Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№04 от 1 февраля 2018 г.
Свежие новости
Последний узник
 В Еврейском центре открылась выставка о восстании в Собиборе, один из участников которого прожил в Рязани несколько десятилетий

Алексей Вайцен был последним из остававшихся в живых в России узников лагеря смерти Собибор. Он ушел из жизни два года назад в Рязани, не дождавшись 70-летия Победы, парад в честь которой он неизменно встречал на балконе дома, в котором жил.

29 января президент России Владимир Путин приехал в Еврейский музей и центр толерантности и там вместе с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и послом США в России Джоном Хантсманом-младшим встретил День памяти жертв холокоста.

Утром на территории Еврейского музея открывали мемориальный камень героям сопротивления холокосту в гетто и концлагерях и выставку «Собибор: победившие смерть».

Восстание в Собиборе, которому в этом году исполняется 75 лет, вошло в историю как самое масштабное сопротивление узников. «Поражает мужество и сила людей, которые практически с голыми руками шли на врага, несгибаемая воля руководителя восстания, советского лейтенанта Александра Печерского. Это не может не восхищать и не удивлять. Эти люди отстаивали свое право на жизнь, не боясь смерти, боролись за свободу и человеческое достоинство. Обреченные, но не сломленные, они смогли победить», – отметил Владимир Путин.

Попавшие в плен солдаты и офицеры Красной Армии, хорошо знавшие военное дело и имеющие боевой опыт, смогли поднять восстание, благодаря которому удалось спастись сотням людей, которых обрекли на смерть. Одним из них был Алексей Ангелович Вайцен.



В ноябре 2009 года, когда в Мюнхене начался суд над бывшим охранником фашистского лагеря смерти Собибор Иваном Демьянюком, Алексея Ангеловича разыскал в то время старший помощник прокурора Рязанской области Дмитрий Плоткин. Публикацией в «Новой» в декабре 2009 года он вывел тему Собибора  из разряда замалчиваемых страниц Великой Отечественной войны.

«Нажимаю кнопку звонка небольшой квартиры в центре Рязани. За дверью – шаркающие шаги. На пороге пожилой мужчина небольшого роста в стареньком коричневом пиджаке. На лацкане два ордена Отечественной войны, Красная Звезда и медаль «За отвагу». Алексей Вайцен – человек-легенда. Легенда, о которой почти никто ничего не знает. Впрочем, так же, как и о концлагере Собибор и восстании в нем», – написал Дмитрий Плоткин

В октябре 1943-го, на момент восстания в Собиборе, Алексею Вайцену был 21 год. Он успел послужить красноармейцем еще до начала Великой Отечественной войны в приграничном городе Рава-Русская на Западной Украине. Потом бои, окружение, ранение, плен, побег, опять плен. Когда немцы узнали, что военнопленный – еврей, его отправили в Собибор. Если бы не восстание, он мог бы сгинуть там, как его брат Михаил. Мог и погибнуть, как еще один брат – Самуил, которого после побега выдали эсэсовцам польские крестьяне, однако Алексею Ангеловичу повезло.

27 января 2010 года – в День памяти жертв холокоста – Дмитрий Плоткин навестил в Рязани Алексея Вайцена вместе с целой интернациональной командой журналистов: директором московского бюро газеты «Лос-Анджелес таймс» Меганом Стэком, фотокорреспондентом этой же газеты Сергеем Лойко и корреспондентом чешского радио Ленкой Кабргеловой.

«Мы пришли к нему, чтобы понять, что думает о холокосте человек, переживший холокост. Человек, у которого холокост уничтожил всю семью: отца, мать, сестру и троих братьев.
Мы пришли к нему, и чтобы понять, что он думает о гражданине Америки Иване Демьянюке, которого судят за службу нацистам в Собиборе», – писал Дмитрий Плоткин.

«Я считаю, что день моего рождения  – 14 октября 1943 года – день восстания в Собиборе. Я всегда праздную 14 октября. То, что было до этого дня, я стараюсь не помнить. Слишком это тяжело…», – рассказывал тогда журналистам Алексей Вайцен.



Восстания были и в других лагерях, правда, в отличие от Собибора, неудачные. Жестоко подавлены попытки вырваться в октябре 1942 года в Заксенхаузене, в августе 1943-го – в Треблинке, в октябре 1944-го – в Освенциме. В феврале 1945 года массовый побег совершили пленные советские офицеры в Маутхаузене, но остаться в живых тогда удалось только девятерым (по некоторым данным – 11). Заключенные Бухенвальда подняли восстание 11 апреля 1945 года, им удалось перебить остатки эсэсовской охраны и дождаться на следующий день прихода американских войск, однако восстание в Собиборе оказалось единственным за всю историю Второй мировой войны, когда вырваться на свободу удалось более чем сотне человек.

«А в Собиборе смерть была близко от вас?» – спросила корреспондент чешского радио.

«Там мы ждали своей смерти каждый день, каждый час. Мы не знали, что нас ждет завтра. Мы понимали, что рано или поздно все умрем. В Собиборе убивали за все: не так повернулся, не так посмотрел, не так спел песню…», – ответил Алексей Ангелович.

За три недели в самый разгар войны в лагере Собибор было подготовлено и осуществлено восстание, окончившееся победой, – единственное успешное восстание узников лагерей смерти за всю историю Второй мировой войны. Восстание это могло стать позором рейха. Администрация лагеря уничтожена, охрана разбита. Изможденные, едва державшиеся на ногах заключенные победили хваленую немецкую машину смерти. Около 400 узников вырвались на свободу. Они могли рассказать миру о происшедшем.

По приказу Гиммлера Собибор был стерт с лица земли. Всех узников, оставшихся в лагере, уничтожили.

«Я руководил группой, которая вступила в бой с охраной лагеря, чтобы безоружные люди в это время могли добежать до леса. У нас были свои снайперы, которые из захваченного оружия стреляли по вышкам. Телефонную связь и подачу тока на ограждения мы отключили заранее. Люди бросились рвать колючую проволоку лопатами. У кого было оружие – стреляли, у кого не было – бросали в охранников камни, засыпали им глаза песком. Прорвались за ограждения. Тут надо было на мины кидать доски и камни, чтобы они разорвались. Но, убегая, этого уже никто не делал. Первые, кто бежал, подрывались на минах. Их смерть давала возможность выжить другим», – рассказывал Алексей Вайцен Дмитрию Плоткину.

Алексей Вайцен вместе с Александром Печерским добрались до партизан. Воевали в отряде имени Фрунзе. Когда советские войска вошли в Польшу, Вайцен был зачислен в регулярную часть, в полковую разведку, неоднократно ходил за «языками» за линию фронта. О том, как воевал, говорят его награды – ордена Славы, Красной звезды, «Отечественной войны» I степени, медали, в том числе «За отвагу». Уже после войны за трудовую деятельность Вайцен был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Уже после войны была служба в воздушно-десантных войсках – сначала в Пскове, в 76-й дивизии ВДВ, потом в Рязани. Прослужил еще 20 лет, правда, чином выше старшины так и не поднялся, зато был уважаем командирами и подчиненными. За плечами – без малого тысяча прыжков с парашютом.

О Вайцене рассказывали, что он никогда ничего не просил – ни квартиры, ни машины. Даже когда Германия стала проводить выплаты жертвам фашизма, отказался, сказал презрительно: «Я в их подачках не нуждаюсь!»

Справка «Новой»

Лагерь уничтожения Собибор был создан на юго-востоке Польши в 1942 году и существовал вплоть до восстания заключенных в 1943 году. За это время в нем было убито около 250 тысяч человек. В 1943 году в Собиборе была организована подпольная группа, которой руководил советский офицер Александр Печерский. 14 октября около трехсот заключенных сбежали из лагеря, однако большинство из них впоследствии погибли. Все оставшиеся в Собиборе заключенные были убиты, а сам лагерь вскоре уничтожен.
Тестостерон для Роста мышц купить данабол украина Здесь . Комплексное строительство домов в Крыму https://nov-svet.ru/ подробности на сайте.