Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№17 от 6 мая 2021 г.
Свежие новости
Игра воссоздающего воображения
 Как Юрий Чернов стал главным подвижником спортивного ориентирования в Рязани

В конце апреля юбилей отметил судья всесоюзной и всероссийской категорий Юрий Иванович Чернов. Из восьмидесяти прожитых лет 56 верой и правдой служит спортивному ориентированию. Он первый председатель областной секции этого вида спорта, первый президент региональной федерации, почетный член федерации спортивного ориентирования России.



– Активно заниматься спортом начал в 6–7 классах, когда учился в школе в Мурманске, – начинает свой рассказ Юрий Иванович. – Отец у меня был военным, и мы мотались по всему Северу. Потом переехали в Сортавала, где я сначала вошел в районную команду по лыжам, а затем попал в сборную Карелии по легкой атлетике. В ее составе принял участие в зональном первенстве РСФСР среди школьников в Вологде. В 1958 году поступил в Петрозаводский государственный университет на физико-математический факультет, где тренеры за меня «зацепились». С ходу мы выиграли городскую эстафету, и я попал в сборную карельского ДСО «Буревестник».

– А когда состоялось знакомство с видом спорта, ставшим вашей судьбой?
– Первый опыт получил в 1963 году в университете, когда капитан команды Валерий Кюн (впоследствии первый мастер спорта СССР по спортивному ориентированию в Рязанской области, –Ю.М.) собрал команду из любителей активного образа жизни для участия в республиканском туристическом слете, но продолжения это не имело. По окончании вуза проходил воинскую службу на Кольском полуострове на военно-морской базе Северного флота в Гремихе. Затем Кюн помог мне осесть в Рязани, 43 года я отработал в НИИ ГРП «Плазма».

– Вы оказались в числе пионеров спортивного ориентирования?
– В 1963 году все только зарождалось в Советском Союзе, чуть позже очередь дошла до РСФСР. В городе зашевелились, появились энтузиасты, в числе которых Кюн, Елисеев и я. Меня настолько втянуло в этот процесс, что никак не отпускает до сих пор. 

– И чем же оно вас покорило?
– Видимо, тем, что это интеллектуальный вид спорта, где нужно не только быстро бежать, но еще и головой думать. На первых порах рабочих в ориентировании практически не было, в основном инженеры, выпускники техникумов. Я себя не ломал, это какой-то внутренний зов. В совете по туризму тогда работал инструктор, отвечавший за ориентирование, оно называлось туристским. А мы хотели проводить соревнования по чистому ориентированию, потому что уже появились единые правила. И наша задача заключалась в том, чтобы отойти от совета и создать свой вид спорта, в связи с этим даже возникло противостояние. Как-то само собой у нас произошло распределение обязанностей: Кюн занялся подготовкой сборных команд, спортивным направлением, на меня легли все организационные моменты, внутреннее развитие, связь с организациями, поиск подходящей местности. Лет семь я являлся председателем областной секции, то есть человеком, который все это двигал.

– Что наиболее запало в память из того времени?
– Чтобы получать спортивные звания, нужно было проводить у себя какие-то соревнования. Мне удалось решить этот вопрос, и в 1971 году в районе деревни Кельцы прошли первые в регионе зональные соревнования российского масштаба с участием 22 областей и автономных республик. Одновременно проводился отбор в сборную, съехалось около ста мастеров спорта со всей страны, Прибалтика тогда оставалась вне конкуренции. В 1975 году в Касимове состоялась международная товарищеская встреча между командами Болгарии, Венгрии и СССР. Год спустя я стал первым в Рязани судьей всесоюзной категории.

– Юрий Иванович, простыми словами, что представляет собой ваш вид спорта?
– Спортивное ориентирование зародилось более ста лет назад в Скандинавии, оно требует хорошей физической и умственной подготовки. Надо передвигаться на высокой скорости – от четырех до шести минут на километр, независимо от того, что на пути: горная часть, болото или другие естественные преграды. Чтобы добиваться высоких результатов, у спортсменов должно быть развито так называемое воссоздающее воображение, что дано не каждому.