Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№49 от 13 декабря 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Самооборона в России: либо сидеть, либо лежать
Часть 2


 
В прошлом номере (№ 48Р от 6.12 с.г.) мы начали рассказывать о том, как защита своей жизни и здоровья может закончиться солидным сроком. Напомним, речь шла о двух семьях из Коломны, которые занимались одним и тем же бизнесом – торговлей курами в сельской местности. Пенсионеру Борису Савченкову помогал его сын Юрий, а младший брат Александр (который стал потом главным обвиняемым) в бизнесе не участвовал, занимался наукой, и к моменту вынесения приговора готов был уже защищать кандидатскую диссертацию.
 
Однако конкуренты Савченковых по бизнесу братья Виталий и Денис Решетковы считали, что на рынке им тесновато, поэтому с 1998 по 2009 год они вместе со своим работником Василием Буслаевым совершили на Савченковых 9(!) нападений. Каждый раз это заканчивалось для Савченковых серьезными травмами, после которых приходилось долго лечиться (ломались ноги-ребра-челюсти, синяки вообще не в счет), но доблестные органы не спешили реагировать. Уголовные дела на Решетковых либо закрывались по непонятным причинам, либо попросту протухали за истечением срока давности. Возможно, потому что Виталий Решетков сам в свое время служил в милиции.
 
Наконец, по совету коломенских милиционеров, Савченковы решили в 2008 году (тогда за два месяца на них напали и страшно избили два раза) приобрести травматические пистолеты «Оса». Это оружие и пришлось им пустить в дело 5 июня 2009 года.
 
В тот день Борис и Юрий Савченковы поначалу приехали торговать на своей «Газели» в поселок Дивово Рыбновского района Рязанской области, однако там их уже поджидали братья Решетковы. Те, угрожая ножом, пытались вытащить визитеров из машины, но Савченковым удалось из Дивово уехать невредимыми. Продолжить торговлю они собирались в селе Костино (там они тоже заранее повесили объявление о продаже кур), а по дороге позвонили домой и сообщили, что Решетковы опять на них напали. Из Коломны для поддержки выехали мама Людмила Викторовна и сын Александр. В Дивово и случилась трагедия.
 
Около магазина «У сестер» встретились обе семьи. Отец, мать, два сына Савченковых, а против них братья Решетковы, сожительница Виталия Елена Гриднева и их работник с именем прославленного богатыря Василий Буслаев. Последний, впрочем, с места столкновения попросту сбежал, хоть и выступал потом в качестве свидетеля.
 
Первой нападению подверглась Людмила Викторовна, в результате у нее оказалась ножом порезана рука. Затем началась драка между мужчинами, Савченковы были избиты, чуть не задушены. Так как Решетковы физически были явно значительно сильнее, Савченковы Александр и Борис несколько раз выстрелили из травматов (Александр стрелял только  в воздух). В результате оба брата Решетковых получили ранения, Савченковы сами вызвали скорую и милицию, но Виталий умер по дороге в больницу.
 
Казалось бы, история очень простая. Одни нападают, другие защищаются. С одной стороны, нож и уже есть раненый человек (жена и мать!), с другой стороны, у обороняющихся есть травматическое оружие, которое и приобреталось как раз для такого случая. Но у следствия было свое мнение по этому поводу.
 
Сначала всех мужчин семьи Савченковых забрали в Рыбновский РОВД, где с помощью угроз и избиений их пытались заставить написать признательные показания. Потом через два дня Бориса и Юрия выпустили под подписку, а Александра отправили в СИЗО. Расследование дела поручили следователю Александру Карманову.
 
Ни для кого не секрет, что следствие можно вести по-разному, уклон делу при желании можно придать любой. А если удастся уговорить обвиняемых воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и отказаться от дачи показаний, то и вовсе в деле потом окажутся лишь показания с обвинительным уклоном. И неважно, что два свидетеля, говорящие о виновности Савченковых, имеют психические заболевания (причем справки об этом имеются в деле), а один вообще во время происшествия был сильно пьян.
 
Когда встал вопрос о продлении содержания Александра Савченкова под стражей, следователь Карманов утверждал, что вина того уже полностью доказана. Тем не менее 4 сентября 2009 года судья Сергей Бондюк (фамилия которого в некоторых документах незаслуженно звучит как «Бандюк») отпустил Александра под подписку о невыезде. Летом 2010 года следователь Карманов, сняв обвинения в отношении Юрия Савченкова, передал дело в Рыбновский районный суд. Причем весьма странно, что попало оно не к Бондюку, а к другому судье, что для районного суда не свойственно.
 
Судебное следствие продолжалось полтора года. Судья Евгений Гужов, принявший дело, поначачалу относился к Савченковым весьма доброжелательно, даже интересовался, как это молодого аспиранта занесло на скамью подсудимых. Потом все изменилось, обвинительный уклон начал превалировать, что позволило Савченковым заподозрить материальную заинтересованность судьи. Карманову, кстати, по их утверждениям, за нужное обвинительное заключение Решетковы обещали два внедорожника, а тут не следователь, а судья!
 
Несмотря на усилия адвокатов Хренова, Рублева и Алифановой, 7 февраля 2012 года Рыбновским районным судом Рязанской области по ч.4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) жители Коломны Борис Савченков и его сын Александр были осуждены: первый на 11 лет, второй на 12. После кассации сроки снизились до 10,5 и 10 лет соответственно. Все многочисл嬬¬нные материалы следствия,¬¬¬ доказывающ¬¬¬ие обороните묬¬ьный характер действий отца и непричастн¬¬¬ость к происшест⬬¬ию сына, были проигнорированы. Отбывать наказание Савченковым предстоит в колонии строгого режима, среди закоренелых преступников.
 
Надзорные жалобы на имя председателя Рязанского областного суда Анатолия Музюкина также остались без удовлетворения. Конечно, дело непростое, но когда на кону жизнь людей, ни разу в жизни не совершивших ничего противозаконного, то внимательность не помешает. Савченковы теперь рассчитывают на Верховный суд, и есть реальная надежда, что хотя бы там не допустят несправедливости. Откуда оптимизм? Да просто уже после вынесения приговора, 27 сентября этого года (лучше поздно, чем никогда) вышло наконец Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства о необходимой обороне…», где однозначно прописано, что судам этой самой самообороной считать. Читаем и наслаждаемся: «состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства, то есть с того момента, когда посягающее лицо готово перейти к совершению соответствующего деяния. Суду необходимо установить, что у обороняющегося имелись основания для вывода о том, что имеет место реальная угроза посягательства». Нож в руке у нападающего (кстати, о качестве следствия: нож нашли только при «дополнительном осмотре места происшествия» через два месяца после случившегося, после неоднократных заявлений обвиняемых). Жена и мать уже в крови. А главное – это уже не первое нападение, Савченковы знают, что встреча с Решетковыми без тяжелых травм не обходится. Что еще нужно для того, что достать травматический пистолет? Чей-то труп?
 
Читаем дальше: «суду следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). 
 
Как показала экспертиза, на тот момент Борис Савченков перед применением «Осы» (и после получения нескольких ударов) находился «в состоянии высокого психического напряжения, вызванного длительными конфликтными отношениями с Решетковыми, длительной психотравмирующей ситуацией, ситуацией конфликта, опасениями за свою жизнь и жизнь своих близких». Как в таком состоянии отреагирует человек на нападающих с ножом на его семью?
 
«При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 1 статьи 37 УК РФ), а также в случаях, предусмотренных частью 2 [1] статьи 37 УК РФ, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу».
 
Вот и раздались в Костино выстрелы. Сначала в воздух, потом Борис несколько раз выстрелил в сторону нападавших.
 
Что еще можно добавить? Заинтересованные свидетели утверждали. что Борис чуть ли не в упор расстрелял Решетковых, однако экспертиза установила, что выстрелы, судя по отсутствию на потерпевших порохового следа, производились с расстояния более 1,5 метров. Травмат «Оса» – это четыре коротких ствола, прицельная стрельба из него практически невозможна. А уж в драке, когда все вокруг движутся... Так что и утверждение о том, что выстрелы целенаправлено производились именно в голову, мягко сказать, не слишком достоверно. К тому же по заводским характеристикам и заключениям экспертов «Оса» является травматическим оружием нелетального действия, так что Борис Савченков никак не мог ожидать, что его выстрелы повлекут смерть Виталия Решеткова.
 
Но приговор уже вступил в силу, облсуд его не отменил, прокуратура (работникам которой собираются вскоре повысить зарплату до 70–90 тысяч рублей) тоже не отреагировала.
 
Пенсионер Борис Савченков имеет мало шансов дождаться конца срока, жизнь его сына Александра, без пяти минут кандидата наук, из-за пары выстрелов в воздух также пошла под откос. Старший брат Юрий после нападения и последующего суда поседел, мать Людмила Викторовна тяжело заболела.
 
Счастливая семья, члены которой в жизни никому ничего не сделали плохого, уничтожена. Причем уничтожена не вооруженными бандитами, а следствием и судом.
 
И надежды, что ситуация как-то переменится, остается все меньше.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы