Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№48 от 3 декабря 2015 г.
Свежие новости
«Платон» не друг
Всё 30 ноября я провел с дальнобойщиками, которые пытались принять участие в масштабной акции протеста на МКАД. В своем большинстве это индивидуальные предприниматели, которые считают, что государство одним махом поставило их бизнес на грань выживания, когда ввело систему «Платон», заставляющую платить за провоз груза по федеральным трассам общего пользования.



Собранные деньги якобы должны пойти на ремонт дорог, как будто мало топливного акциза и транспортного налога. Многие, впрочем, думают, что отрасль просто «отдали на кормление» сыну спарринг-партнера Владимира Путина по дзюдо миллиардера Аркадия Ротенберга.

Даже если на эти деньги действительно будут чинить дороги, а многочисленные технические ошибки в работе «Платона» исправят, система все равно останется очень тяжелым ярмом на шее дальнобойщиков. По их словам, ее проектировали люди, которые вообще ничего не понимают в грузоперевозках.

Зачастую водители уже в дороге договариваются взять груз в обратную сторону или работают в такой глуши, что физически не смогут заполнять маршрутные карты в электронной системе. Многие, особенно старшее поколение, вообще не пользуются компьютерами, так что им придется каждый раз ездить в офис на ул.Свободы.

Забастовка вместо шоу?

Однако никакой масштабной акции протеста 30 ноября дальнобойщикам провести не удалось, несмотря на то, что проблема стоит очень остро. Почему ничего не получилось? Причин несколько, хотя все они переплетены между собой.

Рязанские водители решили ехать на легковых автомобилях, беспокоясь за свои дорогостоящие грузовики. Безусловно, акция уже выглядела странно. Их опасения усилились, когда по интернет-форумам и радиочастотам стала гулять информация о том, что на подходах к Москве ОМОН и даже бронетранспортеры (своими глазами я ни того, ни другого не видел). Ко многим дальнобойщикам по всей стране (в том числе и рязанским) домой заглянули сотрудники ГИБДД и управления по противодействию экстремизму, попросив их подписать типовые уведомления об ответственности за противоправные действия. Тех, кто все же отважился ехать на грузовиках из других регионов, полицейские останавливали на трассах, блокировали на стоянках и забирали у них права.

Те, кому удалось доехать до окрестностей Москвы по трассам М5 и М4, просто постояли на обочине кучками из 20–30 человек под надзором полиции. Из-за того, что у дальнобойщиков нет общепризнанного лидера или центра принятия решений, отдельные группы могли координировать усилия лишь между собой. Никакого понимания общей картины в этот день не было.

Беседуя с дальнобойщиками, я услышал от них, что акция изначально была обречена на провал. По их мнению, шансов заблокировать МКАД не было, так как грузовики не пустили бы в Москву, а если они все-таки смогли пробраться на «кольцо» – их оттуда быстро бы вывезли.

Сами дальнобойщики уверены, что смогли бы добиться своего настоящей забастовкой. Для этого им достаточно одну-две недели прекратить возить грузы по всей стране, после чего в магазинах элементарно начались бы перебои. Эффектно, эффективно и не рискуешь взятой в многомиллионный кредит машиной. Но и тут – «вот если бы все», а на «всех» надежды мало. В пиковые моменты протестной активности часть водителей действительно переставала работать, но многие продолжали. Кто-то объяснял товарищам, что сделает только пару рейсов «на поддержание штанов» и для оплаты кредитов. Другие – вовсю пользовались тем, что клиенты были готовы заплатить больше, лишь бы доставить свой товар.
 
Константин ФОМИН, vidsboku.com