Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№07 от 23 февраля 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Отдел политики // Политический рынок
Казус Ковалева и лабораторная мышь
 За что могут поставить памятник бывшему рязанскому губернатору?

Год начался с политического звездопада. Со своих насиженных мест на региональных Олимпах попадали сразу пять руководителей. Не миновало это событие и Рязанскую область, где оно было встречено жителями бурным восторгом и эйфоричными ожиданиями перемен к лучшему. 

Федеральные СМИ и политологи пытаются увязать все пять губернаторских замен в единообразную систему, объясняя их логику необходимостью прихода к руководству молодых технократов, связанных с регионами. Но именно на этом фоне Рязань выпадает из общей системы. Если во главу четырех остальных регионов направлены чиновники, связанные с территориями национальностью или опытом работой в них, то Рязанщина получила хоть и молодого, но не столько технократа, сколько политика, к тому же, никогда ранее не связанного с нашим регионом.

Если верить утверждению о том, что любое назначение тщательно готовится российским руководством, то это исключение должно иметь обоснование. И логика его кроется, видимо, в том, что именно на рязанскую землю должен был прийти человек «со стороны», не связанный никакими обязательствами и интересами с местными элитами. В этом случае можно сразу избежать раскола в элитах, одна часть из которых посчитает что другая больше выиграла от назначения на высший пост в области кого-то из местных политиков. Как и избежать предвзятого подхода руководителя вследствие телефонного звонка местных «авторитетных товарищей», имеющих исторически сложившееся влияние на многих политиков местного масштаба.



В то же время в Рязани нет и никогда не было антагонизма к приезжим руководителям. Так сложилось исторически, и причины вычислять бессмысленно – проще принимать как данность факт того, что не было в истории нашего региона местного руководителя. Так повелось, начиная с присылаемых из столицы генерал-губернаторов в царской России, как и прочих уездных чиновников, самый известный из которых – Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин – был родом из Тверской губернии. 

Вспомним коммунистических руководителей с момента учреждения области в 1938 году. Первый руководитель, Степан Тарасов, был родом из Орловской губернии, второй (с 1943 г.) – Алексей Марфин – из Оренбурга, Сергей Малов (с 1948 г.) – из Ярославля. Последний, кстати, успел поруководить всего семь месяцев и был снят с должности «как не справившийся с работой». Можно предположить, что в те годы Олег Ковалев не проработал бы даже такой короткий срок.

Запомнившийся не только старожилам уроженец Архангельской губернии Алексей Ларионов возглавлял Рязанскую область с 1948 по 1960 год. В 1959 году он путем приписок и махинаций в три раза «перевыполнил» план области по производству мяса и молока. На фоне общего кризиса сельского хозяйства и острого дефицита продовольствия в СССР этот случай стал известен как «рязанское чудо». Ларионову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В следующем году обман был разоблачен, после чего Ларионов покончил с собой. 

Кстати, легендарный рязанский мэр Надежда Чумакова впоследствии вспоминала, что, несмотря на свои методы хозяйствования, Ларионов на посту Первого секретаря Рязанского обкома КПСС внес большой вклад в развитие Рязанской области: «Начал город благоустраивать – скверы, набережную сделал, заложил лесопарк, где была свалка, реставрировал кремль, построил драматический театр, Дом политического просвещения, газифицировал город, реконструировал центральную площадь города, построил автомобильные дороги. При нем Рязань из города, еле-еле себя уважающего, превратилась в культурно-промышленный центр. Ларионов вдохнул жизнь в старую провинциальную Рязань».

Пришедший ему на смену Константин Гришин был родом из Московской области, затем – Николай Приезжев, возглавляющий регион почти 20 лет – с 1967-го по 1985 год (и до последнего дня жизни являвшийся Депутатом Совета Союза Верховного Совета СССР 8–11 созывов (1970–1989гг.) от Рязанской области, был родом из Мордовии, сменивший его Павел Смольский родился в Курганской области, а последний в советской истории первый секретарь Рязанского обкома КПСС (с 1987-го по август 1991 года) Леонид Иванович Хитрун и вовсе родился в Польше, а вырос в Белоруссии. Затем должность была упразднена.

Первый губернатор новой России, руководившей областью с 1991-го по 1994 год Лев Башмаков родился в Шуе Ивановской области, сменивший его Геннадий Меркулов был родом из Челябинской области, а избранный в 1997 году Вячеслав Любимов родился в Тамбовской области, пришедший ему на смену в 2004 году бравый Георгий Иванович Шпак гордился своими белорусскими корнями с Могилевщины, а бесславно покинувший наш регион Олег Ковалев, экспериментирующий с регионом с 2008 года, родился в Краснодарском крае.

Таким образом, ни разу в истории Рязанской области в ее главе не стоял коренной рязанец, и жители области всегда относились к этому спокойно. Так было всегда, что уж говорить про современный исторический этап, обусловленный высокими скоростями перемещения и мобильностью трудовых ресурсов. 

Нам могут возразить, что в «ковалевский» период в регионе остро назрела потребность в обновлении руководства, а сам экс-губернатор и члены его команды стали мощным аллергеном для всех без исключения слоев населения. Да, так оно и есть, но причина этого кроется не в графе «место рождения» в паспорте чиновника. А исключительно в его непрофессионализме и провальном управлении на вверенном ему участке работы. И тут земляк экс-губернатора по Краснодарскому краю Сергей Самохин, занимающий должность первого заместителя председателя правительства Рязанской области по экономике, раздражал рязанцев не больше вице-губернатора – уроженца Ряжска Сергея Филимонова. Первый из них полагал, что, имея образование «инженер-механик» по специальности «динамика полёта», ни дня в жизни не работая с экономикой и финансами, можно браться за управление экономикой региона с населением, превышающим миллион человек. Второй же, будучи учителем истории по профессии, ни разу в жизни не участвующий в региональных выборах, искренне пытался управлять всей внутренней политикой региона и взаимодействием со СМИ. Комментарии излишни. Отсюда и такие экономические и политические итоги, приведшие их бывшего патрона сперва к провальным результатам во всевозможных рейтингах, а затем – и к неминуемой отставке.

Как говорилось в старинном анекдоте, бьют не по паспорту, а по физиономии. Аналогично и с чиновниками. Пусть заместитель губернатора по экономике будет хоть с Чукотки, хоть с Магадана, лишь бы он прекрасно разбирался в экономике и приложил все свои знания и навыки для вытаскивания региона из той долговой ямы, в которую его вогнали за «ковалевские» годы. Та же картина и с блоком внутренней политики. Любой приезжий профессионал, лично успешно прошедший не одни конкурентные выборы, умеющий общаться «на земле» с любыми избирателями и главами поселений, способен выстроить нормальное отношение жителей к региональной власти, а не настроить их против нее. 

Можно было бы еще вспомнить и «инженера-электрика» Ольгу Чуляеву, прослушавшую в 2002 году 16 учебных часов в институте повышения квалификации работников ТВ и РВ программу «телерадиожурналистика» и возомнившую себя экспертом в этой отрасли, но ограниченная площадь газеты не позволяет развить эту тему.

Будем откровенны – Олег Ковалев надолго вписал свое имя не только в историю Рязанской области как самый неэффективный ее руководитель, но и внес большой вклад в науку о государственном управлении в стране. Пройдет немного времени, и во всех учебниках будут разбираться кейсы на примере его руководства регионом, чтобы на их примере предостеречь госслужащих от повторения его ошибок. Совсем скоро на госэкзаменах в вузах страны студенты будут отвечать по билетам, расшифровывая термин «казус Ковалева». Данный устоявшийся термин будет заключаться в том, как, придя в благополучный регион, можно за несколько лет обрушить все основные показатели его жизнеобеспечения только за счет формирования непрофессиональной команды. 

В Новосибирском академгородке установлен памятник лабораторной мыши. Грызун заслужил увековечивания в бронзе как символ, доказавший свою значимость для человечества в качестве бесценного предмета для экспериментов, позволяющих исследовать гены живых существ и использовать полученные знания для лечения различных заболеваний. Время быстротечно. Не исключено, что чиновники, освоившие в вузах «казус Ковалева» и избежавшие благодаря ему аналогичных ошибок в реальном управлении, со временем поставят памятник и Олегу Ивановичу.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы