Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№12 от 27 марта 2014 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Мастер на все руки
Тридцать лет назад из жизни ушел лучший голкипер в истории рязанского футбола


 
Провидение отмеряло ему недолгую, но достаточно яркую жизнь, большую часть которой он посвятил своему любимому делу и почти два десятка лет с неизменным успехом защищал ворота команд мастеров. Однако специалисты и болельщики со стажем сходятся во мнении, что Егоров, будучи вратарем с потрясающей фактурой, просто не имел права затеряться в низших эшелонах советского футбола. Законное место мастера спорта СССР Вячеслава ЕГОРОВА было в компании сильнейших игроков страны своего времени.


 
Как и положено настоящей легенде, не только жизнь, но даже его смерть давно обросли многочисленными домыслами и недомолвками, да и в некоторые «самые правдивые» истории тоже верится как-то с трудом. Где правда, а где пусть и красивый, но вымысел, мы и попробуем разобраться.
 
Существует вполне достоверная версия, что всерьез футболом Егоров увлекся уже будучи игроком команды мастеров. Произошло это с легкой руки старшего тренера рязанского «Труда» Василия Карцева, выдающегося форварда столичного «Динамо», который разглядел в прекрасно скроенном рабочем радиозавода задатки будущего стража ворот. Вячеслав был превосходным волейболистом, входил в состав сборной Рязанской области, кроме того, здорово играл и в баскетбол, и в хоккей, где также нужны сильные руки. Природа щедро одарила его такими, казалось бы, несовместимыми качествами, как гибкость и мышечная масса, физическая мощь и прыгучесть, благодаря которым он довольно быстро выделился из общего ряда. Свою заметную роль в скором восхождении молодого вратаря сыграл и его первый наставник.
 
– Частенько бывало, когда в ходе занятий наш тренер Василий Михайлович Карцев установит на линии штрафной пять мячей и говорит Вячеславу Егорову: «Сейчас все тебе забью», – вспоминает лучший снайпер рязанского клуба Юрий Николаевич Борисов. – Славка ему в ответ: «Не забьешь!» После того, как Карцев в точности выполнял свое обещание, наш голкипер заводился уже не на шутку: «Давай еще!» И на второй серии обязательно парировал один, а то и два удара. Было и так, что наставник бил точно по заказу: «Тебе в какой угол?» После чего четко «укладывал» мяч в притирку со штангой. Правда, Вячеслав тоже играл честно, вставал на линию, но, даже зная, куда будет направлен мяч, порой был просто не в состоянии его достать.
 
 
В 1959 году 18-летний Егоров успел лишь дебютировать в первенстве СССР, после чего его спортивная карьера развивалась стремительно. В начале следующего сезона он становится основным вратарем «Труда», а уже по его окончании признается лучшим игроком команды по версии газеты «Рязанский комсомолец», подавляющее большинство читателей которой отдали свои голоса вчерашнему новобранцу. Слава о его вратарских подвигах бежала далеко впереди, и уже вскоре пошли разговоры о том, что в Рязани появился вратарь с большим будущим. Первым на это отреагировал старший тренер воронежского «Труда» Герман Зонин, который в начале 1961 года предложил попытать счастья в своей команде, только получившей место в классе «А», сразу двум рязанским футболистам Вячеславу Егорову и Юрию Мещерякову. 
 
К сожалению, надолго задержаться в воронежском клубе им так и не удалось, в чем не последнюю роль сыграло крайне важное по тем временам обстоятельство – профсоюзная команда не имела возможности «устроить» армейскую службу. Но, как выяснилось, на перспективного кипера уже давно положили глаз руководители серпуховской «Звезды», в которой Егоров и отбывал воинскую повинность в течение трех футбольных сезонов.
 
Пик карьеры пришелся на середину 1960-х годов, когда его недюжинный талант предстал во всей своей красе. Трижды подряд, в 1963–1965 годах, он становился победителем зональных турниров класса «Б», получил приглашение в сборную РСФСР, а затем и в столичный «Спартак». Близкий друг Егорова Владимир Яковлевич Болотин впоследствии рассказывал: «У Вячеслава были все данные для того, чтобы закрепиться в клубе класса «А», но там ему пришлось конкурировать с одним из сильнейших голкиперов страны того времени Владимиром Маслаченко. Егорова очень ценил начальник «Спартака» Николай Петрович Старостин, и в отсутствии на сборах Маслаченко, Вячеславу даже удалось застолбить за собой место в воротах. Однако едва тот возвратился, первым делом поставил ультиматум руководству клуба: «Или я, или этот провинциал». Понятно, что выбор был сделан в пользу именитого голкипера».
 
На сей счет существует история, документально, правда, пока не подтвержденная, из которой следует, что будущий известный комментатор Маслаченко всерьез опасался своего более молодого коллегу. И дабы сохранить за собой первый номер «Спартака» в одном из матчей, по всей видимости, товарищеском, подговорил защитников, чтобы они не оказывали должного сопротивления форвардам соперника… 
 
Если же оперировать исключительно фактами, то в элите отечественного футбола рязанец принял участие лишь в одном матче против столичного «Локомотива», в остальном же вынужден был довольствоваться выступлениями за дублирующий состав. Мириться с подобным положением вещей Егоров был явно не намерен, и вскоре по собственной воле покинул распоряжение прославленного клуба.
 
В 1968 году рязанской «Звезде» было предоставлено место во 2-й группе класса «А» (ФНЛ по нынешней классификации), и именно Вячеслав Егоров был лицом той команды. Любопытно, что параллельно страж ворот поигрывал еще и за дублирующий состав, правда, уже в атаке, при этом частенько огорчал своих собратьев по амплуа. А в одном из матчей, вроде бы, даже отметился хет-триком. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в главной команде Вячеслав был вратарем-пенальтистом и уверенно приводил судейские приговоры в исполнение в столь важные моменты игры, когда форварды побаивались даже подходить к мячу.
 
 
П о окончании сезона-1969 Егоров предпринял попытку уйти из большого футбола, но хватило его лишь до середины следующего года, когда он вновь занял свое привычное место на последнем рубеже обороны рязанской команды, за которую продолжал выступления до 1976 года. К тому времени ему уже было присвоено мастерское звание, и то ли по этой причине, то ли потому что сам по себе являлся первоклассным мастером своего дела, с той поры в футбольных кругах его величают не иначе как «Мастером». Пользуясь в команде непререкаемым авторитетом, Вячеслав Георгиевич присматривал за молодыми рязанскими футболистами, которые боялись его куда больше, чем своих тренеров.
 
Впрочем, ветеран и себе слабины никогда не позволял, беречь себя не пытался. В 1974 году в Горьком в матче против местной «Волги» в одном из эпизодов кипер гостей самоотверженно бросился в ноги прорвавшегося к воротам форварда хозяев, а тот вместо того чтобы избежать столкновения, специально нанес ему удар бутсой в лицо. Как впоследствии вспоминала жена Егорова Антонина Петровна, открыв дверь, не смогла сдержать слез, ведь зрелище предстало не для слабонервных: у Вячеслава оказались выбиты все передние зубы, лицо разнесло страшно, говорить после наложенных швов он не мог. Потом еще долго мучился, ведь кушать ничего, кроме манной каши, ему было нельзя.
 
По окончании карьеры Егоров занялся подготовкой кадров в местной ДЮСШ, а в начале 1980-х годов вновь возвратился в ворота и в составе «Чайки» стал чемпионом и обладателем кубка области. А после того, как в середине 1983 года в рязанский «Спартак» перешел Сергей Недосекин, Вячеслав Георгиевич вместо него стал тренером команды. В начале марта следующего года под его руководством «Чайка» выиграла свой очередной трофей, став победителем зимнего турнира «Подснежник». Казалось бы, всё складывается как нельзя лучше, и вдруг как гром среди ясного неба его неожиданный уход из жизни.
 
– Что на него тогда нашло, я сказать не могу, – вспоминает вдова легендарного вратаря Антонина Петровна. – Видимо, произошел какой-то надлом, а меня, как назло, в тот момент рядом не оказалось. По возвращению из Коломны сразу почувствовала, что случилась большая беда: в квартире полно народу, в глаза не смотрят, мне ничего не говорят. Кричу: «Что вы здесь собрались?» И когда я уже была готова впасть в истерику, дочь отвела меня в спальню и сказала, что папы больше нет…
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы