Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№17 от 6 мая 2021 г.
Отец драконов
 Валерий Шадский – об энергетической подушке, прививке от жестокости и «Золотой маске»

Своего первого Дракона Валерий Шадский выпустил в 1981 году. Страна еще переживала эпоху застоя, но предчувствие скорых перемен уже будоражило этот летаргический сон. Молодой режиссер только-только возглавил Рязанский театр кукол. Строилось новое здание, воодушевленная труппа ждала творческих прорывов и экспериментов. И театр кукол, взяв пьесу Евгения Шварца (на которую для драматических театров тогда было наложено негласное вето), выпускает свой первый спектакль для взрослых. Сегодня, спустя 40 лет, Валерий Шадский вновь обращается к драконьей теме, но в спектакле для самых маленьких зрителей. «Как научить дракона летать» – спектакль про доброго, еще «неоперившегося» Дракончика, в котором взрослый Дракон отразился как в камере-обскура: Дракончик оказывается Ланцелотом, а люди кричат: «Монстр!» – и сами дышат пламенем. 

«Чудовищные проблемы – это проблемы размером с чудовище»

Дракончик появляется в спектакле как настоящее чудо! Влетает в зал через распахнутые двери, расправляет крылья в свете прожекторов и загадочно поблескивает перламутровой чешуей... Он даже не рычит, как все уважающие себя чудовища, а ласково курлычет. В общем, само волшебство и очарование! Вот только жители города, куда по случайности залетело это дивное создание, остались крайне недовольны: Дракончик разлегся на главной улице, перекрыл парковку напротив торгового центра, словом, коллапс!



В сказке Татьяны Бадаловой, по которой поставлен спектакль, четко разделены два мира: взрослых и детей. И художник спектакля – лауреат «Золотой маски» Виктор Платонов – также противопоставляет их на сцене. Мир взрослых плоский и шаблонный, в нем нет никаких тайн и загадок: фанерные куклы карикатурны, городские дома складываются, как колода карт, а здание банка раздувается от важности. Детский мир объемный, фантазийный, в нем можно играть с Дракончиком и поджаривать в его огне орешки. Даже взрослые артисты охотно превращаются в озорных пацанов и девчонок. С удовольствием дурачатся, танцуют и запускают бумажные самолетики!



Но, увы, даже на театральной сцене сказочному миру так трудно устоять под натиском взрослой рациональности и жестокости. Вызвать мэра! Найти начальника полиции! Объявить военное положение! В своем желании избавиться от непонятного и такого неудобного существа горожане готовы идти на любые – даже драконьи! – меры. Порой текст сказки настолько злободневен, что напоминает сводки современных новостных порталов (поневоле вспомнишь, что автор Татьяна Бадалова – профессиональный журналист, главный редактор газеты «Комсомольская правда – Рязань»). А уж когда на сцене появляется ружье, которое по законам жанра просто обязано выстрелить, начинаешь готовиться к худшему…

Но, как настоящий сказочник, Валерий Шадский, конечно же, не смог оставить своего героя в беде. И пока город праздновал победу над чудовищем и вновь торопился жить своей серьезной взрослой жизнью, он сотворил маленькое чудо. Дракончика научил летать, а всех зрителей – верить в добро и сострадание.

Театральная вакцина



Новый спектакль Валерия Шадского «Как научить дракона летать» – ироничный, легкий, с пронзительным финалом. И тот факт, что новый Дракончик «вылупился» спустя 40 лет после предыдущего, возможно, совсем не случаен. По планам спектакль должен был выйти в прошлом году, но пандемия внесла свои коррективы. В результате постановка «дождалась» 2021 года, подарив нам такое любопытное – юбилейное – совпадение:

– В нашей жизни случайностей не бывает. Честно говоря, я об этом даже и не думал. Но сколько вещей с нами происходит, когда мы не думаем и не подозреваем, а потом вдруг оказывается!.. Наверное, все неслучайно. Тогда был один Дракон, теперь совершенно другой – Дракончик. Даже отношение к драконам стало за эти годы совершенно иным и с точки зрения искусства, и с неких жизненных позиций. Если раньше Дракон воспринимался исключительно как тиран, то теперь это волшебное создание, представитель сказочного мира. Хотя страх перед Драконом по-прежнему остается...


Сцена из сектакля «Дракон». 1981 год
 
 
– Когда делали этот спектакль, думали о Шварце?
– Возможно, в подсознании это и сидело, но, когда работаешь над новой постановкой, сосредотачиваешься на других вещах. Хотя в сцене со стариком-ювелиром, когда он вспоминает, что «в стародавние времена драконы охраняли золото и драгоценные камни», мне вспомнился большой Дракон. Мы с ним вместе как бы повздыхали о минувших днях… Когда за плечами десятки работ, такие переклички происходят постоянно. В мае, например, исполняется 130 лет со дня рождения Михаила Булгакова, будем вспоминать наш легендарный спектакль «Мастер и Маргарита».

– Татьяна Бадалова написала прекрасный сказочный текст, который, тем не менее, наполнен грустными реалиями современного мира: тут и загазованный воздух, и переполненные парковки, и злобный налоговый инспектор, уморивший старичка-ювелира…
– О, что касается инспектора, то здесь спектакль уже начинает обрастать историями. После очередного показа в книге отзывов появилась такая запись: «Все замечательно! Но зачем же вы так обидели налогового инспектора?» И подпись: «Сотрудник налоговой службы». Вот такая обида осталась!.. Вообще с Татьяной Бадаловой мы давно поддерживаем дружеские контакты. Она пишет любопытные сказки, и вот одна из этих историй – про Дракончика – как-то сразу легла мне на душу. Текст современный, в нем бездна иронии, юмора, колоритные персонажи. И ситуативно многие вещи совпадают с тем, что происходит не только у нас в стране, но и за рубежом. Получилась такая всемирная история. Мне показалось, что эта сказка написана взрослым человеком с детской душой. Ее будто рассказывает ребенок, который смотрит на всех нас и удивляется бессмысленности взрослой жизни.

– Поэтому вы изменили финал сказки? В вашем спектакле Дракончик остается жив в отличие от авторского текста.
– Да, мы переделали концовку. На самом деле с детьми можно и нужно говорить обо всем, даже о смерти. Самое главное, как это делать. Важно, чтобы ребенок выходил из театра не с печальным настроением, а с возвышенным. Он должен знать, что добро все-таки побеждает. Если проводить ассоциации с сегодняшним днем, то театр – это вакцина, прививка от жестокости. Здесь юный зритель может пережить маленький момент страдания, сострадания, который потом позволит легче преодолеть большие сложности. Сегодня мы все ощущаем, что мир стал жестче. И порой кажется, что зла на планете стало больше. Конечно, человеческие пороки были во все времена, но сегодня как никогда много соблазнов и провокаций: телевидение, интернет, глобальные сети, которые затягивают на самое дно… Мы гоняемся за удовольствиями и прибылью, не замечая красоты и простых радостей. Драконов стало больше, а Дракончиков меньше.

– Интересно, что весь взрослый мир в спектакле сделан одномерным, и только два персонажа: ребенок и Дракончик – представлены объемными куклами.
– Да, мы это специально обговаривали с художником Виктором Платоновым. При входе в зал зритель сразу видит взрослый – плоский – мир. На сцене публику встречают две ростовые фигуры – солидные взрослые господа в смокингах и цилиндрах. И вдруг оказывается, что внутри каждого из них живет веселый маленький человечек, который выбирается наружу и начинает рассказывать сказку. В процессе рождения идеи спектакля я вспоминал, как в детстве мы любили строить штабы, устраивать потайные убежища где-то под столом, в ящиках, шкафах. Такие тайники мы сделали и на сцене, декорации очень интересные, они легко трансформируются и таят в себе много неожиданных сюрпризов.

Надо сказать, что спектакль выпускался довольно сложно, поскольку попал в самый эпицентр пандемии. Он прерывался, потом возобновлялся, долгое время мы работали удаленно. И в результате, когда мы все-таки встретились в реале, надо было фактически начинать все с нуля. Переделывать всегда сложнее, чем делать заново. Но я доволен результатом. Сейчас в нашей труппе много интересных молодых артистов. Я признателен педагогам Ярославского, Екатеринбургского театральных институтов, Нижегородского театрального училища: они подготовили прекрасную молодежь, которая замечательно влилась в коллектив нашего театра. Этот спектакль идет в двух составах: в одном случае дуэт Александра Григорьева и Юрия Матвейцева дополняет Оксана Матвейцева, в другом – Антонина Григорьева. Актрисы разные по темпераменту, поэтому и спектакли получаются совершенно разными. И каждый раз интересно наблюдать, как они по-новому раскрываются.

Мне очень нравится этот спектакль. Возможно, потому что с годами я стал сентиментальнее. Или просто хочется отдохнуть от нашего сумасшедшего времени… Показать зрителям «театральное зеркало». И чтобы они увидели себя в нем не в привычном виде с макияжем и важным выражением, а искренними, радостными, с блестящими глазами.

Маски, лебеди, клошары

– Валерий Николаевич, вы уже упомянули пандемию. К сожалению, без обсуждения коронавируса сейчас не проходит ни один разговор. Как для вас прошел этот год? 
– Понимаешь, какая штука, в этом мире нет ничего однозначного. Да, много потерь, утрат, горестей. Но, теряя, мы острее ощущаем ценность того, что у нас есть. Жизнь обретает новый смысл. Люди открываются по-новому. Друзья становятся еще важней. Если говорить о театре и профессии, то пандемия дала толчок развитию фантазии. Мы перешли в интернет-пространство, появилась масса виртуальных проектов – это все расширяет актерский багаж. Честно скажу, мне перестраиваться было сложнее, чем молодым. Но зато сейчас работать перед веб-камерой стало привычным делом. Конечно, театру пришлось тяжело в финансовом плане. Сейчас, пусть и в условиях пятидесятипроцентной наполняемости, мы стараемся «залатать дыры», много работаем, увеличиваем количество спектаклей. Но, надо сказать, это довольно трудно, причем не только физически, но и эмоционально. Чисто актерски нелегко играть на полупустой зал. Энергетическая подушка зрительского восприятия зависит от многих факторов, в том числе и от количества. Но мы, как оптимисты, считаем, что зал наполовину полон.

– 22 апреля в концертном зале «Зарядье» состоялась церемония вручения Российской Национальной театральной Премии «Золотая маска». И впервые в списке победителей прозвучал наш город: спектакль Рязанского театра кукол «Пегий пёс, бегущий краем моря» одержал победу в номинации «Куклы/Работа художника». Валерий Николаевич, в вашем лице хочется поздравить весь коллектив и, главное, художника спектакля Виктора Антонова. Награда высокая и поистине долгожданная.
– Бесспорно, победа в таком престижном конкурсе – это серьезное достижение для театра. Но, честно признаюсь, я всегда был против соревнований в искусстве. Мы все такие разные, что судить, кто лучше, просто невозможно. Поэтому, например, наш фестиваль «Рязанские смотрины» всегда был неконкурсным. Все его участники – это друзья и коллеги, которые вместе радуются успехам друг друга и вместе огорчаются неудачам (если они случаются). И это нам помогает сохранять уважительное, почти семейное отношение среди кукольников по всему миру. Что касается «Золотой маски», у Рязанского театра кукол с ней давние отношения. Наша труппа с номерами «Танец маленьких лебедей», «Клошар» участвовала в самых первых церемониях вручения наград. Но сам я туда ни разу не ездил. А тут, полежав с коронавирусом в больнице (хочется выразить огромную благодарность сотрудникам «красного коридора» ОКБ им. Н.А. Семашко, которые вытаскивали меня из «лап» этой заразы!), стали одолевать всякие мысли. «Время идет, и срок уже близенько», – как писал Александр Сергеевич Пушкин. В общем, решил, что надо хоть раз испытать ощущения от «Золотой маски» и пребывания в Москве.

– Оправдались ожидания?
– С одной стороны, да, безусловно. С другой, лишний раз убедился в правильности своих убеждений. Все очень торжественно, красиво. Можно разок-другой потешить самолюбие… Но не это главное. Мы работаем для зрителей, и именно они являются нашими главными судьями. Любое жюри – это, прежде всего, люди, каждый со своими вкусами и пристрастиями. Мне самому довелось судить огромное количество всевозможных конкурсов, так что я представляю, насколько нелегко приходится жюри «Золотой маски». А в этом году было представлено особенно много интересных работ, и жюри постаралось отметить всех, никого не обидеть.

Вот новый поворот

– К вопросу об огромном количестве интересных работ, вас чем-нибудь еще можно удивить в театре кукол?
– Перефразируя Пушкина: «Ах, удивить меня не трудно. Я сам удивляться рад!» Иногда смотришь и поражаешься, как до всего этого можно додуматься! Например, спектакли Яны Туминой – это нечто совершенно невероятное.

– А что скорее поразит: техническое новшество, спецэффект, внутренний посыл?..
– Решение. Взгляд. Техника везде примерно одинаковая, а вот люди – разные. И когда видишь неожиданный поворот, трактовку, это всегда удивляет. Возможно, в конечном итоге это может мне и не понравиться. Но точно не оставит равнодушным.

– Валерий Николаевич, завершая, все-таки опять вернусь к драконьей теме. Если бы сегодня решили обратиться к пьесе Шварца, о каком бы Драконе был спектакль: внешнем или внутреннем? Какой страшнее?
– Никогда об этом не задумывался, для меня возвращаться к старым спектаклям всегда очень сложно. Текст Шварца – это уже признанная классика. В любые времена он позволяет провести массу аллюзий и параллелей. Скажу так, человеческой натуре свойственны определенные проявления. Русский человек издавна привык жить, с одной стороны, общиной, а с другой – при царе. Так что мы всегда жили одновременно под Драконом, и от этого, видимо, с Драконом внутри. Человеческие пороки неискоренимы. И порой, пытаясь избавиться от Дракона, мы сами создаем себе нового. Говоря словами Шварца: «Лучший способ избавиться от Дракона – это иметь своего собственного». Так что, наверное, я ставил бы спектакль обо всем этом. Все очень просто, надо не с Драконами сражаться, а становиться людьми.
Вера НОВИКОВА
На сайте https://vsemobili.ru можно быстро продать автомобиль.