Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№07 от 23 февраля 2017 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости
Тариф 23 (20.11.2017)



Рязани нужна умная застройка
 Судьба исторического центра нашего города будет решаться не за закрытыми дверями?  

Дискуссии о застройке Рязани и ее отдельных районов, то вспыхивая, то затухая, идут на различных площадках как минимум с начала этого века. Причем равноправный диалог в этих бесчисленных спорах получается редко. То чиновники и депутаты в компании заинтересованных застройщиков за плотно закрытыми дверями решают, какую часть Рязани отдать во власть экскаваторам и подъемным кранам. То беспокойные общественники всеми возможными способами изливают свою тревогу за будущее родного города, но их протесты часто растворяются в воздухе. Генералы от градостроительства обычно не жалуют гражданских активистов и прислушиваются к ним, как правило, если  битва за землю чревата слишком большими жертвами.

Для того чтобы стороны увидели и услышали друг друга, иногда нужно вмешательство третьей силы. В этой роли могут выступать, например, прогрессивные СМИ или структуры, одновременно имеющие особое влияние на власть и высокий общественный авторитет. В нашем случае столь важную миссию взял на себя глава Рязанской епархии – митрополит Рязанский и Михайловский Марк.

16 февраля в Рязанском институте (филиале) Московского политехнического университета состоялся круглый стол на тему «Зоны охраны исторической части Рязани: проблемы, мнения».



Инициатором этого представительного форума, как мы уже отметили, выступила Рязанская епархия РПЦ. В центре внимания участников встречи, на которую пришли как чиновники, так и общественники, – новый, пока еще не утвержденный проект охранных зон Рязани. Этот документ, в частности, предусматривает увеличение высотности застройки в историческом центре нашего города.

Потерянная гармония

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк в своем приветственном слове привел немало примеров продуманной градостроительной политики, ссылаясь на опыт Парижа, Торонто и культурных центров Италии. По словам владыки, если в 1986 году проект охранных зон Рязани предусматривал 200 точек, с которых просматривался силуэт Кремля, то согласно новой редакции таковых осталось четыре. «Городская среда должна создавать ощущение гармонии и вдохновения, а не противоположные чувства», – считает митрополит.

По мнению владыки, сохранение памятников истории и культуры имеет важное значение и для экономики региона: «У нас в Рязани и Рязанской области есть немало памятников истории и культуры, которые восхищают не только жителей города и области, но и москвичей, и жителей других регионов. Множество паломников приезжают в монастырь Иоанна Богослова, посещают Касимов, другие места. Поэтому, когда наносится ущерб памятникам культуры, фактически наносится ущерб экономическому потенциалу города и региона».

Увы, для большинства ответственных чиновников и застройщиков очевидно, что доходы от туризма придут не в одночасье; это длинные деньги в отличие от прибыли, которую можно получить при продаже квартир, офисов, магазинов, аренде жилой и коммерческой недвижимости. Глава рязанской епархии убежден в том, что «нам нужно здесь, в Рязани, ориентироваться на лучшие образцы отечественного опыта. Почему приятно приехать в Суздаль? Там нет высотной застройки. Да, там тоже нагородили эти кубические здания, но впечатление от города совершенно другое. Я вспоминаю одного человека <...>, с которым какое-то время назад пришлось работать. Он говорил: “Когда я чувствую себя плохо, устаю на работе (а работа у него была такая сложна, трудная), я бросаю все, выезжаю с утра на машине в Суздаль, целый день хожу по городу и возвращаюсь уже обновленный”. Представляете, что может нормальная историческая застройка? Она дает человеку вдохновение, простор. Она оказывает регенерирующее воздействие на человека, на его психику, на его душу. Когда человек смотрит на кресты, на старые здания, на гармоничные здания, то, конечно, душа как-то успокаивается».

Сравнение яркое, убедительное, но все-таки не совсем корректное. Суздаль уже 50 лет является городом-музеем, где высотная застройка категорически запрещена. В полумиллионной, промышленной Рязани такое табу допустимо лишь для отдельных участков в историческом центре. Но за подобным решением должна следовать четкая концепция, предусматривающая реновацию либо реконструкцию представляющих ценность деревянных построек. 

Проект не терпит суеты

Последовательность и жесткость позиции владыки вызывает глубокое уважение и вселяет надежду, что власти прислушаются к его аргументам.

«Когда предлагается застроить, например, кремль – это кощунство. Да, конечно, Рязань должна развиваться как современный город, но надо понимать, где можно строить, а где строить нельзя. Если строить, то строить нужно соответствующей высотности, а не заниматься лоббированием чьих-то коммерческих интересов. Понимаете, пройдет время, и все мы будем нести ответственность, прямо или косвенно, – отметил митрополит в своем эмоциональном выступлении. – Ведь это нужно не мне, не епархии, не церкви, не общественности, а это нужно всем рязанцам, всему городу, детям, внукам. И мы будем нести ответственность, если мы всего этого не сохраним. Поэтому очень хорошо, что у нас здесь проходит диалог, открытый, честный, доверительный, и он должен быть таковым. Мы не можем и не должны такие важные для города вопросы решать кулуарно, быстро, суетливо, под столом, под ковром. Все это требует вдумчивого размышления, открытого обсуждения общественности, представителей культуры, власти, конечно, архитектурного сообщества. Я горячо приветствую идею этого диалога. А этот градостроительный план – это та тема, где нужно не семь раз отмерить, а сто раз отмерить, прежде чем отрезать».

«Субъективность ведет к коррупции»

Детальной критике новый проект охранных зон в своих обстоятельных выступлениях подвергли известные градозащитники Андрей ПЕТРУЦКИЙ и Игорь КОЧЕТКОВ. На конкретных примерах они показывали, как повышаются регламенты этажности в различных частях Рязани и как такие изменения могут сказаться на восприятии главных достопримечательностей Рязани. Оба докладчика сошлись во мнении, что документ выгоден застройщикам, участвовавшим в финансировании его создания, и несет в себе немало роковых градостроительных ошибок.



Начальник главного управления архитектуры и градостроительства Рязанской области Вячеслав МАКАРОВ и недавно назначенный главный архитектор Рязани Дмитрий ВАСИЛЬЧЕНКО сошлись во мнении, что новый проект нуждается в доработке с учетом замечаний общественности. По мнению Вячеслава Макарова, в Рязани нужно принять два очень важных документа – правила землепользования и застройки исторического ядра и концепцию развития отдельных частей города. 

Дмитрий Васильченко убежден в том, что при изменении облика центра главными подходами должны стать регенерация, реставрация и реконструкция, и, размышляя о возможностях застройки, нужно использовать не субъективные ощущения, а ландшафтно-визуальный анализ конкретной улицы или квартала. 

Назначенный полтора месяца назад на должность главного архитектора Рязани Васильченко выступил достаточно внятно и аргументировано: «Я, как главный архитектор города, свою позицию уже озвучивал – я готов максимум усилий приложить для того, чтобы сберечь историческую Рязань, сберечь центр, кремль и не только кремль, но и… саму застройку».

Понятно, что чиновник такого уровня не может действовать без оглядки на интересы своего непосредственного начальства и планы застройщиков, особенно если речь идет о программах переселения из аварийного фонда. «После ряда моих выступлений на совещаниях правительства области, приходил ряд застройщиков, и возражений никаких не вызвало предложение, допустим, вводить достаточно строгие режимы в центральной зоне, но при этом всегда можно изучить вопросы компенсации, допустим, в окраинных районах», – сказал он.

Дмитрий Васильченко считает некорректным «…просто взять и сказать, что вот здесь будет тридцать метров, тут сорок пять метров, тут – двенадцать – а откуда это взялось? Откуда эти цифры взяли, почему двенадцать, а не одиннадцать, почему не тринадцать? Метод только один – это ландшафтно-визуальный анализ. То, о чем сегодня здесь говорилось – я считаю, этого, мягко говоря, не совсем достаточно. Почему? Потому что помимо лучевого, линейного восприятия доминантных объектов – мы это знаем из принципов русской классической архитектуры, так сказать, традиционной – помимо линейного восприятия существует еще секторальное восприятие. Я не думаю, что повысится привлекательность, если кремль будет выглядывать, грубо даже можно сказать, торчать из-за застройки, причем современного характера. Поэтому, если бы сделали этот анализ секторальный, а не линейный, то получилась бы проектируемая схема, которую можно было бы обсуждать. То есть схема, которая в себя включает систему доминант и систему фоновой застройки, исторической, в том масштабе, в каком она сохранилась. Пока, честно говоря, я считаю, что работа сыровата. Обсуждать, по сути, нечего. Где он, формируемый силуэт?». 

За столь жесткой оценкой последовал не менее суровый вывод: «Субъективизм может привести к каким-то коррупционным моментам при рассмотрении документации. Визуальный анализ и построение силуэта – это однозначно объективный подход, где никаких маневров, коррупционных и прочих, просто быть не может. Я считаю, что работа, база сделана большая. Ее надо доработать просто, довести до ума и сделать то, с чего надо было начать. Охранять надо не только памятники. Я об этом говорю постоянно. Не только. Сама среда – это тоже предмет охраны. Что такое среда – это в первую очередь масштаб. Масштаб застройки, той, которая сложилась исторически. Это и этажность, это силуэтность, это пластика, это рисунок фасада. 

Говорили на конференции недавно, что надо сохранять деревянное зодчество, усадебную застройку и так далее. Я тогда задал вопрос – а какой смысл сохранять усадебную застройку, какой смысл сохранять какой-то объект, у которого охранная зона два метра, если по бокам этого двухэтажного особняка два шестнадцатиэтажных дома вплотную. Что мы сохранили-то?

Я не нашел сопротивления со стороны инвесторов к бережному подходу к центру. Может быть, просто мы не очень хорошо договариваемся? Я, как представитель администрации, тоже готов принимать участие в разговоре с инвесторами. Давайте считать – вот город выкладывает свои карты на стол и говорит – вот наш интерес: соцкультбыт, расселение ветхого жилья; инвестор – свои, а у меня во столько обойдется строительство в центре, это очень дорого, вы нас ограничиваете, давайте смотреть, как получится компенсировать на других территориях».

Аргументы на стол!

Правда, даже при таком профессиональном подходе к оценке нынешней ситуации не вполне понятно, каково влияние нынешнего главного архитектора на принятие ключевых решений по застройке Рязани, к чьему мнению в градостроительной политике будет прислушиваться новое руководство области и готовы ли застройщики, привыкшие к успешному лоббированию своих интересов, пойти на разумный компромисс ради создания привлекательного облика исторического центра Рязани?

Под занавес заседания Герой России, гвардии подполковник ВДВ Святослав ГОЛУБЯТНИКОВ полностью поддержал позицию митрополита Марка и предположил, что многие рязанские застройщики ищут и находят гармонию и вдохновение отнюдь не в своем родном городе. 

В заключение круглого стола глава рязанской епархии выразил надежду, что по итогам встречи будет разработан аргументированный итоговый документ, учитывающий пожелания всех сторон. Без внятного, аргументированного и грамотно оформленного обращения к властям такие заседания  действительно превращаются в свободный обмен мнениями без осязаемого результата.

По окончании встречи градозащитники передали митрополиту обращение рязанского отделения общества охраны памятников, в котором попросили епархию выступить заказчиком альтернативного проекта охранных зон. Логичным итогом круглого стола стали две резолюции. В одной участники выступили против приказа министра культуры Владимира Мединского, фактически разрешившего застройку Рязанского кремля. Во второй – призвали к коренной переработке проекта охранных зон.

Рязанское бюро «Новой газеты» будет следить за развитием событий.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы