Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 4 августа 2011 г.
Свежие новости
Политика улицы
Почему для некоторых рязанцев площадь предпочтительнее парламента



В минувшее воскресенье в Рязани состоялся марш протеста. Несколько десятков человек под проливным дождем прошли запрещенным шествием от площади Ленина до Рязоблдумы, хлопая в ладоши (а-ля белорусская «революция через социальную сеть») и скандируя антиправительственные лозунги. По признанию самих несогласных, эта акция стала самой успешной за всю историю существования «Стратегии-31» в нашем городе.

За последний год в Рязани было проведено несколько десятков (если не сотен) политических митингов и демонстраций. Согласно нашим наблюдениям, такой активности не наблюдалось даже в самые «кризисные» 2008 и 2009 годы. И пусть пока эти акции по большей части немногочисленны, однако людей, следящими на протестными выступлениями, уж точно не меньше тех, кто предпочитает следить за заседаниями регионального парламента. В чем причина выхода на улицу одних и смещения главного объекта интереса у других?

Сами оппозиционеры (в первую очередь имеется ввиду т.н. «внесистемная оппозиция») говорят, что митингование для них – это единственный способ донести свою позицию до более-менее широкого круга людей. Действительно, некоторые из реально существующих политических сил («Другая Россия», Партия народной свободы) не только не представлены в парламенте и не имеют, соответственно, гарантированного времени присутствия в СМИ, но даже официально не зарегистрированы. Их мнение, если оно не подкреплено организованным «народным возмущением», никому не интересно. Правда еще и в том, что выводя людей на митинги, несогласные стремятся научиться использовать страх власти перед уличными акциями. Тут мэры и губернаторы сами играют на руку организаторам выступлений, запрещая все и вся.

Однако главная причина пусть и медленными темпами, но все же возрастающего уличного протеста, в постепенном возвращении «отбитого» в 90-е гг. интереса граждан к политике. Социологи фиксируют все большую заинтересованность людей в участии в современном политическом процессе. А так как парламент у нас, как известно, уже давно не место для дискуссий, а исход выборов давно всегда известен заранее, то улица единственное место, где действительно есть что-то «живое» и непредсказуемое.

На пользу уличным «заводилам» идет и инертность традиционных политиков, которые оказываются не в состоянии эффективно использовать думскую трибуну для привлечения к себе внимания. Парламентские оппозиционеры практически «сливаются» с лояльным большинством и никак не могут выделиться на общем фоне скучного для широких масс законотворчества. Относительно них крикуны на площадях способны снискать куда больше симпатий электората.

Конечно, в ближайшее время предсказываемого некоторыми политологами полноценного перемещения политики на улицу не произойдет. Во всяком случае, пока численность акций не возрастет хотя бы в несколько раз. Однако о параллельном сосуществовании политики официальной и уличной говорить можно. Марширующие несогласные – это уже не маргиналы, вызывающие у публики лишь непонимание. И считаться с ними придется уже как власти, так и респектабельной оппозиции.
Отдел политики