Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№34 от 5 сентября 2019 г.
Без вести пропавшая с 20-летним стажем
 Белорусская девочка, исчезнувшая в конце прошлого века, нашла приют в Рязани и отыскала настоящих родителей

В понедельник, 2 сентября, МВД Беларуси опубликовало видеоролик о Юлии Гориной (Моисеенко), которая в 1999 году в четырехлетнем возрасте исчезла в электричке в Пуховичском районе Минской области. Все это время девочку искали, но безрезультатно. А в августе 2019 года в Пуховичский РОВД позвонил россиянин Илья Крюков и рассказал, что с Юлей все в порядке. Все это время она жила в Рязани и ничего не знала о своей настоящей семье.



Четырехлетняя девочка пропала 1 октября 1999 года. Отец девочки Виктор собирался ехать из Нового Села, где в тот момент жила семья, на рынок продавать картошку. Младшая дочь уговорила взять ее с собой. По словам папы Юлии, они возвращались домой на последней электричке, и в какой-то момент на него напали неизвестные. Он потерял сознание, а когда пришел в себя, дочери рядом не было. Отец с матерью сначала пытались искать Юлю самостоятельно, опрашивая людей на станциях и в электричках, а затем обратились в милицию. Но усилия правоохранительных органов ни к чему не привели – девочка как в воду канула.

«Я помню только, как меня нашли. Как я попала в Рязань. Меня высадил здесь с поезда незнакомый мужчина. Оставил на вокзале. Помню, как он меня просто спустил из вагона на перрон и поехал. Это я сейчас помню и помнила всегда. В детстве еще рассказывала своим родителям-опекунам, что ездила поездами с какой-то парой. Что мы прятались от милиции, долго ходили. Меня же потеряли в Беларуси 1 октября, а в Рязани нашли только 21-го. То есть я три недели была с этими мужчиной и женщиной. С ними мы прятались от милиции, скитались где-то», – вспоминает Юля.

21 октября 1999 года сотрудники отдела милиции на станции «Рязань-2» обнаружили девочку примерно четырех лет. Взрослых рядом с ней не было. Девочка назвала свое имя – Юля, помнила, что маму зовут Людой, а папу Витей, рассказала, что у нее есть брат и сестра. Но о том, где живет, малышка ничего сообщить не могла. 

Милиционерам и в голову не могло прийти, что родные ребенка находятся за тысячу километров от места ее обнаружения. У Юли нашли книжку из библиотеки города, расположенного в Рязанской области. В итоге пришли к выводу, что близкие просто бросили девочку – таких историй в 1990-х была масса. 

Дату рождения Юли записали, что называется, на глаз – 1 октября 1996-го, после чего отправили ее в центр для детей, попавших в трудную ситуацию. Ребенку присвоили новую фамилию – Иванова. После шести месяцев безуспешных попыток розыска родных Юлю передали в семью опекунов.

О том, что растет в приемной семье, Юля знала. Говорит, несколько раз пыталась искать настоящих родителей.

«Я всегда помнила, что мою настоящую маму зовут Люда, а папу – Витя. Также помнила маленького мальчика. Теперь оказалось, что это был мой брат. В 1999-м ему было всего шесть месяцев. Я запомнила, как он спал в тазике. Еще я рассказывала, что у меня есть старшая сестра. Все это оказалось правдой. Единственное, чего я не помнила, это того, где я жила. Поэтому меня искали в России, в Рязанской области», – рассказывает Юлия.

О том, что она из Беларуси, женщина узнала только в конце августа 2019 года. Вместе со своим другом Ильей она нашла информацию о себе на белорусских сайтах. Молодые люди позвонили в Пуховичский РУВД. Белорусская милиция отреагировала быстро. Юля приехала в Пуховичи. Там в РОВД ее уже ждали биологические родители. Здесь же Юле сделали ДНК-тест, который доказал, что она действительно та четырехлетняя девочка, которая потерялась в электричке 20 лет назад.

По словам девушки, первая встреча с биологическими родителями и сестрой была очень эмоциональной. После Пуховичей они поехали в деревню, где жила семья до исчезновения Юли. Сейчас родители собираются приехать к ней в Рязань. Зовут переехать назад в Беларусь, но Юля пока не думает об этом. Говорит, что испытывает большой стресс от переездов.