Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 1 декабря 2016 г.
УДО для миллионера
Организатор хищения акций «Газпрома» на полмиллиарда готовится досрочно покинуть исправительную колонию в Рязани



Второго декабря Московский районный суд Рязани рассмотрит ходатайство об условно-досрочном освобождении (УДО) Андрея ВИШНЕВСКОГО, отбывающего наказание в исправительной колонии №2 УФСИН России по Рязанской области.

На первый взгляд рядовое событие – кто из осужденных не желает покинуть колонию по УДО. Но касаемо Андрея Вишневского есть ряд нюансов, которые наводят на глубокие размышление о том, кто и как может досрочно выйти из-за колючей проволоки.

Немного истории.

Андрей Вишневский, 55 лет, до ареста – учредитель компании «Марбл Арч Импекс» (Великобритания). В ноябре 2014 года Черемушкинским районным судом Москвы осужден на 5 лет и 6 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима по ст.159 ч.4, ст.30 ч.3 и ст.69 ч.3 УК РФ. Следствие инкриминировало Вишневскому и его шести сообщникам хищение ценных бумаг крупных российских эмитентов с государственным участием через регистраторские компании. В схеме была задействована инфраструктура кредитно-финансовой сферы – в частности, банки, биржа, а также брокерские и регистраторские компании. Осужденные с помощью сообщников из стран Прибалтики изготавливали поддельные паспорта акционеров и использовали их для совершения мошеннических действий. Кроме того, злоумышленники к совершению незаконных действий привлекали представителей адвокатского сообщества и нотариата. В частности, у одного из акционеров «Газпрома» им удалось похитить бездокументарные акции компании более чем на 500 млн руб. Впоследствии все они были проданы на бирже. Деньги были выведены через международные банки, и на их след выйти так и не удалось. Взяли же членов группировки на аналогичной попытке завладеть ценными бумагами Сбербанка стоимостью более 80 млн руб.

По данным МВД, Андрей Вишневский ранее уже был судим. В 2010 году за хищение у коммерсанта 98,4 млн руб. суд приговорил его к пяти годам лишения свободы.

Дело было так. Летом 2008 года сотрудники отдела внутренней безопасности Центра международной торговли (Москва, Краснопресненская набережная, 12) на выходе из здания остановили двух мужчин с набитой спортивной сумкой в руках. Секьюрити, заподозрив, что перед ними воры, предложили им открыть сумку. Внутри оказалось $1,5 млн и €1,7 млн. Мужчин отвели в дежурное помещение отдела милиции. Задержанные сообщили, что они курьеры, а деньги принадлежат бизнесмену, который арендует офис в ЦМТ. Заверения последнего в том, что эти деньги он взял взаймы, милицию не убедили.

Как следует из приговора суда, Андрей Вишневский совместно с соучастниками разработал план хищения принадлежащих бизнесмену денег. С помощью Вишневского иподложной доверенности на получение денег, изъятые миллионы покинули отдел милиции. Андрей Вишневский был осужден и в 2011 году вышел на свободу. Но не успокоился. Повысив свою «квалификацию», Вишневский занялся уже аферами с акциями «Газпрома». Схема мошенничества была та же, что и с деньгами в ЦМТ, только лиц, ведомств и фирм было задействовано больше.

Согласно приговору, Андрей Вишневский создал группировку, которая стала промышлять хищениями не денег, а ценных бумаг. Для этого он привлек целую группу юристов, а также профессиональных брокеров.

Работали по отработанной схеме: получали информацию о владельцах крупных пакетов акций госкомпаний. Дальше к работе подключались юристы, в задачи которых входило при помощи различных исков и поддельных нотариальных доверенностей добиваться судебных решений о передаче акций от их настоящих владельцев членам группы. А потом брокеры реализовывали эти ценные бумаги на бирже.

Так, осенью в 2012 года один из членов группы Константин Климов подал в Головинский районный суд Москвы иск к бизнесмену Александру Науменко, владевшему акциями «Газпрома» стоимостью 500 млн рублей. Истец утверждал, что 1 февраля 2011 года ответчик занял у него на 12 месяцев крупную сумму (и предъявил соответствующий договор займа), однако в срок не расплатился. Общая сумма долга и набежавших пени составила 500 млн рублей, которые и потребовал взыскать с Науменко Климов.

Вскоре в суде появился еще один участник спектакля – Боровичко с нотариально оформленной доверенностью на право представлять интересы Науменко. Боровичко заявил, что его доверитель полностью признает всю сумму долга и готов немедленно подписать мировое соглашение. По нему Науменко обязался в течение пяти дней передать Климову «в качестве отступного» принадлежащие ему обыкновенные акции ОАО «Газпром», находящиеся на лицевом счете в одном из депозитариев. 12 декабря 2012 года Головинский суд Москвы утвердил это мировое соглашение. А уже через пару дней аферисты получили на руки исполнительный лист, по которому переписали акции ОАО «Газпром» на Климова и тут же реализовали их на бирже.

Позже выяснилось, что никаких Климова и Боровичко бизнесмен Науменко не знает, а на договорах займа и нотариальной доверенности его подписи были подделаны. Когда оперативники вышли на след аферистов, они пытались схожим способом совершить хищение акций «Сбербанка» стоимостью более 80 млн рублей. И вот человек с такой «богатой» криминальной биографией собрался освободиться условно-досрочно. Сомнительно, что Вишневский рвется на свободу за тем, чтобы вернуть полмиллиарда рублей потерпевшему. Скорее, наоборот, для того чтобы их еще глубже спрятать.

А вот начальник отряда отдела воспитательной работы с осужденными ФКУ ИК-2 УФСИН России по Рязанской области майор внутренней службы Н.Ю.Зотов считает, что его подопечный Вишневский «вину признает полностью, в содеянном раскаивается. Свой прежний образ жизни осуждает». По крайней мере, так майор Зотов написал в характеристике на осужденного Вишневского Андрея Николаевича, 1961 года рождения. Характеристика подготовлена для Московского районного суда Рязани. Администрация колонии сделала следующее заключение: «…применение условно-досрочного освобождения целесообразно, так как для своего исправления осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания».
И как-то незамеченной осталась характеризующая Вишневского справка психолога психологической лаборатории колонии И.А.Амелиной: «…не раскаивающийся… Способен к рискованному поведению». То есть, откинется, и можно ждать новых сюрпризов.

И еще один нюанс. В интернете на форуме «Зеки и сокамерники – колонии Рязанской области» по поводу УДО в исправительной колонии №2 все отзывы сводятся к одному: малореально и очень затратно. То есть, если человек отбывает наказание за банальную кражу бумажника с парой тысяч рублей – то без вариантов: трубить на швейке до «звонка». Другое дело, если где-то в заграничных банках у тебя на счетах миллионы.

Представитель потерпевшего Александра Науменко, юрист Юрий МИШИН (Москва) и адвокат Алексей ЧАЙКОВСКИЙ (Рязань) напоминают, что условно-досрочное освобождение осужденного от отбывания наказания – это не механическое уменьшение срока наказания после отбытия определенной части. Для освобождения требуется признание, что наказание достигло своих целей, и осужденный не нуждается в его полном отбывании. Его условием является возмещение вреда потерпевшему. Юристы убеждены, что у Андрея Вишневского отсутствует действительное желание и намерение к возмещению ущерба потерпевшему, а поведение осужденного, в том числе сокрытие имущества, говорит о фактическом отказе от возмещения. В этой связи, «несмотря на все положительные характеристики об исправлении и раскаянии, а также сомнительные заслуги осужденного на стадии исполнения приговора и его "участие в общественной жизни" учреждения, сторона потерпевшего полагает, что вопрос УДО Андрея Вишневского является преждевременным».

Юристы считают, что предпринимаемая активность стороны потерпевшего приведет к справедливому рассмотрению ходатайства об УДО Андрея Вишневского, а коррупционная составляющая, если таковая имела место, – будет исключена.
 
 P.S. По инициативе представителей Андрея Вишневского, заявивших ходатайство об отложении судебного заседания для представления дополнительных документов и в связи с принятием мер к полному возмещению ущерба потерпевшему, рассмотрение вопроса УДО отложено до 28 декабря.

Павел ГРЕСЬ