Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 2 декабря 2021 г.
Свежие новости
Мещерский кратер в окружении загадок
Рязанец, возможно, совершил крупное геологическое открытие, но пока оно никого не заинтересовало


В нашей области, в Мещере, есть свой кратер. Так утверждает рязанец, экс-сотрудник пресс-службы гордумы Владислав Страшнов. Он сделал это открытие случайно: прокатился по Шиловскому району, останавливался в некоторых местах подивиться природе, дома решил отследить по карте свой путь. Открыл спутниковую карту и обалдел. Владислав увидел его. Нет – Его. Большой круг. Одна сторона «цепляет» Лашму, Гусь-Железный и Туму, другая теряется чуть ниже по карте, в мещерских лесах. Приблизил спутниковую фотографию – очертания размылись. Снова уменьшил масштаб – вот он, круг. На своем месте. Похож на велосипедную шину, только немного большего диаметра – 50 километров. «Я буду богат и знаменит», – сначала порадовался Владислав. «А, ладно, пусть открытие принадлежит области, – подумал потом. – Главное, у нас теперь есть свой кратер!» Но он оказался никому не нужным, а Страшнова записали в разряд чудаков.

«В РАН отказали, денег не прислали»

Это случилось весной 2020 года, перед самым началом катавасии с пандемией. Страшнову нужно было в командировку в Шиловский район, он отправился с другом-туристом. Проехали они по заброшенным усадьбам, полюбовались на некоторые природные уголки и вернулись домой. Рязанцу захотелось уточнить по карте, в каких точно местах он побывал, это привычка с детства. Работа отца была связана с картами, их всегда дома было много, Владислав с малых лет «читает» их с легкостью. Открыл Яндекс-карты, стал рассматривать. И вдруг увидел тот самый круг.

– Вероятно, в то время, когда сделана спутниковая фотография, была безоблачная весенняя погода и хорошая видимость за счет того, что деревья еще не зазеленели, поэтому мне посчастливилось увидеть столь четкие очертания. Если приблизить снимок, то есть посмотреть на спутниковую фотографию, сделанную с меньшей высоты и в другое время года, то окажется, что все скрыто зеленью, ничего не будет видно. Картинка, которую мы смотрим на компьютере, она ведь не транслируется в режиме реального времени, нет. Это фотографии, сделанные когда-то с разных высот и в разное время года. Но тогда я сделал скриншот, и – это точно! – сам ничего не пририсовывал. В интернете нашел только то, что это может быть ударным кратером, следом от упавшего миллион лет назад метеорита. Еще такой кратер называется «астроблемой». Неказисто, ну да ладно, – говорит Страшнов.

В разговоре посмеивается: сначала представил себя богатым и знаменитым, потом махнул рукой: ну ее, эту славу, главное, что в области будет свое открытие – кратер. Надо же его поскорей как-то зафиксировать, чтобы московские, питерские или – не дай бог! – зарубежные ученые потом не присвоили открытие. Значит, надо что-то делать, стучаться в какие-то двери, шуметь, просить помощи в обследовании местности, да вот беда: нет в регионе специалистов, уполномоченных заниматься метеоритными кратерами. Такие специалисты сидят гораздо выше, в Российской академии наук (РАН). Страшнов взял и написал туда письмо: так, мол, и так, вот вам мое предположение, вот координаты, а вот и скриншот с подтверждением.

– Первая попытка завоевать славу первооткрывателя оказалась неудачной. Результаты своих предположений и снимок кратера я направил по электронной почте в Институт геохимии и аналитической химии имени Вернадского РАН. В ответ сотрудник института попросил представить более развернутые доказательства в обоснование моей гипотезы. То есть провести ряд технически сложных и развернутых исследований на местности со сбором и предоставлением доказательств. Денег на проведение исследований в ответном письме не было, – посмеивается Владислав Страшнов.

«Первооткрыватель» оказался в тупике. На какое-то время он даже решил забыть о своем открытии – не нужен новый кратер стране, что тут поделать?  Но случилось внезапное.

Астроблемки и астроблемищи

Страшнов хоть и сделал прививки, а все же заболел коронавирусом. Заболел в легкой форме, перенес на ногах. Состояние было не то чтобы очень плохое или хорошее, но необычное: будто веселящим газом надышался, все время было легкое перевозбуждение, хотелось что-то делать. Это настораживало. Новоявленный первооткрыватель выздоровел, а беспокойство о судьбе кратера вернулось. Что если о нем так никто и не узнает? Тогда Рязанская область останется без своего кратера. Вон, у соседей в Нижегородской области Пучеж-Катунский кратер есть. Кстати, находится он довольно близко к границе с нашим регионом, и он – единственный разведанный кратер в европейской части России. Его диаметр 80 километров. Всего в стране обнаружено 17 кратеров, самый большой из которых – Попигай. Он находится в Якутии, его диаметр 100 километров. Целый астроблемище. Там же находится еще один, соразмерный нашему, и называется он Кограм. Самые маленькие кратеры – можно сказать, мизерные астроблемки – найдены в Ростовской и Псковской областях: в диаметре они всего три километра.

«В Советском Союзе изучение метеоритных кратеров началось с опознания Попигайской структуры на севере Восточной Сибири как астроблемы в 1969 году группой ленинградских геологов под руководством В.Л. Масайтиса. Основная масса открытий импактных кратеров на территории СССР пришлась на 70-80-е годы XX века. В настоящее время открыто и изучено более десяти достоверных крупных метеоритных кратеров, при этом следует отметить тот факт, что территория современной России имеет достаточно активную геологическую историю, в результате которой было уничтожено большинство метеоритных кратеров, однако при этом можно предполагать, что большое число импактных структур все еще ожидает своего обнаружения», – говорится о российских кратерах в Википедии. И вот кратер, вероятнее всего, обнаружен, но исследовать его никто не спешит. То ли потому, что денег он не принесет, а тратить, наоборот, придется, то ли кратеры стали никому не интересны.

Тайна танцующего леса

Страшнов отступать не собирается. Он обратился через «Новую» ко всем неравнодушным, любителям тайн, ученым и студентам с просьбой откликнуться для совместного изучения «тайны мещерских кругов». Или же понять, кому из ученых эта проблема будет небезразлична.

– Если россияне всерьез заинтересуются сбором доказательств метеоритного происхождения одного из крупнейших кратеров на территории России, я буду очень рад, что внес свой вклад в астрофизику. В стране немало специалистов, которых волнует эта тема. Обращаюсь ко всем любопытным, к энтузиастам и скептикам. Перед нами замечательная возможность прикоснуться к мещерской тайне и, возможно, что-то новое узнать о Вселенной, – призвал он.

Владислав уже и название придумал: «Мещерский метеоритный кратер» – звучит! Это тебе не какой-нибудь Пучеж-Катунский. А пока энтузиасты собирают рюкзаки, а скептики посмеиваются, Страшнов замахнулся еще на одно открытие. Он подумал, что вскоре можно будет разгадать тайну шиловского «пьяного леса» с его «танцующими» деревьями. Он находится примерно в 20 километрах от края кратера.

– Но кто сказал, что от метеорита не мог отделиться осколок и шарахнуть по этому месту? – задается он вопросом и ждет новых спутниковых снимков отличной видимости, чтобы убедиться: да, это кратер, он на месте, он никуда не делся, поджидает своего официального открытия и обещает раскрыть ученым тайну своего происхождения.  

 

 

 

 

 

 

Екатерина ВУЛИХ