Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№05 от 7 февраля 2013 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Футбольный ясновидец
Владимиру Егорову удалось разглядеть многих ярких мастеров кожаного мяча


 
У нас было немало (да и сейчас есть) детских тренеров, которые с большой ответственностью подходили к подготовке резерва для главной команды области. Одним из наиболее успешных на этом поприще зарекомендовал себя Владимир Алексеевич ЕГОРОВ, в 70-е годы прошлого века – старший тренер группы подготовке при команде мастеров. Среди его воспитанников немало оставивших заметный след не только в рязанском футболе: это чемпион Европы среди команд-железнодорожников, мастер спорта СССР Игорь Коняев, судья региональной категории Дмитрий Попов, известные тренеры Владислав Гаврилов, Виктор Исайкин, Игорь Тарасов, Александр Архипов.
 
–Владимир Алексеевич, давайте начнем с самого начала: как в вашей жизни появился футбол?
 
– В военные годы нашу семью изрядно помотало, пока мы не осели в Ростове-на-Дону. Еще будучи подростком, я начал играть в местной команде «Буревестник». Нам было на кого равняться: старшие ребята, за которых тогда выступал Виктор Понедельник, постоянно шли на первом месте, и мы старались от них не отставать.
 
–  А не тот ли это Понедельник?..
 
– Он самый! В детстве Виктор такой долговязый был, нескладный, бегал длинными шагами. А потом как раскочегарился, и бегать начал хорошо, и бить, в результате чего стал одним из ведущих нападающих сборной СССР, именно его гол принес нашей стране победу в Кубке Европы в 1960 году.
 
– А какими качествами выделялись тогда вы?
 
– Скоростью, выносливостью, был хорошо подготовлен физически, поэтому в основном меня использовали правым крайним нападающим. Я ведь еще легкой атлетикой занимался, был даже чемпионом РСФСР и рекордсменом в беге на 800 метров. И вот когда меня призвали в армию, только успел я курс молодого бойца пройти, как получил приглашение на просмотр в ростовский СКА. Команду в 1962 году возглавил легендарный Виктор Александрович Маслов, начавший омоложение состава. В одном из контрольных матче я проявил себя с самой лучшей стороны, забил гол после подачи углового, и по распоряжению присутствовавшего на игре Маслова меня сразу же зачислили в команду.
 
– Удалось ли попробовать свои силы в элитном дивизионе отечественного футбола?
 
– К сожалению, нет. Я играл только за дубль и за сборную Северо-Кавказского военного округа, а сразу после демобилизации получил приглашение в команду «Волгарь» (Астрахань), за который отыграл несколько лет. А когда возвратился домой, один сезон провел в «Ростсельмаше», который тогда выступал в классе «А» (согласно нынешней классификации – ФНЛ, – Ю. М.).
 
– А как вы оказались в Рязани?
 
– Произошло это по семейным обстоятельствам в конце 1967 года. К тому времени в Рязани уже более десяти лет проживали мои родители, а я приезжал сюда за грибами. Еще перед переездом я заранее написал письмо в местный клуб, так что ехал не на пустое место. В 1968 году рязанский «Спартак» объединили с командой Московского военного округа, но что-то не срослось: вроде бы и народу в сборной много было, и тренеры хорошие, а выступала она очень слабо. В это время я близко сошелся с местными старожилами Вячеславом Егоровым, Юрием Мещеряковым, Николем Ковровым. Мы и стали тем костяком, на котором в следующем сезоне строилась уже новая, по-настоящему рязанская команда.
 
– По окончании сезона 1969 года старший тренер «Спартака» Владимир Еремеев лестно отозвался о вашей игре в прессе, и вдруг в самом начале следующего чемпионата вы покинули команду. В чем причина?
 
– Действительно, тот сезон лично для меня оказался удачным. Я пребывал в отличной спортивной форме, буквально все получалось, даже забивать начал. А уже в начале 1970 года на сборах потянул заднюю мышцу бедра. До конца не завершив лечение, вновь вышел на поле, и все повторилось снова. На первые матчи сезона мы отправились в южные республики, и там на тренировке опять прихватило. Когда возвратились, отправился по врачам, вердикт был неутешительным: «Если не прекратишь играть, можешь стать инвалидом». Пришлось подчиниться, но из клуба я не ушел: был назначен старшим тренером группы подготовки при команде мастеров ставшего мне уже практически родным рязанского «Спартака».
 
– Уже тогда чувствовали какое-то призвание к работе с подрастающим поколением?
 
– Конечно, не зря же я пединститут заканчивал, и в Ростове уже с молодыми ребятками успел поработать. Хотелось передать свой опыт, ведь я и поиграл, и повидал немало, довелось поработать с такими квалифицированными специалистами как Маслов, Щербатенко, Понедельник. 
 
– Владимир Алексеевич, некоторым из ваших воспитанников в дальнейшем удалось проявить себя на тренерском поприще. 
 
– Ну, мои они, скажем так, наполовину, ведь многие из них начинали играть у других тренеров, а я их уже собирал в группу подготовки. Хотя частичку души в их становление, конечно же, вложил. С полным основанием это могу сказать о Владиславе Гаврилове, с которым мы поддерживаем отношения до сих пор. Я уже тогда почувствовал, что в нем заложена какая-то изюминка и порекомендовал в Москве. Он получил приглашение в сборную РСФСР, а потом его пригласили на сборы сборной Союза. Потом он долго выступал за команду мастеров и за ветеранов. Как-то встретил его после одной из игр, он мне и говорит: «Владимир Алексеевич, сегодня делал всё, как вы учили, поэтому мы и добились победы» (смеется).
 
Саша Архипов начинал у Мещерякова на «Теплоприбора», мы с ним много потом спорили по разным вопросам. Ему тогда не хватало резкости, немножко увлекался он обводочкой, и забывал о партнерах. Я ему указывал на недостатки, помогал их устранять. И он дорос до команды мастеров, где со временем стал ведущим игроком, а потом и тренером. А на Игоря Тарасова я обратил внимание, когда он еще в турнире «Кожаный мяч» выступал, а потом привлек его в «Спартак». Он тогда особенно не выделялся, но был ровный игрок, дисциплинированный. Благодаря этим качествам он и смог добиться много в футболе, а впоследствии окончил Высшую школу тренеров.
 
– А наиболее ярко себя удалось проявить Игорю Коняеву?
 
– Да, он тогда самый маленький был, но я его сразу раскусил (смеется). Уже тогда было видно, что игру он «читает», обладает координацией, вынослив. На дистанциях 400 и 800 метров зачастую его никто не мог догнать. И в игре он был шустренький, быстренький в принятии решений, я его правым нападающим ставил, он всегда много забивал. И вот как-то подошел ко мне тренер «Спартака» Владимир Болотин и говорит: «Ну что, есть там у вас кто-нибудь?» – Я в ответ: «Есть! Вот паренек». Они его взяли с собой на сборы, а по приезде Игоря сразу зачисли в команду. Потом он выступал за столичные ЦСКА, «Локомотив», стал мастером спорта. Я всегда внимательно следил за ним и радовался его успехам.
 
Были и другие хорошие ребята, которые также могли бы играть в команде мастеров. Василий Галкин был настоящий виртуоз кожаного мяча: мог обыграть двоих, троих, но кроме себя больше никого не видел. Николай Кузнецов был способный парень, трудолюбивый, добросовестный, но в «Спартаке» тоже надолго не задержался. Большими способностями обладал Владимир Маслов, начинавший у тренера Чонгова. Помню, на турнире в Егорьевске Сергей Машкевич головой выбил мяч из рук вратаря и отправил его в ворота. А судья гол засчитал. И вот Серёга ходит гоголем, а арбитра за этот промах отстранили (смеется). 
 
– Даже перейдя на работу в общеобразовательную школу, вы продолжили служение футболу?
 
–  Да, по просьбе руководства «Спартака», открыл в школе № 34 футбольный спецкласс, тем более что это же мое, родное дело. Проводил в районе соревнования на призы клуба «Кожаный мяч». На российском уровне серьезных результатов, правда, не достигли, но я не сторонник разного рода подделок и подтасовок. Из того периода потом Слава Слётов в команду мастеров попал, а Дима Попов проявил себя уже в красногорском «Зорком», а после окончания карьеры реализовал себя в судействе. Сережа Синицин отличался сообразительностью, я надеялся, что он далеко подойдет. Когда Саша Щетинин поступил в радиоинститут, думал, что для футбола он уже потерян, а он и вуз закончил и играет до сих пор.
 
– Владимир Алексеевич, своей работой вы доказали, что тренерская жилка у вас есть. А не возникало желания попробовать себя в работе с командой мастеров?
 
– У меня очень высокие требования к тренеру команды мастеров, и получается так, что сам я их выполнить не смог бы. А работать просто так, без всякой цели, халтурить, это не в моем характере.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы