Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№28 от 19 июля 2012 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Дмитрий ПРОСКУРИН // Общество
В «зените» Жени
Дмитрий ПРОСКУРИН
(1979–2012)
обозреватель «Новой» 
(2001–2009)
 
о Евгении КАШИРИНЕ
(1949–2007)

 
 
В «зените» Жени
 
1967 год. Одесса. Пляж. Солнце в зените. И Женька с фотоаппаратом. Снимают с другом девушек. Типичный одессит. Неотразимый настолько, что девушки отражаются не только в его «Зените». Но и в очках-«полароидах».
 
2006 год. Рязань. Почетный гражданин города Евгений Николаевич Каширин в зените славы. Не потому, что на него обратили внимание, а потому, что он сам всю жизнь обращал внимание на всех, кого встречал. В этом году Жене выпал счастливый момент. У него родилась внучка Машенька. От всей души «Новая» поздравляет тебя, Женечка, и твою семью! И счастливого вам Нового года!
 
Каширин
 
Человек года, рода, города
 
Вот уж точно, о ком и о чем не хотелось бы писать, провожая этот год, так это – о Евгении Каширине и обо всей этой круговерти, в которую он попал. Не хочется, но приходится писать о той (старухе ли, прорухе ли) судьбе, под прицел которой (вечной террористки) все мы попадаем. Только один из нас ловит ее лик: щелчок затвора фотокамеры – и вот она, судьба. Или – правда жизни. Барахтается в ванночке с проявителем, висит на прищепке под красным светом: дальше не ходи! И вот она на стенке, под стеклом. Нагая, распятая, на всеобщем обозрении – совсем безопасная. То ли живая, то ли мертвая – смотря в чьи руки попала. В каширинских руках она оживет и через век будет жить. И будет жить в руках его детей.
 
У Жени очень много детей со светлыми, как у него, душами, яркими глазами и горячими сердцами, что очень часто бьются, не по возрасту часто. И замирают, когда их чистые руки достают СУДЬБУ из ванны с проявителем и окунают в закрепитель.
 
Мертва судьба других. Тех, кто выгнал этих детей из ИХ родной студии. Не зная даже имени Каширина («Мы из другой области приехали») и плюнув на родную Женину землю. Кто обмолвился о судьбе его учеников («А детей куда? – «В армию!»), как будто о животных – символах наступающего года. И так могли обмолвиться лишь «персоны» – символы года последующего, 2008-го.
 
Мертвые души распределяют, а потом «перераспределяют» в меньшую сторону денежные средства из бюджета всех горожан, несоизмеримые с их личными тратами на дорогие игрушки и круизы подальше от Рязани. Деньги, предназначенные для того, чтобы сохранить историю и воспитать следующее поколение хотя бы – не жлобами по своему образу и подобию. А для таких, как Каширин, как его дети, как все мы, они придумали понятие «неудачник». Или «лузер», как сейчас принято говорить на нерусском языке.
 
Евгений в этом году действительно редко попадал «в лузу». Все чаще на больничную койку. Встав с которой, он не только вернулся к любимому делу, но и устроил первую в истории родного края выставку в коридоре больницы. Той самой больницы скорой медицинской помощи, где его спасали наравне с остальными. В обще палате. Не прося дополнительных средств для клиники, приводящей в шок всех Жениных посетителей. Спасибо Михаилу Михайловичу Титову и его сотрудникам, работающим в таких условиях.
 
Даже о церемонии присвоения звания «Почетный гражданин города Рязани» Каширин узнал случайно.
 
Дело было так: стояли мы с Павлом Гресем и депутатом Николаем Булычевым на Почтовой и рассуждали о каких-то местных гнусностях.
 
– А вон Каширин идет, – удалось соскочить с неприятной темы.
 
– Вы-то мне и нужны, – обрадовался депутат-топонимист фотографу-краеведу. – Значит, я вас официально приглашаю завтра в десять часов на вручение всех ваших регалий. Извините, не мог до вас раньше дозвониться!
 
– Давайте я вас лучше втроем сфотографирую, – ответил Каширин в своем неповторимом стиле. В еще более неповторимом стиле, свойственном для нашего города, разговор продолжился.
 
Булычев: «Нет, подождите. У нас есть проблема: от вас нужна фотография на удостоверение».
 
Каширин: «А какая? Цветная или черно-белая? Черно-белые лучше сохраняются...»
 
Булычев: «Тогда несите черно-белую...»
 
Каширин, сбегав куда-то, принес фото.
 
Булычев, измерив снимок пальцами: «Это что? Она чего-то не подходит... А три на четыре нет?»
 
Каширин: «Так это мое фото на старый паспорт...» (Надо полагать – еще советский).
 
Булвчев: «Ну, давайте сейчас где-нибудь быстро моментальное фото сделаем!»
 
И они удалились. Делать моментальный отпечаток лика фотохудожника. Сапожник без сапог, а Каширин без фотографий... Типичные издержки производства.
 
Зато на следующий день – уже на церемонии – Евгений компенсировал недостаток своих фотографий с лихвой. Из черного пакета Женя достал (а потом и подарил горсовету) пачку оттисков, изображающих всех градоначальников, которых ему удалось раскопать на «свалке истории».
 
Князей Волконского и Голицина, и прочих умудренных бородатых мужей. «А вот Радзевич... Он был членом Государственной Думы и градоначальником. И он любил актрису Климентьеву и подарил ей дом, вы, наверно, знаете... А она его не любила... И тогда он написал большой плакат: «Зачем мне ум, если она меня не любит?» Вот какие были люди, какие лица!» Каширин растрогался, а когда на него надели красную ленту и вручили такого же цвета диплом и удостоверение, подарил Радзевича с предшественниками Семену Сазонову. Чей лик если и войдет в историю, то лишь – официальной хроники. Без слов: «Зачем мне ум...»
 
А вот Евгений Николаевич Каширин, кстати, мог бы стать идеальным главой представительной власти нормального города. Умным, справедливым и слишком хорошо знающим его прошлое, чтобы не совершать ошибок в будущем. Жителям которого НИКОГДА НЕ БУДЕТ СТЫДНО. ЗА КАШИРИНА.
 
(«Новая газета» № 50Р 
от 25.12.2006 г.)
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы