Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№21 от 8 июня 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Ирина НЕСТЕРОВА // Культурный слой
Музыкальная пауза на холсте,
 или Живописная психотерапия Максимилиана Преснякова

Музыка с живописью обручены давно. В необозримых далях мировой истории искусств теряются очертания событий, где синтез видимо-слышимого давал творцам эффекты, удовлетворяющие их поиски. Не мудрствуя лукаво, лучшие представители артистического цеха отталкивались от человеческой природы: видели слышимое и слышали видимое. 

Заимствуя у природы ее бесконечно разнообразные в своих проявлениях качества, человек творящий всегда выигрывал, о чем свидетельствуют многочисленные искусствоведческие исследования. «В человеке те же стихии, те же силы духовные и недуховные, какие видим в целой природе… Мы находим и себя в природе, и природу в себе… мы только малая часть, сжатое отражение того целого, в котором совершается жизнь во всем бесконечном размере…» – пишет А.П.Серебрянский в трактате «Мысли о музыке».

Сегодняшний день – живая капля мироздания, как и в прежние времена дает художнику насущный хлеб многомерных впечатлений. Они имеют цвет и форму, однако иногда и бесформенны. Они имеют вкус и запах. Они, наконец, звучат или упорствуют в безмолвии. Одним словом – впечатляют и зовут к запечатлению в чем бы то ни было.

Художник относится к тем немногочисленным (!) счастливцам, которые дышат природной способностью вбирать в себя макро- и микровселенные, а, выдыхая формо-цвето-звуковые результаты, не ставят смысловых точек. Концептуалист по природе и средствам выразительности во всем их многообразии, Максимилиан Пресняков не присягает на вечную верность конкретным стилевым канонам, а жизнь свою творит как непрекращающийся переход из одного в другое, третье… стотысячное. Он счастливый обладатель цельной картины мира, познаваемого им с дотошностью ученого-фанатика. Ускользающая и вновь обретаемая, переливающаяся миллионами граней и сфер реальность с ее сестринской изнанкой – ирреальностью, запечатлены в полотнах Преснякова с бережной тщательностью аналитика, боящегося лишь одного – упустить шанс запечатления динамичной и изменчивой, страшно хрупкой сиюминутной модели мироздания.



Не упуская шанса расширить границы восприятия зрителем своих работ, Пресняков создал для выставки псевдосаундтрек (не пойму, почему псевдо, хоть убей! саундтрек, как саундтрек) «Осмос диффузиус». 24 звуковые картины по замыслу художника призваны создавать атмосферу формо-цвето-звукового действа. По причине субъективизма восприятия позволю себе не тщательный аналитический разбор каждой звуковой картины, а лишь остановку на некоторых из них, наиболее остро уколовших мое восприятие, ранимость которого взрастили две консерватории и пятидесятилетняя музыкальная практика в русле высокой классики. В данном случае, уколы и зацепы моего восприятия скорее говорят в пользу автора саундтрека, сумевшего с высокой степенью убедительности сказать языком современной музыки о неразделимости (неразлучности) звуковых мыслепотоков с порождаемыми ими картинами. Автор помогает восприятию слушателя, давая каждой из них свое имя. Но, в конечном результате, все это звуковой автопортрет в предлагаемых изменчивых обстоятельствах непрерывного путешествия по все тем же микро- и макромирам, что в видимо-слышимом артгенезе создают эффект переменчивых субъективным восприятием пространственных величин.

Мое знакомство с художником Максимилианом Пресняковым началось с картин, в которых так много созидательно продвигающей восприятие динамики – полетов, вращений, лучистых свечений, волнообразной пульсации. В параллель с ними музыкальные картины «Осмос диффузиос» включают музыкальное внимание, дополняя зрительный ряд, при этом не иллюстрируя его, а пространственно углубляя и расширяя.

Тембровая сторона музыкальной палитры задействована автором в каждой звуковой картине со смысловой изобретательностью инженера-конструктора, при этом эмоционально-выражающего свои мысли, транслирующие поиски гармонии, созвучной его авторскому видению. Мотив странника – видимо-слышимая параллель. Если принять за точку отсчета странствия по микро- и макровселенным бытия, то «Парад планет», завершающий музыкальный цикл «Осмос диффузиос» – это не точка, а теряющийся в бесконечности авторский взгляд, высматривающий в ней новые точки опоры.

Но, если уж говорить о точках опоры, нельзя не коснуться канона. Не того канона, который долго изучает музыкант и художник, прежде чем о чем-то поведать миру, а канона смыслового, без которого все поиски и эксперименты художника обречены превратиться в хлам. Художественные полотна Максимилиана Преснякова бегут от банальных пересечений с обыденностью. Но вот небанальные пересечения с той же обыденностью очевидны. Каждый день человек видит небо, или ему кажется, что он видит, на самом деле просто смотрит. «Ночные небесные камни» с их звуковой органной необъятностью – это одна из смысловых точек саундтрека, музыкальная пауза в визуальном ряду. Взгляд вовнутрь себя необходим человеку так же, как и полученные из внешнего мира впечатления. Тембр органа – внутреннее небо. В эпоху И.С.Баха благочестивые прихожане припадали слухом к органу, поглощенные его величием «растворялись» в своих внутренних небесах. Увы, время многое стирает из человеческой памяти, но, к счастью, звук способен включить механизм памяти. Там, где интеллектуальное сознание ищет опору на смыслы, бессознательное торжествует, опираясь на генетическую память. Споткнулся о небесный камень? Остановись! Слушай себя! Эта пауза вылечит от любых болезней.

Калейдоскопичность окружающего мира может показаться пугающей, если в ней не видеть единой для творческого восприятия оси. Такому калейдоскопичному восприятию нужна опора, становящаяся утешением хоть на время. Привычная периодичность чередования жизненных событий делает жизнь устойчивой, если ее (периодичности и устойчивости) нет, человеческая жизнь опрокидывается и рискует не подняться. «Горизонты судьбы» говорят об этом через музыкальные ритмы, хаотично не периодичные в первом разделе музыкальной картины, находящие опору в полифонической соразмерности в гармонично чередующихся голосах в следующем, а затем опять ритмическая переменность лишает слуховой опоры… Вряд ли музыкальное восприятие посетителей выставки будет вникать во все нюансы мыслеформ музыкальных картин. Но, наверняка, привычное всматривание в цвето-формообразующие элементы полотен Максимилиана Преснякова с дополняющим их звуковым фоновым рядом заставит найти десятки и сотни ассоциативных моментов, позволяющих получить в конечном итоге ощущение той самой оси вращения, на которую нанизывается калейдоскопичный мир.

Даже неискушенный в изобразительных и музыкальных техниках зритель увидит тот распахнутый жест автора, которым он приглашает его к сотрудничеству. Услышав риторические обороты «Меланхолии» (язык музыки бессознательно воспринимается через ощущения), захочет остановиться. Живительная пауза, которая не останавливает время, а дает возможность впустить его в себя и начать, наконец, управлять им по своему усмотрению. Самые счастливые минуты, когда ты смотришь на мир, а он смотрит на тебя. Планеты выстраиваются в параде, и нет в этом угрозы зловещего конца, а только ощущение новой космо-планетарной оси вращения.

В любом творческом акте человек ищет опору для себя. Психотерапевтическая составляющая работ Максимилиана Преснякова многосоставна, и каждый найдет в ней свое. Интеллектуал соединит несоединимое, интуит разовьет скорость мысли и вернется к себе обновленным, будто рожденным заново. Те и другие по формуле «внешнее = внутреннему» проживут какую-то часть своей жизни. Внешняя видимая и слышимая сторона одной из граней Преснякова, о которой дает представление настоящая выставка на языке формо-цвета-звука – еще один авторский шаг в ту сторону, где будущее теряется в необозримо-непознанном.

Фото:
Георгий Титов
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы