Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№04 от 1 февраля 2018 г.
Свежие новости
Физики, спасающие жизни
 Мэтры лучевой терапии из Рязанского онкодиспансера дарят своим пациентам надежду на исцеление

Сегодня лучевая терапия, бескровная и безболезненная, не связанная с наркозом, держит первенство среди других видов лечения онкологии. Трудно увидеть границу между врачом и физиком, настолько взаимосвязана их работа, подчиненная единой цели, а потому – низкий поклон тем специалистам высочайшего класса, которые, балансируя на стыке двух наук, ежедневно работают во имя жизни, отвоевывая ее у страшной болезни.

Медицинских физиков радиологического отделения онкодиспансера Рязани – четыре человека на город и область, но и в России таких специалистов не так много, потому что не везде есть радиологические центры. Сегодня речь пойдет о тех, кто проработал (и продолжает работать) в этой области не один десяток лет. Они – ветераны медицинской физики: Людмила Евгеньевна Гарифулина, Лидия Васильевна Иванникова и Ольга Михайловна Гордеева.



Михаил Евгеньевич Рязанцев, главный врач онкодиспансера, прекрасно понимает, что его специалисты – на вес золота, а радиолог Илья Борисович Судаков называет их мозгом отделения. И оба правы. Штучные специалисты, которых на самом деле некем заменить и без которых не может функционировать лучевая терапия онкологии. В Рязани два старейших вуза – медицинский и радиотехнический, с инженерами и докторами проблем в области нет, но с медицинскими физиками – есть. Сегодня такую квалификацию специалист может получить только на кафедре ядерной физики МГУ или в МИФИ. Но наши героини – выпускницы Рязанского радиотехнического института – единственного на советском пространстве вуза, дававшего такую мощную подготовку, которая и позволила им состояться в совершенно другой профессии. 

Студентам, которым доцент Судаков показывает радиологическое отделение, в первую очередь говорит о том, что 90% успеха лечения пациентов лучевой терапией зависит от физиков, от грамотно составленных ими индивидуальных планов облучения больного, от знания ими анатомии человека. Они работают на стыке медицины и физики и в теснейшем контакте с врачами, обязательно присутствуют при первой укладке пациента перед началом облучения. И не случайно Людмила Евгеньевна Гарифуллина, отдавшая этому делу 44 года, пошла в анатомичку на вскрытия, чтобы иметь наглядное представление о том, чем ей выпало заниматься:

– Хотелось посмотреть, куда я внедряюсь с облучением, где какие органы находятся. Мне разрешили увидеть все своими глазами. Сразу стало понятно: вот, например, легкое, а вот – опухоль, которую надо остановить. 

Коллеги говорят, что она знает топографическую анатомию на уровне очень хорошего доктора.

Людмила Евгеньевна окончила радиоинститут, отработала по распределению в серьезном конструкторском бюро города Рыбинска и вернулась домой. Узнала, что есть полставки физика в Рязанском онкодиспансере.

– На первых-то порах это была сплошная самодеятельность, а мы, конечно, стали первооткрывателями. Я читала книги нужные, вникала в проблему. Десять лет пришлось проработать на самообучении, прежде чем появились курсы повышения квалификации. Долгое время наш статус находился в подвешенном состоянии. Это сейчас появился профессиональный праздник – Международный День медицинских физиков (7 ноября), – вспоминает Людмила Евгеньевна.

Спрашиваю, насколько то, с чем пришлось соприкоснуться в новой работе, соотносилось с тем, чему учили в институте.

В разговор вступает Лидия Васильевна Иванникова: 

– То образование, которое мы получили в радиоинституте, настолько универсальное и многообразное, что мы оказались специалистами широкого профиля, потому что можем работать и педагогами (преподавателями черчения, физики и математики), и инженерами, и электриками, и конструкторами, и физиками.

– Да, это правда, – поддерживает коллегу Людмила Евгеньевна. – Все, что нам давали по профессии, здесь пригодилось. С нуля мне пришлось изучать только медицину, хотя к моменту окончания школы, когда вставал вопрос о выборе профессии, медицина мной не рассматривалась. Окончила я радиотехнический факультет. Весь комплекс дисциплин, который нам предлагался, был направлен на оборонку. Нас учили учиться и думать. Рязанский радиоинститут занимал второе место в СССР после Ленинградского электротехнического института. Случайных людей на факультетах не было. Вуз был очень серьезным и трудным для обучения, платно никто не учился, все было честно и серьезно. Мы гордились тем, что учимся в радике. И когда я после Рыбинска, где работала по распределению, вернулась домой и попала в онкодиспансер… Мне показалось это такой рутиной – с логарифмической линейкой рассчитывали больных, по клеточкам рисовали распределение изодоз… Сейчас мы на очень высоком уровне, работаем в 3D, видно, где какой орган лежит, на какой глубине.

В одной из научных статей Иванникова и Гарифуллина говорили о том, что «на смену старым, “рутинным” способам планирования облучения, <...> допускавших при расчете высокую погрешность (до 40%), пришли современные компьютерные системы для дозиметрического планирования лучевой терапии… Их появление позволило значительно улучшить качество работы».*

Лидию Васильевну Иванникову, которая больше сорока лет работает физиком лучевой терапии, тоже привел в онкодиспансер случай. После окончания факультета автоматизированной системы управления (ФАСУ) Рязанского радиоинститута работала вместе с мужем на Байконуре по специальности. Вернулись в Рязань, и в 1977 году начала работать в радиологии. Ни разу не пожалела, что пришла работать в медицину. И ей учиться приходилось в процессе работы. Попала на первые курсы в Москву, на кафедру рентген-радиологии. Спустя время в стране была создана Ассоциация медицинских физиков.

– Задача физиков состоит в том, – говорит Лидия Васильевна, – чтобы максимальная доза облучения пришлась на очаг поражения, а на соседние органы – как можно меньше. Расчеты делаем в объеме. Работаем в тесном контакте с врачами. Помимо всего прочего мы обеспечиваем радиационную защиту и безопасность не только пациента, но и докторов, работающих с ним, и окружающей среды. Медицинский физик – профессия особая, требующая глубоких знаний по многим отраслям.

Ольга Михайловна Гордеева – начальник службы радиационной безопасности. Из названия должности ясно, за что отвечает еще одна выпускница прославленного всероссийского «радика», окончившая факультет конструирования радиоаппаратуры. 

В отделение лучевой терапии дипломированного инженера тоже привел случай. Было это в 1994 году, когда в стране все рушилось и менялось, хорошие специалисты оказывались без работы. Тут и подвернулся онкодиспансер, которому на тот момент требовался медицинский физик. Главный врач Владимир Константинович Фетисов предложил Ольге попробовать. Надо было соглашаться на то, к чему она не имела никакого отношения. Начала учиться новому делу. Знаний, полученных в вузе, было достаточно для того, чтобы двигаться дальше. Тогда эта профессия называлась «инженер-радиолог», а «медицинским физиком» стала лет десять назад. Но занимались и тогда, и сейчас расчетом изодоз, необходимых больному для лечения болезни. Если раньше нужно было разбираться с пониманием рентгеновских снимков, то сегодня необходимо читать компьютерные томограммы.

 – По обмену опытом мне довелось побывать в Германии, Беларуси, Москве. Там и врачи могут составлять план лечения, но дозиметрией занимаются только физики, – уточняет Ольга Михайловна.

А в 2011 году она стала начальником Службы радиационной безопасности, которую сама и создавала, а не так давно в Межрегиональном сборнике научных трудов вышла ее работа «Обеспечение радиационной безопасности при эксплуатации источников ионизирующего излучения».

О медицинских физиках Рязани говорят как об очень дружном маленьком коллективе. Если кому-то из них придется уйти, то уход его станет проблемой для всей системы здравоохранения области, потому как не трудно в городе найти инженера или врача, но невозможно – медицинского физика. Их сотрудник – молодой инженер по эксплуатации радиологического оборудования, не так давно отучился в Центре по переподготовке медфизиков при МГУ и уже начинает работать с ними по новой, полученной им специальности. Пока, конечно, под контролем рязанских мэтров. В полку специалистов прибыло, и это не может не радовать.

Лучевой терапевт, доктор Марина Гургеновна Саркисова, работающая в тесном контакте с физиками, много добрых слов сказала о ветеранах этой службы: «Помимо того, что каждая из них – профессионал высокого класса, они еще и очень эрудированные, высоко интеллектуальные люди. Лидия Васильевна пишет замечательные стихи и прекрасно рисует, а Людмила Евгеньевна и Ольга Михайловна занимаются вышивкой. Физики с лириками отлично уживаются, ничто ничему не противоречит».
 
-------------------------------- 
*«Вопросы диагностики, лечения и реабилитации онкологических заболеваний». Межрегиональный сборник научных трудов. – Рязань, 1999 г. С. 40.
Ольга МИЩЕНКОВА