональный спорт продолжать развивать, но с другой, должны и массовый спорт, и физкультуру. Вот если в футбол поиграть, баскетбол, хоккей на плоскостных открытых сооружениях, там деньги уже никто не будет брать, доступнее должно быть для людей. Их просто построить больше надо. То есть ФОК или академия тенниса, борьбы – это прекрасно. Но должно быть достаточно много крупных спортивных площадок, с освещением, хорошим покрытием, которые дешевле стоят.

– А вам не кажется, что эти средства можно добыть, экономя на профессиональном спорте? Ведь очень странно, что далеко не самый богатый регион спонсирует профессиональные клубы из бюджета. Этим должен заниматься крупный бизнес.

– Тут надо посмотреть, какие виды спорта поддерживаются государством. У нас их порядка пятнадцати на областном уровне. Мы размазываем иногда ровным слоем небольшие средства на все профессиональные виды спорта, поддерживая их. А в результате получается, что не доплачиваем тренерам, и им приходится искать дополнительный заработок, а мы не добиваемся результата ни там, ни тут. Надо посмотреть, может, стоить сократить количество этих видов и увеличить зарплаты тренерам, чтобы им не приходилось искать дополнительные доходы на стороне. И, конечно, на физкультуру направить большую часть средств. Иногда мальчик просто купил мяч или коньки и клюшку и хочет поиграть, а негде. Таких детей много, на самом деле. Надо открывать спортивные площадки с тренажерами или гимнастическими снарядами. Их должно быть больше, с моей точки зрения. Мы не должны увлекаться строительством исключительно крупных объектов. Каждый губернатор, каждое должностное лицо хочет остаться человеком, построившим 10–20 ФОКов, огромное количество крупных спортсооружений, но это не даст результатов в плане массового оздоровления людей. Есть такие сооружения, которые используются для людей разного возраста, даже пенсионеров. Например, бассейны. Они дорогостоящие, но их должно быть больше. Часто тренер там даже не нужен, если люди идут туда для оздоровления. Там, где мы тратим много денег, а результат никакой, мы должны пересмотреть использование средств.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы