Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№22 от 9 июня 2016 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Редкая жемчужина рязанского волейбола
Талантливая и эффектная Жудитт ЯЛОВАЯ – о пляжных интригах, роковых травмах и источнике женской силы



Минувший сезон женский волейбольный клуб «Рязань» вряд ли может занести себе в актив. Однако одно из событий, произошедших по ходу первенства страны, может иметь далеко идущие последствия. Спустя довольно продолжительный отрезок времени карьеру возобновила мастер спорта России по двум видам спорта (классическому и пляжному волейболу) Жудитт ЯЛОВАЯ (ПИСНЮК). Сегодня у одной из лучших воспитанниц рязанского волейбола день рождения, с чем «Новая» ее и поздравляет.

– Жудитт, как состоялось твое возвращение в классический волейбол?

– Все получилось спонтанно. Когда в ноябре прошлого года Наташа Черней сломала палец, мне позвонил тренер ВК «Рязань» Андрей Николаевич Оглы и первым делом задал вопрос: «Ты в какой форме?» – «В достаточно хорошей», – отвечаю. После этого все и закрутилось. Я думала, что это лишь на один тур, тем более, домашний – почему бы и не помочь.

– Выходит, тебя уговорили вернуться?

– В волейбол сыграть меня уговаривать не надо, я делаю это с большим удовольствием. Единственное, сейчас рассматриваю это уже больше как хобби, которое не должно идти в ущерб основной работе. Ведь у меня свои подопечные, которых я не могу бросить. Хотя в этом году все же пришлось пойти на жертвы, ведь два финальных тура растянулись почти на неделю.

– Не жалеешь, что так произошло?

– Ни в коем случае. Вот только нужно было Андрею Николаевичу пораньше меня пригласить, хотя бы на два тура. Думаю, тогда все по-другому сложилось бы, и результат мог быть иным. Но на нас обрушились 33 несчастья, к тому же травму получила пасующий игрок Полина Шитякова, что негативно сказалось на общекомандной игре. А у нас девчонки хоть и перспективные, но достаточно молодые, им еще учиться и учиться.



– А в пляжный волейбол ты уже не играешь?

– Непосредственно на профессиональном уровне нет, потому что с нашим климатом невозможно просто выйти на песок и сыграть с листа. Для этого необходимы длительные зимние сборы, на два-три месяца надо уезжать за границу, в теплые края. А я себе этого позволить уже не в состоянии, не столько даже из-за перенесенной травмы, сколько из-за детей. Три года назад родился второй ребенок, и все свободное время я старюсь посвящать семье.

Жудитт, а как складывалась твоя карьера после ухода из «Рязани»?

– В 2004 году я уехала в Тулу, и в составе «Тулицы» завоевала путевку в Суперлигу, за что получила звание мастер спорта. Следующий сезон отыграла в элите, после чего почти год провела в клубе «Хара Морин» (Улан-Уде). Было очень тяжело, я только вышла замуж и сразу улетела на край света, а муж у меня был военный, его направили в Новороссийск. Вот так и мотались.



– Главные твои достижения пришлись уже на пляжный волейбол. А где добиваться успехов было труднее?

– Как раз в пляжном, и не только потому, что там другая нагрузка. Во-первых, я перешла туда после рождения ребенка, а во-вторых, пришлось все начинать практически с нуля, а мне уже за двадцать лет перевалило. Но мне сказали: «Забудь все, что было в классике, это совершенно другой вид спорта». И учили, как нужно бегать, прыгать – я ничего этого не умела. Для меня это было сложно, но поэтому и интересно.

– Насколько могу судить, самым ударным для тебя выдался 2010 год?

– Так и есть. Именно тогда мы выиграли «бронзу» чемпионата России и «серебро» в Кубке России. Причем все вышло стремительно. До этого с Натальей Степановой мы вместе не играли и образовали пару лишь за неделю до финала. Тем более что существовали трения, ведь игрокам из разных клубов выступать вместе было запрещено. Для этого мне пришлось уйти из Владивостока и на две недели подписать контракт с «Обнинском».

– Следующим карьерным скачком стало приглашение в сборную Россию.

– В этом вопросе очень многое зависело от клуба, поэтому значительную роль сыграл мой переход в «Волейбол-Приморье» (Владивосток). Там были и средства, и возможности для того, чтобы содержать и готовить пары. До этого я выступала за ВК «Мытищи», но там сменилось руководство, и мы оказались в подвешенном состоянии. Тут как раз и поступило предложение из Владивостока. Сразу же отправилась на сборы, отбор был достаточно жесткий, но я прошла. Изначально составили тандем со Степановой, но по состоянию здоровья ее отправили домой. Подошло время играть, а ее нет, начали пары тасовать, и я оказалась уже с другой девочкой.

– Это стало серьезным ударом?

– Система в пляжном волейболе такая же, как и в большом теннисе, то есть рейтинговая: четыре года от Олимпиады до Олимпиады ты набираешь баллы, чтобы куда-то попасть. Поэтому с напарником должны быть долгосрочные отношения. В нашем виде спорта тренер не имеет права присутствовать во время матча – он сидит на трибуне, и мы сами принимаем решение, как играть, когда взять тайм-аут – только вдвоем. Поэтому должна быть такая тесная связь, как у сиамских близнецов, чтобы чувствовать друг друга. Но свои коррективы вносят и травмы, и другие жизненные обстоятельства.

– А что запомнилось из выступлений за главную команду страны?

– Этапы чемпионата мира, которые проходят каждый месяц с апреля по октябрь. Состязания стартуют в Бразилии, потому что теплее страны не найдешь, и далее перемещаются по всему свету. Бывало и так, что из Бразилии, к примеру, приходилось перемещаться в Китай или Японию, а из жарких стран – в дождливый Лондон. Дальние перелеты, смена часовых поясов, это очень сложный момент. Не менее утомительны и многомесячные сборы, которые начинались в декабре, то есть дома вообще не бываешь. Очень тяжело в этом плане, потому что если что-то случится, ты не сможешь быстро вернуться, помочь. Тренером у нас был американец, поэтому подготовка велась исключительно в Лос-Анджелесе: он-то дома, а мы все в чужой стране, отличной и по характеру, и по менталитету.

– Жудитт, а не рановато ты завершила выступления на высшем уровне?

– Наверное, могла бы еще поиграть, но я уже в 13 лет попала в рязанскую команду мастеров. В таком возрасте выступать в первенстве России было еще нельзя, поэтому нашему тренеру Евгению Сенькову приходилось делать разрешение, чтобы меня допустили. Возможно, поэтому пик карьеры пришелся на 19–20 лет, опять же рано стали преследовать серьезные травмы. Однако ни о чем не жалею, с особой теплотой вспоминаю нашу команду начала 2000-х годов, ведь почти все игроки были местные, что немаловажный фактор.

– Тебе многое пришлось пережить, но ты стоически выдержала все удары судьбы…

– Я всегда говорю, что моя сила – это мои детки. Даже не знаю, как сложилась бы жизнь, если бы их не было. Они наполняют существование дополнительным смыслом: приятно, когда есть для кого вставать утром. В семье все замечательно, дочка играет в волейбол, как сын подрастет, тоже обязательно отдадим его в спорт. Опять же с работой очень повезло: занимаюсь любимым делом, дружный коллектив, замечательный директор, который создает все условия для того, чтобы хотелось плодотворно трудиться.

– А почему твой выбор пал на фитнес?

– Я всегда знала, что буду тренером, но раньше думала, что все же по волейболу. Однако так получилось, что после серьезной травмы восстанавливалась почти год и за это время успела отучиться в фитнес-академии. Было очень тяжело, но я восстановилась и вернулась в команду. Но прошла сборы и написала заявление на увольнение, потому что головой понимала, что второй такой травмы просто не выдержу. Ведь пришлось перенести две операции, теперь у меня титановые болты в колене. Правда, после этого я еще и в чемпионате России поиграла, и даже по «пляжке» выходила. Съездила в Арабские Эмираты, выступала там в местном турнире за команду «Шарджа».

– И последний вопрос: увидим ли мы тебя в составе ВК «Рязань» в следующем сезоне?

– Примерно то же самое спросил у меня и Андрей Николаевич по окончании заключительной игры первенства: «Мне на тебя надеяться в дальнейшем?» На что я ответила: «Если пригожусь, то обязательно!»
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы