Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№43 от 29 октября 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Черно-белая музыка
Семьдесят процентов зла и тридцать добра сыграл рязанцам выдающийся виолончелист

Фото Андрея ПАВЛУШИНА

Наблюдать, как к классическому музыканту выстраивается очередь за автографом, для Рязанской филармонии уже не редкость. Однако на концерте 23 октября прием оказался особенно восторженным, а публика – благодарной. В Рязани выступил выдающийся виолончелист Борис АНДРИАНОВ. Один из ведущих российских музыкантов своего поколения, обладатель множества регалий и наград. Исполнитель, после выступления которого в Берлинской филармонии газета «Berliner Tagesspiegel» опубликовала статью с названием «Молодой бог». В нашем городе виолончелист представил музыку, которую сам назвал «черно-белой».

Этот концерт стал первым в цикле «Академия». Абонемент адресован истинным ценителям академического жанра. Его афиша включает признанные шедевры классической музыки, к которым можно с полным правом отнести Симфонию №5 Прокофьева, прозвучавшую в первом отделении вечера в исполнении Рязанского губернаторского симфонического оркестра под управлением Сергея Оселкова.

Во втором отделении к рязанским музыкантам присоединился Борис Андрианов, продолживший программу Концертом №1 для виолончели с оркестром Шнитке. Однако, начиная свое выступление, солист взял в руки не смычок, а… микрофон. И поблагодарил рязанских слушателей за определенную смелость:

– Пятничным вечером слушать Прокофьева и Шнитке – это смелый поступок, – сказал Борис Андрианов, имея в виду сложность программы. – Первый виолончельный концерт Шнитке – это черно-белая музыка. Можно сказать, что в ней семьдесят процентов – зла, и лишь тридцать – добра. Слушая первые части произведения, может сложиться впечатление, что Шнитке хотел вызвать самые негативные эмоции у зрителя. И правда, он писал его в тяжелый для себя период, пережил в это время первый инсульт, был практически на том свете. Но вернулся! И после этого был создан потрясающий финал концерта – символ возрождения, подарок судьбы. Поэтому если будет нелегко в начале, то в финале, который звучит как хорал, как нечто божественное, мы будем вознаграждены.

И, действительно, зрители оказались вознаграждены прекрасным исполнением великолепной музыки, а исполнители – долгими овациями. Но каково это – ходить каждый раз на концерте по краю жизни и смерти – Борис Андрианов рассказал в интервью «Новой».

– Борис, что чувствует музыкант, пропуская через себя «семьдесят процентов зла»?

– Трудно сказать. Артист всегда перевоплощается, нужно быть и черным, и белым, и плохим, и добрым. Музыкант в этом смысле мало чем отличается от актера. Этот концерт каждый раз тяжело дается психологически. Трудно поднять такую «махину». И по форме собрать, и физически выдержать. И, главное, пропустить через себя и донести до слушателя. Сегодня, как мне показалось, у нас получилось. Был хороший контакт с залом.

Что касается Шнитке, то у него тема смерти присутствует все время. Так же, как и тема иронии. Есть масса людей, которые не любят его музыку, считая, что это профанация и, вообще, черт знает что. Но Шнитке действует на слушателя очень сильно! При этом, например, у него много композиций для кинематографа, легких и позитивных. Но все-таки мрачная беспросветность – его истинное лицо. И это, наверное, неслучайно.

Он прожил очень тяжелую жизнь, последние годы был сильно болен, перенес несколько инсультов. После первого начал писать совершенно иную музыку, создавал нечто невероятное, будто из другого мира. Я очень люблю его Виолончельную сонату, которую исполняю, пожалуй, чаще, чем какое-либо другое произведение. В театре «Современник» мы играем ее в спектакле «Посвящается Ялте», в котором объединены одноименная поэма Иосифа Бродского и Соната №1 для виолончели и фортепиано Альфреда Шнитке. Несмотря на то, что поэму и сонату разделяет семь лет, они абсолютно об одном и том же. Музыка Шнитке – как конструктор Лего, собранный из фраз, наборов звуков. Порой даже кажется, что это написано не человеком, а сконструировано гениальной машиной. Но при этом музыка не бездушная, нет! Скорее, бескомпромиссная. И в то же время совершенная.

– Под занавес сегодняшнего концерта прозвучала пьеса современного композитора Павла Карманова Musica con cello, написанная специально для вас. Музыка необычная, яркая, с элементами симфо-рока. Расскажите, пожалуйста, об истории ее создания.

– Есть виолончельный фестиваль «VivaCello», арт-директором которого я являюсь. И каждый раз специально для него пишется произведение, мировая премьера которого проходит во время фестиваля. Как мне кажется, это главное, ради чего он задумывался: мы получаем новый современный репертуар для виолончели. И пьесу, которую представил на VI фестивале Павел Карманов, наверное, можно назвать самой успешной.

С Павлом мы дружим уже много лет. До этого у него ничего не было для виолончели с оркестром, но он охотно отозвался на мою просьбу. В результате появилось такое замечательное, жизнеутверждающее произведение! Кстати, я никогда не исполнял Шнитке и Карманова вместе. После Шнитке, как правило, уже играть ничего не возможно. Но как это сочетание прозвучало сегодня, мне очень понравилось. Во-первых, и там, и там прописана подзвучка, что и было сделано. И, во-вторых, после смерти и воскрешения Шнитке солнечная музыка Карманова прозвучала весьма гармонично. Паша сам очень светлый человек, любит оранжевый и зеленый цвета. И это слышно! Все в ре мажоре!

– И, конечно, не могу не спросить о вашем раритетном инструменте. 

– Да, это уникальная виолончель середины XVIII века работы знаменитого итальянского мастера Доменико Монтаньяна из Государственной Коллекции уникальных музыкальных инструментов. И я очень благодарен, что имею возможность на ней играть. Хотя дело это не только почетное, но и хлопотное: условия, страховка и прочее. Но инструмент «отплачивает» сторицей.

– Вы имеете возможность играть со столичными оркестрами, но также много выступаете и на периферии, с местными коллективами. Лично для вас, в чем чувствуется разница?

– Скажу так, лучше сыграть с провинциальным оркестром, который выкладывается, чем со столичным, который просто отрабатывает. Все зависит от конкретного дирижера. Спасибо маэстро Сергею Оселкову: сегодня оркестр звучал отлично, хотя сделать такую программу непросто. И огромная благодарность музыкантам, которые выложились на сто процентов.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы