Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 2 декабря 2021 г.
Свежие новости
Перепутанный бюджет
Чтобы понять, куда пойдут средства рязанских налогоплательщиков, нужно проникнуть в параллельную реальность

Проект областного бюджета принят в первом чтении 23 ноября. Но еще перед этим, 18 ноября, были проведены общественные слушания. Народу, как водится, показали, что от него ничего не скрывают: «Смотрите, мы вам рассказали обо всех наших приоритетах и расчетах, вы это выслушали, задали нам вопросы, мы на них ответили, чем же вы можете быть недовольны?»

 
Рязанская областная дума

В зал заседаний позвали представителей общественных организаций, через видеоконференции смогли задать свои вопросы главы и депутаты муниципалитетов, а в интернете принимались обращения обычных граждан. 

Конечно, ко второму чтению цифры изменятся. Но сейчас общий объем доходов на 2022 год определен в сумме 68,8 млрд руб., а расходов – в 74 млрд руб. Дефицит составил 5,2 млрд руб. (или 7%) – он повысился по сравнению с 5,9% в текущем 2021 году.

Верхнему пределу государственного долга Рязанской области за 2022-2024 годы разрешили вырасти с 28,5 до 32,8 млрд руб. Хотя говорили, что он будет постоянно снижаться.

Остаются сущие крохи

Если бы у нас была Германия, где земли определяют, сколько отчислить федеральному центру, а не наоборот, то вопроса о дотациях у Рязанской области не возникало бы: на нашей территории в 2020 году, к примеру, собрали 183 млрд руб. налогов.

Но в центр уходит львиная доля денег. Рязанцам оставляют не так уж много. По словам регионального министра финансов Марины Наумовой, главную часть собственных доходов Рязанской области составляет налог на доходы физических лиц (НДФЛ), к которым приплюсованы сборы с иностранных граждан, работающих на основании патентов. На втором месте – часть налога на прибыль предприятий. И на третьем – акцизы: бензин, водка и пиво остаются подспорьем для госфинансов.

Экспорт важнее сирот

Если попробовать построить по бюджетным расходам какую-то диаграмму – сколько процентов идет на это, а сколько на это, то придется продираться через терновник настоящей параллельной реальности. Например, строительство физкультурно-оздоровительного комплекса или школы учитывается не как поддержка массового спорта или образования, а как часть выполнения национального проекта «Демография»: мол, улучшение здоровья и развитие инфраструктуры в таком-то районе должно привести к всплеску рождаемости. Улучшение оснащения пожарных учтут не как расходы на экстренные службы, а как часть национального проекта «Экология»: ведь пожарные лес защищают. 

О приоритетах приходится догадываться, только сравнивая между собой некоторые цифры.

На развитие международной кооперации и экспорта (в основном частными предприятиями) государственная власть выделяет 353 млн руб. – больше, чем на приобретение жилья детям-сиротам (314 млн руб.).

На развитие цифровизации и предоставление услуг в электронном виде (то, что и так каждый чиновник с компьютером уже должен бы уметь и мочь) – 226 млн руб., то есть больше, чем на развитие малого и среднего предпринимательства (158 млн руб.)

Ну, а 30% всех расходов составляют межбюджетные трансферы муниципальным образованиям. Деньги спускаются «по вертикали», создавая у нижестоящих начальников чувство благодарности перед вышестоящими: «Не дали, кормильцы, захиреть земству».

 

Андрей ШАМИН