Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№26 от 2 июля 2015 г.
«Стервятники похоронного бизнеса»
Знаменитый рязанский художник рассказывает о запредельном сюрреализме бизнесменов-ритуальщиков


 
Этой невыносимо гнусной историей всемирно известный рязанский художник Алексей АКИНДИНОВ поделился на своей странице в соцсети «Фейсбук». О том, как организовано закулисное взаимодействие служб здравоохранения, правопорядка и частного ритуального бизнеса в Рязани, ­– без купюр в рассказе самого Алексея. 24 июня Алексей сделал запись, названную им ­– «Стервятники похоронного бизнеса»
 
Только сейчас нашел в себе силы написать этот текст и опубликовать его. Информация, размещенная в нем, к сожалению, может коснуться каждого.
 
19 июня примерно в 03.20 (03.30) стало плохо моему отцу; он лежал поперек кровати и трясся в судорогах, было видно, что ему не просто плохо, а он умирает. Я позвонил в скорую помощь, сказал дежурной: «Моему отцу плохо, у него судороги, мне кажется, он умирает, он уже не дышит!» Женщина спросила имя, фамилию, отчество и год рождения отца, также спросила номер моего домашнего телефона. Сказала: «Ждите». 
 
Через пять минут приехала,.. но не скорая помощь, а ритуальная служба, вернее – ее сотрудник. Он позвонил по тому номеру телефона, который я дал оператору скорой помощи. Сказал, что сейчас объяснит нам, какие нужны документы собрать и каковы должны быть наши дальнейшие действия. Я ему ответил: «Подождите, я вызвал скорую помощь, она сейчас приедет, может быть, он еще жив и находится в коме!» Сотрудник ритуального агентства сказал: «А вы знаете, что скорой, возможно, не будет еще три часа?» Говорил он это с интонацией абсолютной убежденности в этом.

 
Прошло полчаса, скорой помощи не было, отец к тому моменту стал холодный, белый, недвижимый, я понял, что он умер. Скорая помощь приехала через полтора часа после моего вызова, примерно в 05.10. Такое складывалось ощущение, что они будто выжидали контрольное время. Медсестра скорой помощи была одна, она даже не прикоснулась к телу отца. На его страховом полисе поставила отметку 05.00, сказала, что вызовет сотрудника полиции, и он заполнит необходимые документы, даст направление на вскрытие.
 
За эти полтора часа, пока мы ждали скорую помощь, тот сотрудник ритуальной службы, что приехал через пять минут после вызова скорой, постоянно звонил нам по телефону и домофону. Мы его не пускали в квартиру и категорически попросили уехать. Позже (еще до приезда скорой) подъехал еще один сотрудник другой ритуальной службы. Они оба стали ожидать у подъезда. 
 
В 06.00 (примерно через час после приезда скорой помощи) приехал сотрудник полиции, заполнил необходимые документы, дал направление на вскрытие. Сказал, что сейчас позвонит в морг «ЗИЛа» и вызовет бесплатную труповозку. Когда полицейский уходил, оба сотрудника ритуальных служб оставались ждать.
 
Прошел еще час. Моя супруга Елена пошла на улицу, чтобы попросить эти ритуальные службы уехать, сказав, что полицейский вызвал труповозку, и мы сами потом все организуем, без их помощи. Один из них ответил: «А вы знаете, что к вам эта труповозка не приедет?»
 
Мы с Леной решили проверить, выехала ли труповозка. Позвонили дежурному Железнодорожного отдела полиции. Он дал нам телефон морга «ЗИЛ». Мы позвонили по этому номеру, там мужчина представился дежурным морга. Мы попросили его узнать, выехала ли труповозка. Он сказал: «Да, выехала, ожидайте». Мы ждали. Никто не ехал. И те двое сотрудников ритуальных служб по-прежнему стояли у подъезда и звонили в домофон и по домашнему номеру телефона. Лена вышла к ним и еще раз попросила их уехать. Ухали они только тогда, когда она начала снимать их и их автомобили на мобильный телефон. Сотрудники ритуальных служб уехали, труповозка не ехала.
 
Мы звонили по тому номеру телефона морга, что дал нам дежурный Железнодорожного отдела полиции, но номер перестал отвечать.
 
Было около 08.00. Мы решили посмотреть номера телефонов морга «ЗИЛ» через интернет. Нашли несколько номеров. Позвонили дежурному. Девушка дала номер сотового телефона непосредственно того человека, который отвечает за труповозку. Позвонили ему, спросили: «Почему вы не едете!?» Он спросил: «Куда?» Мы назвали адрес, он ответил: «По вашему адресу никаких заказов не поступало». Мы спросили: «А вам разве не звонили из полиции, ведь полицейский, который был на осмотре трупа, сказал, что позвонит в морг «ЗИЛа?!» Он ответил: «Нам никто по вашему заказу ничего не сообщал». Далее мы назвали ему номер того телефона, который нам дал дежурный Железнодорожного отделения полиции. Работник труповозки сказал: «Такого номера телефона у морга нет, это жулики».
 
Примерно в 10.00 приехала реальная труповозка и забрала моего отца…
 
Можно было еще написать о многом; о том, например, как сотрудники морга спросили дополнительную плату (мимо кассы) за одевание трупа, или про «чаевые» сотрудникам ритуальных служб, но все это не выходит за рамки разумного, это все может уложиться в голове. Так как у них зарплаты около 7000 руб. Все это можно понять…
 
Непонятно другое:
 
1. Почему скорая помощь ехала полтора часа, хотя я сказал, что, возможно, человек еще жив?
 
2. Почему оператор скорой помощи дает номер домашнего телефона ритуальным службам, заранее зная, что эти ритуальные службы «обдерут» семью, в которой случилось горе, как «липку».
 
3. Почему сотрудник полиции, который приехал для составления документов, нам сказал, что сообщит в морг «ЗИЛа», и они вызовут труповозку? А мы потом узнали, что на самом деле оказалось, что в морг «ЗИЛа» никто по этому заказу не звонил.
 
4. Почему дежурный Железнодорожного отделения полиции дал нам телефон морга «ЗИЛ», но впоследствии мы узнали, что этот телефон не принадлежит моргу «ЗИЛа»? По этому номеру вначале ответили утвердительно и сказали: «Ждите». Но после отъезда сотрудников ритуальных служб (когда Лена стала снимать их на мобильник) тот номер уже не отвечал.
 
Под текст
 
Необходимо отметить, что тема очевидной взаимосвязи между сотрудниками неотложки и ритуальных служб уже поднималась нашими коллегами из интернет-газеты «Вид сбоку». И вызвала определенный общественный резонанс. И также очевидно, что до сих пор не все в этой сфере встало на свои, положенные места.
 
Считаем, что этот материал, основанный на личном рассказе известного рязанца, ставший достоянием общественности, послужит поводом для продолжения работы соответствующих органов в пресечении беспринципных и варварских методов работы тех «контор», которые призваны, в первую очередь, сохранять здоровье живым, заботиться о достойном последнем пути усопших рязанцев и делать это с должным уважением ко всем нам.
 
«Новая газета»
 
P.S. Мы выражаем глубокие соболезнования Алексею в связи со смертью его отца, желаем стойкости в перенесении утраты. И считаем своим моральным долгом помочь ему распространить информацию о беспринципном варварстве, с которым он столкнулся, переживая трагические события.
 
Дословно
 
В соцсетях развернулась нешуточная полемика по поводу случившегося. Комментируя беспрецедентный случай, не стеснялись в выражениях, самое «добродушное» из которых было «шакалы!» Молчание главврача рязанской станции скорой помощи Леонида Тена неожиданно нарушила его дочь, медиа-менеджер Ирина Тен. Ее комментарий в «Фейсбуке» приводим полностью ниже.
 
Ирина Тен: Не хотела писать что-либо про ситуацию вокруг скорой, полагая, что меня-то уж точно причислят к армии защитников Тена. ))) А посему воздержусь от эмоций и оценочных суждений. Буду излагать только факты. В 2012 году «Военно-ритуальная компания» настоятельно предложила моему отцу возглавить передачу информации об умерших. Получив отказ, они предприняли попытку добиться его увольнения и поставить на его место своего человека. Тогда им это почти удалось. И все же отцу удалось отбить их напор. Этой весной ситуация повторилась. «Военно-ритуальная компания», теперь она называются «Ритуал», повторила свое предложение. Сын владельца компании лично приезжал к моему отцу. Получив отказ, он пообещал поток жалоб и негатив в СМИ. Что, собственно, и было проделано. В качестве ответной меры на общем собрании станции скорой помощи коллектив принял резолюцию обратиться в правоохранительные органы с заявлением организовать расследование. По опыту работы станций скорой помощи в других регионах утечка информации ритуальщикам происходит через прослушивание телефонной линии 03, прослушивание радиосвязи (скорая пользуется рациями), взлом сервера (все телефонные звонки записываются и вызовы фиксируются), путем подкупа сотрудников. В пяти или шести (я точно не помню) регионах на станциях скорой помощи каналы утечки информации были обнаружены и виновных привлекли к ответственности. Это было сделано совместными усилиями УВД и УЭБ, поскольку именно эти структуры имеют как правовую, так и техническую компетенцию проводить такого рода расследования. Обращение от коллектива с просьбой найти каналы утечки и прекратить давление со стороны ритуальщиков были направлены в СК, прокуратуру, УВД и ФСБ. Это факты.
 
Пресс-служба УМВД по Рязанской области так прокомментировала пост известного художника:
 
«Нет никакого смысла полицейскому дежурной смены называть «фальшивый» телефон морга. Во всех дежурных частях есть телефоны экстренных служб, медицинских учреждений и моргов. Сотрудники полиции такие телефоны в большинстве знают на память».
 
Алексей АКИНДИНОВ